«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


Мухаммед Ибрагим:
первое интервью Министра.


Спустя почти два месяца с момента вступления в должность, Министр по делам древностей Мухаммед Ибрагим поделился с корреспондентом «Аль-Ахрам» Невин эль-Ареф своими планами по сохранению и развитию египетского культурного наследия. Эти планы, в частности, включают увеличение стоимости входных билетов для туристов.


После нескольких месяцев административной чехарды, египетские памятники и монументы вновь получили собственное министерство. Министр по делам древностей стало частью Правительства «национального спасения» (NRG), возглавляемого премьер-министром Камалем эль-Ганзури.

С момента начала в прошлом году январской революции многие древние вещи, находившиеся в египетских музеях, хранениях и в археологических зонах пострадали от небрежения и халатности, некоторым объектам повезло ещё меньше. Воцарившийся хаос разрушил систему охраны правопорядка во всей стране, и грабежи стали обычным делом. Между тем, официальная структура – Высший совет по древностям, позднее присоединённый к Министерству культуры, без конца менял статус: от Министерства по делам древностей до независимого Высшего совета по древностям при правительстве.

Наконец, когда два месяца назад Высший совет вооружённых сил сформировал Правительство национального спасения, египетские древности вновь оказались под эгидой собственного министерства – Министерства по делам древностей, первым лицом которого стал Мохамед Ибрагим, до этого возглавлявший Отделение подготовки англоговорящих гидов Факультета искусств университета Айн Шамс. Новый министр стал вторым в истории главой Министерства по делам древностей после более известного археолога Захи Хавасса.


Д-р Ибрагим с сотрудниками Египетского музея в Каире.

Ибрагим отнюдь не сторонний человек в ведомственной иерархии. После получения специальности египтолога в Каирском университете, он 8 лет проработал инспектором храмов Абу-Симбела, затем старшим инспектором Эдфу, Ком Омбо и Асуана в Верхнем Египте, и наконец генеральным инспектором района Саккара к югу от Каира.

В 1987 Ибрагим оставил работу "в полях" и перебрался во Францию, где защитил докторскую степень в Лионском университете. Кроме того, он получил диплом музейного управляющего в Американском Центре Информации (США). Помимо научной деятельности в университетах Александрии и Айн Шамс, Ибрагим возглавлял музеологическую работу и отвечал за внутреннее обустройство строящегося Великого Египетского Музея, который должен будет сооружён на плато Гиза.

Светлые деревянные панели на стенах резко контрастировали с широкими коричневыми портьерами и огромными книжными полками, набитыми книгами по археологии и информационными бюллетенями. Приветствуя корреспондента «Аль-Ахрам», Ибрагим с улыбкой встал из-за большого элегантного стола, заваленного бумагами.

Несмотря на радость от нового назначения, Ибрагим вполне отдаёт себе отчёт в том, что должность главы Министерства по делам древностей – нелёгкое бремя.

«Сейчас я в ответе за каждый древний камень в Египте. Сохранение бесценного наследия такой страны – весьма нелёгкая задача, – заявил Ибрагим. – Я не хотел бы обсуждать произошедшее в недавнем прошлом; моё дело внедрить новые подходы и претворить в жизнь план по обеспечению эффективного управления, развития, защиты и сохранения нашей культурной сокровищницы для будущего».


Д-р Ибрагим на приёме у Камаля эль-Ганзури.

Ибрагим пояснил, что его первейшей целью является реорганизация Административного совета – мозгового центра министерства, ответственного за ключевые решения – с целью перераспределить текущую нагрузку путём "вливания свежей крови" в Совет. При этом новыми членами Совета станут не только работники министерства, но также видные журналисты и общественные деятели.

Министр особо отметил, что СМИ – это двустороннее окно, которое не только информирует население о политике и археологической работе министерства, но и отражает мнение общественности о его стратегии.

«Такая реорганизация привнесёт в Совет новые прогрессивные идеи и заложит фундамент институциональной системы для реализации независимых археологических проектов, не привязанных к личности конкретного министра, – объяснил корреспонденту Ибрагим. – Я намерен опираться на достижения предыдущих министров и генеральных секретарей, учитывая их ошибки, а не начинать с нуля, отметая прошлое. Если я достигну этой цели, мою миссию как министра можно будет считать выполненной».

Как далее рассказал Ибрагим, им запланированы и другие изменения в структуре министерства, которые бывший министр Захи Хавасс не успел осуществить.

Предполагаемые реформы включают пересмотр функций Высшего совета по древностям – будет решаться вопрос, останется ли он в составе министерства. В сложном для страны 2011 году Высший совет по древностям не раз превращался в министерство и наоборот.

С целью убедиться, что его план действий должным образом претворяется в жизнь, Ибрагим совершил ряд инспекционных поездок по музеям и местам раскопок: от Египетского музея на площади Тахрир до Александрии, Луксора и Асуана. В ходе этих поездок министр предлагал пути благоустройства археологических зон, а также встречался с сотрудниками на местах, знакомился с их проблемами и в результате обещал удовлетворить все требования работников.

По мнению министра, его ревизионные туры помогли доказать, что Египет безопасен, и способствовали восстановлению потока отдыхающих в страну.


Во время открытия Национального музея в Суэце.

В рамках музейной программы Министерства только недавно открылись Национальный музей Суэца и Музей крокодилов в Ком Омбо, продолжается реконструкция недавно открытой Аллеи сфинксов в Луксоре. Изменения затронут и Греко-римский музей в Александрии, в котором планируется расширить экспозицию за счёт прилегающего здания.

Ибрагим также намерен попросить губернатора Каира передать министерству сгоревшее в ходе Январской революции здание Национальной партии, расположенное позади Египетского музея. Считается, что этот участок некогда принадлежал министерству, и если собственника не удастся достоверно установить, то министр будет настаивать, чтобы руины передали в его ведение, поскольку выгоревшее здание находится в зоне безопасности музея – оно признано аварийным и может рухнуть в любой момент.

«Сгоревшее здание… пополнит список туристических достопримечательностей, как Берлинская стена», – считает Ибрагим. По его мнению, эти руины уже стали частью истории, и остатки стен стоит сохранить в качестве иллюстрации революционных событий 2011 года.

«Я хотел бы выполнить ряд задач в максимально сжатые сроки, чтобы продемонстрировать общественности, какие огромные усилия прилагает министерство для сохранения национального наследия», – заявил Ибрагим.

Однако, по словам министра, недостаток финансирования и падение доходов от туристического сектора поставили под угрозу незамедлительное исполнение его планов. Дыры в бюджете – наиболее серьёзная проблема вверенной ему структуры.

Ибрагим сообщил, что задолженность министерства перед строительными компаниями, осуществляющими реставрационные и девелоперские проекты, уже перешагнула рубеж в 1 млрд. египетских фунтов, не говоря уж о правительственной ссуде в размере 350 млн. фунтов на покрытие операционных расходов.

К счастью, финансирование Великого Египетского музея и Национального музея египетской цивилизации осуществляется за счёт средств ЮНЕСКО и Японского агентства по международному сотрудничеству (JICA).

Министерство является самофинансируемой структурой, бюджет которого основывается на предполагаемом доходе от продажи билетов в музеи и археологические зоны. Ибрагим планирует решить проблему нехватки средств путём увеличения платы за посещение исторических памятников на улице Эль-Муизз в Средневековом Каире, тем более что сейчас силы безопасности и полиция вернулись туда, равно как и в археологические зоны и музеи всей страны.

Доходы от увеличения расценок, которые составят 100 фунтов для иностранца и 1 фунт для египтянина, пойдут на реставрацию и поддержание памятников исламской культуры.

Подорожание также коснётся входных билетов на такие объекты, как Ворота Футух в северной стене средневекового Каира, школа толкователей Корана Насер Мухаммед, комплексы Баркук и Калаун, бани Инал, школа Камелия, сабиль Хесру (городской фонтан), обсерватория Салехия и дворец Баштак.

2,5 млн. фунтов из гранта, выделенного на раскопки в Луксоре организаторами выставки Тутанхамона в Японии, планируется направить на программу медицинского обслуживания сотрудников министерства.

«Начинающие археологи и временные работники в числе моих главных приоритетов», – утверждает Ибрагим. Он пообещал в четыре этапа трудоустроить 16 600 временных работников, причём последний этап должен завершиться в конце 2012 года. При этом треть из 6000 выпускников должны получить работу в министерстве в соответствии с утверждённым графиком.

Согласно объявлению, опубликованному в ежедневных газетах «Аль-Ахрам» и «Аль-Акбар», все временные сотрудники министерства должны подать документы в канцелярию, чтобы их могли впоследствии трудоустроить.

«Министерство по делам древностей – это дом и радушный работодатель для всех выпускников Факультета археологии», – сказал Ибрагим, заметив, что в будущем он намерен совместно с министром образования добиваться того, чтобы студенты получали те навыки, которые наиболее востребованы в их профессиональной области. Например, если министерству необходимо больше реставраторов, руководство факультета должно поощрять студентов обращаться на Кафедру реставрации для участия в научной работе и стажировок за рубежом.

Несмотря на все усилия, направленные на защиту древнеегипетских памятников, многие опасаются усиления влияния радикальных исламистских движений, особенно после впечатляющих результатов, продемонстрированных Братьями-мусульманами и салафитами на национальных парламентских выборах. Эти движения воспринимаются как угроза памятникам эпохи фараонов, поскольку радикалы способны призвать к уничтожению древнеегипетских статуй или запретить туристам, не готовым соблюдать все местные традиции и обычаи, посещать страну. Так, недавно салафиты накрыли тканью обнажённую статую русалки, выставленную в Александрии.


Открытие мемориальной доски в память о жертвах революции в Суэце.

«Никогда ни один салафит или кто бы то ни было ещё не станет угрожать древнеегипетским монументам, поскольку они есть часть нашего национального самосознания, – с иронией заметил Ибрагим корреспонденту. – Египтяне по натуре мирный народ, и такого рода слухи явно преувеличены. Все египтяне, независимо от религиозной принадлежности, верят в Бога и прекрасно осознают ценность своего древнего наследия. Коран призывает мусульман учиться у предков, восхищаться Вселенной и изучать её, чтобы познать Бога и уверовать в него».

По словам Ибрагима, если бы ислам угрожал древним монументам, то арабский военачальник Амр Ибн эль-Ас первым бы разрушил древнеегипетские храмы и гробницы после завоевания страны в 640 г н.э.

На вопрос о том, будет ли он продолжать организовывать зарубежные древнеегипетские выставки, министр ответил, что такие выставки – прекрасные проводники египетской цивилизации, побуждающие людей приезжать в страну.

Ибрагим всецело поддерживает эту традицию, однако, по его мнению, процедура отбора и транспортировки памятников нуждается в пересмотре. Он добавил, что египетские законы, касающиеся древностей, также регулируют этот процесс.

А что он думает по поводу частных визитов в археологические зоны, особенно в свете того, что они приносят министерству жизненно необходимые живые деньги? И что ему удалось извлечь из шумихи вокруг праздничных мероприятий, запланированных на 11/11/2011?

«Древности вне политики», – отрезал Ибрагим.

Так продолжит ли Министерство сотрудничать с иностранными археологическими миссиями?

«Я не могу запретить им работать в Египте, поскольку это единственное место, где они могут получить практический опыт в египтологии. Тем не менее, мы намерены повысить отдачу от такого сотрудничества, предложив специалистам иностранных миссий обучать большее количество археологов на раскопках, в реставрационных мастерских и в музеях».

Министерство уже предприняло определённые шаги, чтобы защитить Египетский музей на площади Тахрир от повторения событий, случившихся в первую неделю январской революции. Обеспечена безопасность не только самого музея, но и здания Национального географического общества, соседствующего со сгоревшим Институтом Египта. Все окна и металлические ворота обоих зданий были покрыты толстыми алюминиевыми листами.

«Я настроен оптимистично, и вижу, что мы ещё многое можем сделать для укрепления и защиты культурного наследия Египта, но нам следует запастись терпением», – заключил Ибрагим.


© «Аль-Ахрам»
© Авторизованный перевод, дополнения: Анастасия Репина
© maat.org.ru


Назад в «гостиную»

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013