«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Отто Шэден: в поисках забытой гробницы


Отто Шэден у входа в новую гробницу — KV63

Археологией правит триумвират «классических» находок, которыми измеряют уровень всех остальных: Троя, Мачу Пикчу и гробница Тутанхамона. Этот перечень, весьма условный, возможно, увеличился на один пункт в прошлом месяце, после того, как американский археолог Отто Шэден и его команда обнаружили в Долине царей нетронутый тайник с мумиями — первый за 80 лет, прошедшие со времени блистательного открытия Картера. Поразительно, что новая находка сделана в пяти метрах от входа в гробницу Тутанхамона.

Шэден — директор проекта по реставрации и документации гробницы царя Аменмесеса и сотрудник Института Египетского искусства и археологии Университета Мемфиса. В своем эксклюзивном интервью с «Egypt Today», непосредственно у входа в новую гробницу, он говорит о том, что, похоже, это наивысшая точка его карьеры.
  

— Каково это, наткнуться на такую уникальную находку, после долгого пути к совершенно другим целям?


Отто Шеден с рабочими

— Ну, прежде всего, мы ни на что не «натыкались», мы это даже не искали (смеется). Мы всего лишь раскапывали эти основания домов для строителей гробниц. В процессе мы решили не только расчистить это место, но и проверить, что находится под ним. Меньше всего мне хотелось бы, чтобы потом, спустя 10 или 20 лет, кто-либо пришел бы и сказал: «Эй, парень, было глупо пропустить это!» Ну, вот мы и исследовали фундаменты домов, понимая, что как только представится возможность, мы посмотрим, что есть внизу. В последний день прошлого сезона мы были в заключительном углу раскопа и собирались заканчивать работы и возвращаться к другим делам, как вдруг обнаружили устье шахты. Начинать что-либо в конце сезона было поздно, и потому мы планировали вернуться в этом году и получили разрешение продолжать. Через неделю мы достигли дна шахты и дверного проема. Мы сделали отверстие в штукатурке и с трудом заглянули внутрь.
  

— Сколько времени понадобилось на то, чтобы понять, что Вы нашли нечто очень значимое для всего мира?

— У нас были люди, ушедшие из команды в прошлом году, и они знали, конечно, но мы могли говорить о наших планах только с членами того, что называется «узкий круг». Приходилось держать, как говорят военные, «тишину в эфире», чтобы мы смогли подготовиться ко всему спокойно. Мы засыпали весь раскоп в прошлом году, но сделали все так, чтобы вход можно было раскопать в этом году очень легко. Получив разрешение продолжать работы, в этом году мы приехали, все нанесли на карту, и расчистили участок так, что можно было приступать к гробнице. Я отправил письмо по электронной почте д-ру Захи Хавассу, а позже информировал его обо всех новостях в нашем деле. Вчера вот только послал ему новые фотографии с места работ.


Отто Шэден и его египетские коллеги заглядывают внутрь погребальной камеры

  
— Исходя из того, что уже известно, можете ли Вы сказать, что этот тайник не имеет других помещений?

— Не думаю, что там есть еще что-нибудь. Это шахта и одна камера, по крайней мере, так все это выглядит. Как уже сообщалось, внутри несколько саркофагов, часть из них — в довольно плохом состоянии, другие, наоборот, в превосходном. Мы пока все еще работаем у двери, нужно зафиксировать все, закартографировать; мы еще не на том этапе, чтобы приблизиться к саркофагам и изучать их, или же посмотреть, что внутри, хотя бы имена выяснить. Больше всего мы хотим найти имена.


KV63: семь саркофагов и 28 сосудов с жертвенной пищей

  
— Если бы Вы могли видеть будущее в хрустальном шаре, какие имена Вы рассчитывали бы увидеть?

— Не люблю хрустальные шары. Не люблю спекулировать. Люблю работать по принципу: увидим, — скажем. Мы работаем для этого и, если надписи внутри сохранились, мы сможем сказать Вам, кто лежит внутри. Это может быть кто-то, кого мы знаем, а может быть — и неизвестный до этого человек. Такое в истории Долины царей уже случалось.


KV63: один из саркофагов, принадлежащий, возможно, ребенку

  
— Ожидаете ли Вы, что эти саркофаги помогут заполнить лакуны в египтологии?

— Если мы найдем имена, то да. В этой же долине есть гробница, номер 36, которая состоит из шахты и родной камеры, как и эта; найдена она была в 1890–х годах. Принадлежала она человеку по имени Маихерпери и многие предметы из нее — значимые памятники собрания Каирского музея. До того, как нашли эту гробницу, никто не знал о существовании этого человека. То есть, если на наших саркофагах есть надписи, то это может оказать как известный нам человек, так и совсем новый. О многих членах царских семей и вельможах двора мы ничего не знаем и потенциал нашей находки, таким образом, очень велик.
  

— Конечно, каждое новое открытие пополняет багаж знаний.

— Надеемся.


KV63: маска женского саркофага, лежащего поблизости от входа

  
— Если бы Вы смогли указать уровень значимости этой находки, как Вы думаете, будут ли говорить о ней через два или три десятилетия?

— Трудно сказать что-либо, пока мы не закончим работу и не поймем, кто перед нами. Из-за этого находку очень трудно оценить. Впрочем, бесценны все гробницы этого места, ведь они принадлежат людям, жившим тысячелетия тому назад. Мы знаем очень много об этих людях, однако в реальности, все это лишь капля информации по сравнению с тем, что здесь действительно происходило.
  

© David Lee Wilson, «Egypt Today»
© Авторизованный перевод: Виктор Солкин
  
  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013