«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта

Большаков И. В.
«Предопределение и толкование снов в Древнем Египте. Историко-философский аспект.»

СПб.: Алетейя, 2007. — 268 с.: ил.

В торая половина прошедшего года ознаменовалась выходом новой книги в серии «Aegyptiaca» санкт-петербургского издательства «Алетейя». Книга, посвященная редкой для отечественной науки о Древнем Египте теме – предопределении, судьбе, снам и их толкованиям, безусловно привлекает внимание и могла бы стать настоящим открытием в череде переизданий устаревшей литературы, которым в последние годы так грешат различные издательства. Если бы не некоторые очень значимые замечания.

Начну с того, что автор совершенно не знаком с последней профессиональной литературой по заявленной теме. Превосходные работы Каси Шпаковска, которая является в настоящее время крупнейшим и авторитетнейшим специалистом в области представлений о сновидениях и снотолковании в Египте фараонов, ни разу не упомянуты в книге И.В. Большакова (Szpakowska K. Behind Closed Eyes. Dreams and Nightmares in Ancient Egypt. – Swansea, 2003; Szpakowska K. (Ed.) Through A Glass Darkly: Magic, Dreams and Prophecy in Ancient Egypt. Classical Press of Wales, 2006). Эти две работы превосходят свой русский «аналог» во всем, включая методологию, знание материала, уровень проведенного анализа источников, количество включенных в работу источников. Те немногие зарубежные египтологические работы по теме, которые автор знает, датируются 1950-ми годами, а порой и вообще стоят на пороге XX века. Указывая на задней стороне обложки, что «книга посвящена оригинальной теме, которая никогда прежде не привлекала внимания отечественных специалистов-египтологов», издательство также лукавит, так как в моей последней работе (Солкин В.В. Столпы небес. Сокровенный Египет. М.: Вече, 2006) отдельная глава (с. 205-249) посвящена именно этой проблеме; автор, думается, знаком с этой публикацией, раз цитирует на страницах своей работы мою статью «Пространство сна и сонники фараонов», написанную для информационного портала «Правда.ру» в качестве предварительной рекламы готовившейся к выходу книги. Видимо, нигде более уважаемый И.В. Большаков не смог найти информацию о том, где был найден папирус Честер-Битти III, раз решил таки сослаться на мою работу. При этом книга изобилует ссылками на «труды» И.В. Рака и даже на «Энциклопедию египетской мифологии» от «Эксмо» (с. 31 и далее), которые никак не связаны с профессиональной египтологией и изданы с вопиющими ошибками. Стоит, наверное, упомянуть, что именно по Раку, а не по источнику «цитируется» массивный фрагмент папируса Весткар (с. 32-34), а «додуманное» Раком (на основе беллетризированного издания сказок Древнего Египта Гастоном Масперо в XIX веке) завершение «Сказки об обреченном царевиче» анализируется наряду с египетскими текстами.

О самих источниках. Книга написана предельно неаккуратно – ссылки на большинство указанных текстов отсутствуют. Причем на одной и той же странице соседствуют точные указания на определенный том издания текстов храма Хатхор в Дендере, до страницы, как и положено, и «одна стела XIX династии». Такие примеры есть по всей книге. Да и может ли идти речь о необходимом однообразии, когда на одной странице (с. 22) одновременно встречаются три разных варианта огласовки имени бога Амона: Амон, Амун и Амен? Всячески показывая свою приязнь к наследию Ю.Я. Перепелкина, И.В. Большаков активно использует его огласовки египетских имен, при этом оставляя в привычном «школьном» прочтении те имена, которые в работах Ю.Я. Перепелкина не встречаются (с 37 и др.). В итоге разночтения невероятные. Порой пропущены даже годы издания книг, на которые ссылается автор (с. 47), а топонимы присутствуют то на русском, то на зарубежных языках (с. 30).

Знания древнеегипетского языка у автора также не особенно профессиональны, как это ни печально: фактические ошибки при переводе текстов замечены мной на стр. 29, 34, 35, 37, 38, 39, 70 и других, и это притом, что я не ставил перед собой «вычитать» книгу; просто невероятные ляпы, когда, например, понятие смерть понимается как имя фиванской богини Мут, очень бросаются в глаза. В этом контексте крайне сомнительно выглядит попытка автора большой блок текста посвятить подстрочному переводу знаменитого «Сонника Кенхерхепешефа», эта задача во многом стала для него непосильной. Апофеоз книги наступает в главе, посвященной снотолкованию в Египте, где главным объектом внимания автора становится… библейский Иосиф. Анализируется Ветхий завет, приводятся десятки ссылок на авторов, занимающихся иудаикой, приводятся фрагменты текстов из коранической традиции. И это все ради персонажа, не единого египетского подтверждения реальному существованию которого не существует, в чем, что удивительно, в конце признается и сам автор. При этом снабжая итог главы ссылкой на «устное сообщение от О.Д. Берлева» о том, что гробница Апер-Эля, семитского везира Севера эпохи Тутанхамона, не так давно найденная в Саккаре, это и есть гробница Иосифа (с. 243). Думается, что Ален Зиви, французский египтолог, нашедший эту гробницу и опубликовавший соответствующие материалы, пришел бы в ужас, если бы узнал о том, насколько «высок» уровень профессионализма в российской египтологии. Нет, это не выводы несуразные делаются из сложного материала, наоборот, невероятные выводы с упоминанием важного археологического открытия делаются на фоне… полного отсутствия какой-либо доказательной базы к громкому утверждению. Впрочем, работ Алена Зиви в ссылках книги И.В. Большакова также нет, зато там активно присутствует одиозная книга Д.И. Введенского, изданная в 1914 году, в которой явно ангажированный и крайне религиозный автор пытается всеми правдами и неправдами доказать факт существования библейского персонажа в реалиях «гиксосского» Египта. Обратите внимание, работы московского египтолога М.А. Коростовцева, сделавшего важные замечания по проблеме взаимоотношения Египетской и иудейской культур, т.е. непосредственно связанные с рассматриваемой проблемой не упомянуты вообще. Не учтены работы М.А. Коростовцева и в пространных рассказах о «Доме Жизни» и проблеме египетского храмового образования. А между тем – по этим вопросам именно работы Коростовцева, как всем хорошо известно, являются основополагающими на русском языке. После их прочтения не появились бы поражающие фрагменты текста, где вотивная стела называется «могильной плитой» (с. 42), а Рамсес IV не стал бы Ра-месе-сом I (c.42).

Тема, заявленная в книге, не раскрыта. Если первая ее часть, посвященная понятию «шаи» еще претендует на научный подход и содержит, несмотря на ошибки, некоторую аналитику, то о снах И.В. Большаков не сказал почти ничего. Нет ни материалов о том, как египтяне понимали сны, ни как представляли себе пространство сновидения, ни как оперировали с ним. А ведь источников на этот счет имеется масса. Даже царские сны, которые у автора упомянуты отдельно, просто скатываются к банальному пересказу текста или цитированию его перевода. Очень печальное зрелище. При том десятки страниц предоставлены сравнениям египетских мировоззренческих категорий с тибетскими и индуистскими; присутствуют обширные экскурсы в тантристские практики и рассказы о паранормальных способностях. Безусловно, в умелых руках этот метод сравнительного анализа мог бы дать очень выигрышный результат. Но для этого надо знать материал. И египетский. И буддийский. Хорошо знать. Тогда не получится невероятных выводов, например, о ритуале инкубации «речь идет об искусственном приведении сознания в определенное состояние, чтобы достичь цели» (с. 220). Египетские тексты говорят об обратном, а вот для автора монографии такой вывод «вполне очевиден». Складывается ощущение, что автор, насобирав кучу материала не смог ни обработать его, ни систематизировать, ни дать сколько-нибудь авторский взгляд на то, как же толковали сны в Египте. При сравнении с работами той же Каси Шпаковска результат выглядит особенно удручающе. Не понятно, куда смотрел увешанный регалиями "научный редакционный совет"серии, когда утверждал издание книги.

© Виктор Солкин
  
  
В содержание
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013