«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Художники Фараона: Дейр эль-Мединэ и Долина царей

Париж. Лувр. 19 апреля — 22 июля 2002 года.
Брюссель. Королевские музеи искусства и истории. 10 сентября — 12 января 2003 года.

Лувр представляет уникальные памятники искусства, предметы быта и реконструкции, связанные с Дейр эль-Мединэ — древним поселением художников и мастеров на западном берегу Нила в Фивах, которые высекали и расписывали царские гробницы. Эта выставка — редкая возможность прикоснуться к их мечтам, мировоззрению, повседневной жизни.

На протяжении пяти веков в эпоху правления блестящих фараонов Нового царства талантливые люди, порой безвестные, отцы и сыновья, поколение за поколением создавали шедевры искусства, которыми мы восхищаемся сегодня.

Художники, мастера, рабочие, каменотесы, они высекали гробницы для своих владык. Они пробивали их в толще фиванских скал, украшали их стены изящными рельефами, расписывал и потрясающими и по сей день своей яркостью красками.


Дейр эль-Мединэ. Поселок художников и мастеров в Фивах. XVIII–XX династии

Их семьи жили в маленьком поселке в некрополе, на западном берегу Нила, среди гробниц и мумий, в небольшой песчаной лощине между Долиной царей и Долиной цариц. Сегодня эта опустевшая деревушка, называется Дейр эль-Мединэ.

Шестьдесят восемь домов были построены у подножия скал, над которыми возвышалась Дехенет — Великая Вершина Запада, своей формой напоминающая не то естественную пирамиду, не то высоко поднявшую голову кобру Меретсегер — богиню «Любящую молчание», госпожу некрополя, к которой обращались мастера со своими молитвами, просьбами о защите и покровительстве, воздаянии и милосердии. В нескольких десятках метров от поселка была найдена шахта глубиной 50 метров и диаметром 35 метров. Французский археолог Бернар Бриер обнаружил в ней между 1949 и 1951 гг. многочисленные обломки и пластины известняка — остраконы, на которых сохранились зарисовки и эскизы древних мастеров, их заметки и письма, целый мир, окружавший простого египтянина во II тысячелетии до н. э., до этого практически никому неизвестный.

Истинное сокровище новой выставки — именно эти простые свидетельства о жизни египтян, их чаяния и надежды, желания и трагедии, запечатленные на пластинах камня и хрупких обрывках папирусов. Ранним утром мастера из Дейр эль-Мединэ поднимались по высоким тропам к высотам Западной вершины, чтобы пройдя мимо вырезанных в скале стел и молитв их богам, спуститься в затерянную среди раскаленных скал Долину царей, где находили свое последнее пристанище их цари.


Саркофаг художника
Сеннеджема. Дерево.
XIX династия. Каир,
Египетский музей
  

«Послушные призыву в Месте Истины» или же просто «Работники Царской Гробницы» — так именовались обитатели поселка в древности. От единственного официального входа и выхода из деревни — ворот с постом охраны, находившихся в северной части стены, на юг вела основная улица, на которую выходили фасады домов. Вокруг деревни внутри стены шла окружная дорога. Дома художников из кирпича сырца, сооружавшиеся на каменных фундаментах были очень однообразны: длинные, тянущиеся от фасада к задворкам. Через входную дверь, вокруг которой были выписаны имена, титулы и изображения членов семьи, посетитель попадал в небольшое переднее помещение, где стояли сосуды с драгоценной в Дейр эль-Мединэ водой и находилось особое закрытое помещение, посвященное культу Беса — бога-карлика, охранителя домашнего очага. Из передней дверь вела в главный зал дома, высокая крыша которого поддерживалась колонной. Все остальные помещения дома были ниже, и поэтому под крышей зала можно было сделать окна. Рядом располагались спальни и другие жилые комнаты. В одной из комнат (чаще в комнате главы дома) находилась лестница, спускавшаяся в подвал, где хранилось имущество семьи. В задней части дома находился дворик-кухня с мельницей и печью, напоминающей формой среднеазиатский тандыр. Дополнительная лестница вела на крышу дома, где семья проводила время теплыми вечерами. В побеленных стенах главного зала делались ниши для статуй богов-покровителей — Исиды, Хатхор, Таурт, Беса или для скульптурных бюстов почитаемых предков. Обстановка домов была очень простой: низкие табуреты, циновки, различная керамическая посуда, низкие деревянные кровати, кресла. В доме хранились запасы полотна, два-три «дорогих» бронзовых сосуда, фаянсовые украшения.

Рядом с западной стеной деревни на поднимающихся на большую высоту скалистых террасах располагались гробницы обитателей Дейр эль-Мединэ: дворики с низкими стенами, примыкавшие к небольшим молельням, крыши которых имели форму пирамиды. В двориках находились замурованные шахты, ведущие к погребальным камерам. К северу от деревни находилась огромная цистерна с водой и несколько небольших храмов и святилищ. Они состояли из открытых дворов, крытых залов и святилища. Для молящихся мастеров предназначались скамьи; здесь же были обнаружены многочисленные стелы, посвященные богам «послушными призыву».

Сегодня известны хозяева более десятка из домов поселка. Так, выписанные красной краской иероглифы перед входом в один из домов гласят, что он принадлежал «начальнику работ» Каха и его супруге Туи; у них было восемь детей, один из которых, Инерхау, сам стал вскоре выдающимся мастером.

Неподалеку жил художник Мааинахтеф, сын мастера Пашеду, жившего при Сети I и известного, благодаря великолепным росписям в его гробнице. Дом самого Пашеду находится совсем рядом. Чуть дальше жил Неферренпет, скульптор, а невдалеке его коллега Ипуи, который, судя по всему, очень любил животных: у него были две кошки и обезьяна, запечатленные вместе с хозяином. В другом конце деревни жила целая династия художников: знаменитый Сеннеджем со своей супругой Ийнеферти и их сыновья Хабехент и Хонсу. Помимо художников в селении обитали охранники, писцы, врач, слуги, рабы и рабыни.

Все эти работники «фараона, их благого бога» подчинялись непосредственно везиру, который через «начальника работ» отдавал приказ о начале того или иного этапа работ в царской гробнице. Ответственными секретарями везира в поселке были два «Писца Царской Гробницы», докладывавшие своему господину обо всем происходящем. Провизия и вода в поселок доставлялось специальными командами носильщиков и ослов. Рабочая «неделя» длилась 10 дней, каждый десятый день был выходным, во время которого в Дейр эль-Мединэ завозили новую партию провизии. Бригадиры получали вдвое больше обычного работника. Ко времени Рамсеса II девятый день декады был также объявлен выходным. Сегодня иногда даже сложно поверить в то, что такие шедевры, как гробница Сети I или усыпальница Нефертари, супруги Рамсеса II являются произведением человеческих рук. Между тем, это именно так. Известно, что мастерами, создавшими обычными инструментами при свете особых, не коптящих масляных ламп гробницы Рамсеса II, Нефертари и их детей были «начальник работ» Неферхотеп Старший, Небнефер, Неферхотеп Младший, Каха и его сын Инерхау. За работами следили писцы Рамосе, Кенхерхепешеф, Аменемопе и Хеви.

Сеннеджем,
открывающий
врата в иной мир.
Роспись гробницы
Сеннеджема.
Дейр эль-Мединэ.
XIX династия
  

Команда рабочих выходила в начале недели на дорогу, ведущую по скалам к Долине царей. На середине пути рабочие устраивали привал. Домой бригада возвращалась только к выходным, ночуя после работы в маленьких домиках рядом с царскими гробницами. В царских подземельях, освященных сотнями ламп, вырубались коридоры и залы; на грубо обработанные стены наносилась штукатурка, на которую позже художники наносили предварительный эскиз изображений. После проверки набросков главным художником, к работе приступали скульпторы, придававшие изображению рельефность и пластичность.

Завершался этот длительный процесс художниками, расписывавшими рельефы цветными красками.

Существовали особые табели, в которых учитывались дни, в которые мастер по той или иной причине отсутствовал на работе. Уважительными причинами считались болезнь самого мастера, болезнь кого-либо из родственников, дни возлияний богам, похороны и т. д.

Конечно же, не все дни проводились в работе или разрешении бытовых проблем. Помимо выходных дней у жителей Дейр эль-Мединэ были и свои праздники. Особенно любимым был праздник «Божественного Аменхотепа I, Господина Деревни», отмечавшийся 3-м месяце сезона шему. В этот день все веселились, участвовали в процессии выноса статуи обожествленного царя и его матери, царицы Яхмес Нефертари. Жрецами храма «своего» Аменхотепа I были сами обитатели поселка; перед его же оракулом они разрешали свои тяжбы и споры.

Жители поселка принимали участие и в общегосударственных праздниках, таких как прекрасный праздник Опет, происходивший во втором и третьем месяце сезона ахет, когда наводнение было в самом разгаре. Из святилища храма Ипет-Сут (Карнак) богато украшенные ладьи бога Амона, его супруги Мут и их сына Хонсу выносились на набережную и соответственно поднимались на три гигантские ладьи длиной 120–130 локтей (т. е. 60–65 м), сделанные из настоящего ливанского кедра и от носа до кормы отделанные золотом и драгоценными камнями. Две огромные головы овна на ожерельях усех — защищающие от всех опасностей эгиды украшали нос и корму ладьи Амона Усерхет, которая возглавляла праздничное плавание от Ипет-Сут к Ипет-Ресет, обители Амона в Луксоре. Эгидами с головами женщины в короне Верхнего и Нижнего Египта была увенчана ладья Мут, эгидами с головами соколов — ладья Хонсу. Завершался праздник торжественным возвращением богов в Карнак. Другое не менее пышное событие, привлекавшее обитателей Дейр эль-Мединэ — Праздник Долины, во время которого Амон в сопровождении царя посещал поминальные храмы царей на западном берегу Нила, в том числе и храм столь любимого мастерами Аменхотепа I.

Вплоть до эпохи Рамсеса XI, т. е. до 11 в. до н. э. просуществовал этот необычный поселок, населенный талантливыми людьми, работавшими во славу богов и своих царей. Сегодня их необычный и, в то же время, такой близкий мир встречает гостей в залах Лувра.

© «Musee du Louvre, Paris»
© В. В. Солкин

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013