«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Ладислав Бареш: работать как египтянин

Ладислав Бареш — выдающийся чешский египтолог, профессор и специалист по династиям Древнего царства — сталкивается с множеством проблем в египетской пустыне, умело «лавируя» в сфере египетских чиновников и простых местных рабочих, где царит жесткая иерархия.

— Общество обычно считает ученых специалистами в очень узкой области, часто недооценивая их. Кто же такие египтологи?

— Хороший египтолог прежде всего должен быть хорошим ученым. Он должен быть предан тому делу, которым он занимается, вкладывая в него свою душу. В то же время ему необходимы реальные жизненные навыки и хорошие человеческие качества, так как часто приходится сталкиваться с «добыванием» различных грантов и разрешений на раскопки, общаться с чиновниками и местными жителями. Исходя из собственного опыта, хочу заметить, что многие воспринимают нас как исключительных и особенных людей. Египтология — это образ жизни, который поглощает тебя целиком. Например, стоит мне дома «отключиться» на минутку, молча уставившись в пространство, как моя жена тут же скажет: «Опять перенесся в Египет!» А я действительно чувствую себя наполовину египтянином.
  

— Можете ли Вы описать вашу организационную структуру и основную деятельность?

— У нас единая организация и мы работаем под руководством профессора Мирослава Вернера, что касается археологических работ, то в этой области мы делимся на несколько подгрупп. Я возглавляю подгруппу, занимающуюся большими гробницами-шахтами, датируемыми серединой первого тысячелетия до н. э. Группа профессора Вернера работает, главным образом, с царскими комплексами 5 династии, т. е. того периода, когда Абусир стал царским некрополем. Наконец еще одна подгруппа, под руководством доктора Вахалы, исследует частные гробницы конца третьего тысячелетия до н. э. Когда профессор Вернер бывает в отъезде, его замещаю я или доктор Вахала.
  

— Каким для Вас должен быть идеальный руководитель?

— Очень трудно четко определить качества идеального руководителя, т. к. в реальных жизненных ситуациях необходимо вести себя по-разному. В нашей работе, конечно, необходимо иметь достаточный авторитет в области науки, хотя, не менее важными являются дипломатические качества, так как работа в сфере чешско-арабского сотрудничества предполагает понимание другой ментальности и социальной культуры. Большим преимуществом является, несомненно, личное обаяние, которое очень ценится в арабском мире, и способность поставить себя на место другого человека и относиться к нему с уважением — будь то высокий чиновник или простой местный рабочий.
  

— Каким образом Вам удается преодолеть природную недоверчивость местных жителей?

— На это требуется не один год, хотя наша страна уже давно хорошо зарекомендовала себя в Египте. Чехия никогда не была колонизатором, поэтому здесь наши позиции сходятся. Это очень важный момент, особенно для местных жителей, которые видят в нем много общего между нашими народами. Бедные, в экономическом отношении, страны не очень заботятся о таких вещах, как доверие или отсутствие такового. Их, в основном, занимают более «земные» проблемы, например, пропитание. В Египте иностранец — это, прежде всего, источник дохода, а нам приходится отклонять множество кандидатур.
  

— Как Вы приспосабливаетесь к огромному количеству культурных различий?

— Я путешествую по Египту с 1974 года, т. е. я уже к ним привык. Хотя наши молодые коллеги всегда на первых этапах испытывают культурных шок. Прежде всего мы должны приспособиться к местному ритму жизни, выработанному здесь тысячелетиями. Пятница — это выходной день, а согласно новым правилам, к нему прибавляется еще и четверг. Таким образом, если мы хотим работать в четверг, мы должны получить официальное разрешение. Таких же правил необходимо придерживаться во время полевых работ — рабочий день здесь продолжается с 7:00 до 14:00.

— Каким образом осуществляется работа с местными наемными рабочими?

— В Египте существует «старшие» в среде рабочих, которые по-арабски называются «раисами». Мы всегда набираем рабочих с их помощью. Они курируют работу наемных рабочих и ремесленников, которые являются членами Совета по наемной силе. Обычно мы не вмешиваемся в их отношения и споры, что, по правде говоря, от нас и требуется. Это самый простой способ избежать конфликта, так как помимо существующего языкового барьера большинство рабочих еще и неграмотны.
  

— Воспринимают ли вас местные рабочие как «начальство», к которому надо относиться с уважением?

— Определенно да. Возможно, отчасти потому, что само по себе египетское общество очень иерархично по сути своей, это касается отношений как в семье, так и на работе. Некоторые семьи работают здесь уже более ста лет. Да и мы сами, работая в Абусире уже 40 лет, стали членами этой большой семьи. Это очень важно также и из-за сохранения безопасности, так как хранение огнестрельного оружия или кровная месть до сих пор в Египте считаются в порядке вещей.
  

— Каким образом проходят полевые работы и как Вы общаетесь с рабочими?

— Общие вопросы обычно обсуждаются накануне крупных полевых работ, во время праздников или после завершения работ дома у одного из старших рабочих.

Когда мы работаем на месте раскопок, требуется более детальное разъяснение предстоящих задач на текущий день, тогда стакан чая со старшими мастерами становится частью утреннего ритуала. Таким образом, мы пытаемся приспособиться к местным традициям, что позволяет свободно обмениваться мнениями и находить компромисс с местными жителями.
  

— Есть ли у рабочих расписание, которого необходимо придерживаться? Что обычно бывает, когда оно нарушается?

— Расписание работ всегда устанавливается на весь сезон раскопок. Это один из основных пунктов договора с рабочими. Конечно, мы должны иметь в виду некоторые отклонения в расписании, так как археологическая исследовательская работа связана со многими нестандартными ситуациями, которые трудно спланировать или предсказать заранее. Конечно, возможны изменения установленного расписания. Если рабочие работают недобросовестно, результатом может быть роспуск бригады. Обычно мы сглаживаем конфликты при непосредственном участии других членов общины и наших египетских друзей.
  

— В чем состоит основное отличие между увлеченными своей работой учеными и наемными рабочими?

— Ученый главным образом движим жаждой знаний. Некоторые рабочие желают продолжить семейную традицию, которая приносит определенный успех. В основном деньги являются главным мотивирующим фактором для местных рабочих.
  

— Есть ли в Вашем коллективе женщины?

— Да, есть. В Египте женщина занимает второстепенные позиции — это «мужская» страна. Здесь женщина должна бороться за уважение и признание. Наша коллега, доктор Квета Смолярикова, добилась в этом больших успехов, так как наши рабочие считают, что она работает лучше многих мужчин. Это одна из самых больших наград, которые женщина может заслужить в Египте. В последнее время египтология становится все более феминизированной наукой. Две наши студенческие группы преимущественно состоят из женщин.
  

Основные этапы карьеры Ладислава Бареша:

1975 — завершил изучение египтологии и арабского языка в Charles University School of Philosophy и начал работать сотрудником Charles University Egyptology Institute в Праге и Каире.
1982 — участвовал в раскопках, во время которых были обнаружены папирусы царя Неферефра (середина 5 Династии).
1983 — участвовал в раскопках, во время которых были обнаружены фрагменты царских статуй в комплексе царя Неферефра.
1996 — участвовал в открытии неразграбленной гробницы-шахты вельможи Иуфаа.
1998 — участвовал во вскрытии саркофага господина Иуфаа.

© «Prague Tribune»
© Авторизованный перевод: Наталия Королева

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013