«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Сохаг: путешествие через пески времени

Провинция Сохаг очень богата археологическим материалом, но развитие индустрии туризма, которая могла бы приносить ощутимый доход в местный бюджет, находится на весьма низком уровне. Невин Эль-Ареф отправилась туда вместе с экспертами, которые должны были разработать план развития этой области, став свидетелем очень интересных событий.


Храм Сети I. Колоннада перед святилищем Осириса

Хотя мой род и происходит непосредственно из Сохага, лично я была там лишь однажды, когда в 1998 году посещала различные археологические памятники. Настоящая же поездка стала для меня второй, причем именно в ней я поняла, сколь много значит для меня Сохаг. Нет, дело не только в интереснейшей истории этих мест, где прошлое буквально витает в воздухе, ежеминутно напоминая о себе, но и в великолепной природе. Это действительно то место, которое создано для отдыха, отдыха в тихой сельской местности бок о бок с ее приветливыми жителями.

Трудно поверить, что в греко-римское время провинция Сохаг была плотно заселена, являясь центром производства саркофагов, знаменитых портретов и тканей.

Мы провели ночь в Луксоре, а на утро началось наше незабываемое путешествие.

Это была приятная поездка через наиболее плодородные земли, которые я когда-либо видела. За окном автомобиля мелькали сцены из жизни простых феллахов, жизни, которая не претерпела изменений за последние сотни и даже тысячи лет: зеленые поля разбивались разнообразными пальмами, группами уток, ослов, коров и верблюдов; несколько фермеров складывали недавно собранный сахарный тростник. Его вид возбудил в нас необыкновенный аппетит: как было бы хорошо просто сидеть и посасывать сладкий сок... Но это была рабочая поездка, а потому и времени на остановку не было.

Залитый солнцем пейзаж продолжал проплывать за окном: на отмелях канала сидели местные женщины, стиравшие одежду и мывшие посуду; несколько девушек шли вдоль канала, изящно балансируя с полными кувшинами на голове... Словом, трехчасовая поездка пролетела незаметно.

Когда мы достигли Ахмима, священного города бога Мина, то оказались в гуще шумной толпы, где сгрудились туристы, продавцы сувениров, автобусы, машины, телеги, ослы. Все, казалось, куда-то необыкновенно спешили. Поддавшись общей атмосфере, мы также помчались к современному исламскому кладбищу, которое расположено на холме, где предположительно находится крупный храм времен Рамсеса II: действительно, из песка все еще видны части древнего святилища. Осмотрев его, мы направились в музей Сохага.

Общий план работ, которые предстоит произвести в этом районе, подразумевает то, что кладбище будет срыто, дабы облегчить раскопки нижней части холма, где находится основная часть храма. Это совсем не новая идея, потому как еще 11 лет назад был принят проект по развитию города Эль-Кусар и прилегающих к нему территорий. В настоящий момент работы возобновились, и, как нам стало известно, раскопки будут идти параллельно с переносом кладбища и переселением, причем все должно быть закончено уже к 2005 году.


Вход в храм Сети I. XIX династия

Яхья эль-Масри, генеральный директор древностей Верхнего Египта, любезно согласился быть нашим гидом, показав окрестности и местный археологический склад. Это был первый раз, когда я удостоилась чести войти в помещение, которое являлось хранилищем самых различных древностей. К моему удивлению, бесценные предметы искусства были буквально свалены и разбросаны по всей комнате без какого либо порядка или систематизации. Среди них лежала маленькая, частично поврежденная мумия ребенка. На полу валялась известняковая стела. Эль-Масри как бы вскользь заметил, что это — «верхнеегипетский Розетский Камень».

Его комментарий пробудил в нас интерес, и мы склонились над памятником. Это была хорошо сохранившаяся стела, два метра длиной и полтора шириной. «Это приказ об исправлении древнеегипетского календаря, которое было произведено во время царствования Птолемея III (242 — 222 гг. до н. э.), — сказал нам наш гид. — Как Вы можете видеть, текст сохранился в двух системах письма: иероглифической и демотической. Здесь же есть пустое место, которое было оставлено мастером для греческого варианта. Но, видимо, что-то, в конечном счете, помешало ему закончить работу».


Осирис, великий владыка
Тинитского нома. Рельеф
из храма Сети I в Абидосе
  

Согласно надписи, в стране утверждались новые религиозные культы и фестивали, создавались новые жреческие должности. Помимо этого говорилось и о сражениях, которые происходили между Египтом и Сирией в царствование этого фараона. Верхняя часть стелы украшена изображениями самого Птолемея, его сестры Береники, богов Осириса, Хора, Нефтиды и Мина.

Хочу отметить, что было достаточно захватывающе смотреть на этот памятник и сознавать, что «Розетский Камень» не уникален. Стела была раскопана год назад в руинах храма Нага эль-Дейр, в 450 километрах к югу от Сохага. «Она была обнаружена расколотой, но археологам удалось собрать ее из разрозненных кусков», — сказал эль-Масри. Он также добавил, что работы по расшифровке текста еще не были в полной мере завершены.

Нашей второй остановкой стало незаконченное здание местного музея Сохага, которое находится в живописном месте: с одной стороны свои голубые воды несет Нил, с другой — пролегает главная дорога на Сохаг. Рядом находится сад и офис отделения министерства туризма Египта.

Строительство музея было заморожено в 1999 году. Причина довольно банальна, — не хватает средств. К счастью, совсем недавно лично президентом Мубараком было предоставлено 5 миллионов египетских фунтов, а потому работы по завершению музея должны вскоре вновь возобновиться.

Маленькое здание состоит из двух этажей. Первый, или подземный этаж, включает в себя зал для мумий, библиотеку, фотографическую и реставрационную лаборатории, а также маленький кафетерий. На верху же будут выставляться собственно экспонаты, собранные со всего Среднего Египта. Число их должно составить около 5000.


Осирийон затопленный водами Нила

Мы скромно перекусили, а затем отправились на западный берег Нила, в Абидос. В древности этот город был посвящен Осирису, голова которого, согласно древним текстам, была захоронена именно здесь. Более того, именно из Абидоса начинались пути Ро-Сетау, ведшие в загробный мир.

Конечно, первым делом мы поехали к храму Сети I, стены которого покрыты одними из наиболее совершенных в своем художественном исполнении рельефами. Храм состоит из семи святилищ, посвященных «божественному Сети», Осирису, Исиде, Хору, Амону, Мут и Хонсу.

Габалла Али Габалла, Генеральный Секретарь Высшего совета по древностям, рассказал нам удивительную историю об английской девушке, которая покинула свою родину ради сказочной страны на берегах Нила. Дороти Иди, как звали девушку, вышла замуж за египтянина, родив ему сына Сети. Всю свою оставшуюся жизнь она посвятила Абидосу и храму, воздвигнутому отцом Рамсеса II: «Всю себя она отдала на изучение рельефов и расшифровку текстов. После ее смерти, Дороти, новым именем которой стало Омм Сети, «мать Сети», была похоронена вблизи храма великого фараона», — говорил нам Габалла. Он также добавил, что местные жительницы до сих пор погружаются в священные воды Осирийона, дабы возвратить себе способность к деторождению.


Дороти Иди (1904–1981)
  

Солнце было уже низко над горизонтом, когда мы покидали это незабываемое место, собираясь еще раз возвратиться сюда для исследования гробниц I и II династий. На пути в Луксор мы наблюдали картину истинной деревенской идиллии: после тяжелого дня семьи неспеша шли домой, погоняя перед собой коров и нагруженных водой ослов. Наши же мысли были лишь о том, как сделать эту землю еще более процветающей, привлечь инвестиции, туристов...
  

Улыбка загадочной принцессы

То, что началось как спор о переносе исламского кладбища в Ахмиме, закончилось спором по поводу идентификации замечательной статуи, обнаруженной 21 год назад и в настоящей момент выставленной в музее Сохага. До последнего времени она считалась изображением Меритамон, любимой дочери Рамсеса II.

Я была в составе группы, которая во главе с Габаллой Али Габалла совершала поездку в Ахмим. Делегация осматривала археологические работы и обсуждала вопрос о как можно более скором переносе кладбища, которое все больше мешало раскопкам храма Рамсеса II. Я отправилась к месту работ, а когда вернулась, то разговор уже переключился на статую Меритамон.


Ахмим. Колоссальная статуя
царицы Меритамон.
Известняк. XIX династия

  

Дело в том, что я присутствовала как раз в тот момент, когда этот шедевр был извлечен из земли и перевезен в музей Сохага, а потому с увлечением слушала беседу Габалла и Яхья эль-Масри.

Колосс, высота которого составляет 11,5 метров, воистину прекрасен, но изображает ли он действительно любимую дочь Рамсеса II, как это считали раньше? У меня была великолепная возможность воочию убедиться в том, что египтология — не только раскопки, но и кропотливый анализ, оценка, изучение найденного материала.

Габалла утверждал, что лицо колосса выполнено в амарнском стиле: «Меритамон» имеет миндалевидные глаза, типичные для амарнского времени, ее чувственные губы четко очерчены..., — говорил он. — Все это — характерные черты древнеегипетского искусства определенного периода, которые могут отодвинуть время датировки статуи даже к эпохе Аменхотепа III. Более того, видна небольшая выпуклость живота, а платье плиссировано так, словно относится к амарнскому периоду». В то же время он добавлял скорее машинально, нежели сознательно, что это, конечно, может быть и последствием, наследием эпохи «Великой Ереси».

Эль-Масри не соглашался: «Мы можем быть уверены, что статуя изображает именно Меритамон, потому как сохранившийся картуш является оригиналом. Он не был ни стесан, ни исправлен, а титулы, выписанные на спине колосса, полностью повторяют те, что были обнаружены в храме Нефертари в Абу-Симбел».

В поддержку своей гипотезы эль-Масри указал на то, что черты лица этой статуи точно сходятся с бюстом Меритамон, найденного в Рамессеуме.


«Белая царица». Портретный
бюст Меритамон из Рамессеума.
Известняк. Каир, Египетский
музей
  

Тем не менее, Габалла настаивал на том, что с тем же успехом колосс мог быть изваян в мастерских эль-Амарны, но оставался неподписанным, пока Рамсес II, который, по правде говоря, грешил узурпацией, не надписал его именем своей любимой дочери. В поддержку своей гипотезы Габалла привел тот факт, что под основанием статуи было найдено 13 блоков, надписи на которых датируются временем реформ Эхнатона.

«Есть только две причины тому, почему эти блоки были найдены в Ахмиме, — добавил Габалла. — Во-первых, храм Рамсеса II мог быть построен на месте более раннего амарнского храма; во-вторых, Рамсес мог хотеть уничтожить храм еретической эпохи, но при этом сохранить священный тексты. Если имел место второй вариант, то царь просто разобрал старый храм и использовал его блоки в новом строительстве».

Габалла указал и на то, что лицо «Меритамон» несколько походит на лицо богини Мут из Карнака, которое датировано временем правления Аменхотепа III. К сожалению, это изображение не сохранило следов одежды или украшений, по которым можно было бы подтвердить стилистическую идентичность двух статуй. «Однако, — он добавил, — богиням часто придавались портретные черты царицы или наиболее знатной из принцесс».

Эль-Масри возражал, говоря о том, что блоки, найденный в основании статуи, могли принадлежать еще неоткрытой часовне времен Эхнатона. Он продолжал объяснять, что жрецы города Ахмима, возможно, «разрешили царю строить святилище нового вселенского бога Атона по двум причинам: во-первых, служители Мина, местного божества Сохага, не были настолько сильны, чтобы воспротивиться воле царя; во-вторых, мать Эхнатона и его дядя по материнской линии были очень влиятельны в этой области и могли способствовать положительному ответу жречества. Более того, я уверен, что святилище было построено во время соправления Эхнатона и его отца, поскольку некоторые блоки выполнены в стиле, присущем царствованию Аменхотепа III», — настаивал эль-Масри.

В ответ на предположение Габалла о том, что эти блоки могли были быть доставлены из другого места, эль-Масри возразил, указав на их внушительный размер.

«Жители Ахмима были ярыми сторонниками новой реформы, — продолжал он, — и, согласно «Истории Древнего Египта» Никола Грималя, именно они предложили фараону, чтобы новая столица была основана в эль-Амарне».

Строительство храмов в царствование Эхнатона не ограничивалось новой столицей: по всему Египту, начиная от Саккары, где в прошлом году была найдена гробница Меринейт, верховного жреца храма Атона, и заканчивая блистательными Фивами, велись грандиозные работы.

Новый стиль в древнеегипетском искусстве, наибольший расцвет которого приходится на амарнский период, берет свое начало задолго до царствования Эхнатона, а влияние его прослеживается на протяжении последующих веков. Так кто же прав? Я была свидетелем увлекательного спора и надеюсь, что, когда кладбище будет окончательно перенесено, миру откроются новые археологические свидетельства, которые поставят точку в этом деле, начатом более чем за три тысячи лет до этого.

© «Al-Ahram Weekly»
© Авторизированный перевод Максим Лебедев

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013