«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

В поиске изумрудов

Не все путешественники прошлых веков были антикварами, но жизни многих из них стали неразрывно связаны с Египтом, — пишет корреспондент «Аль Ахрам» Джилл Камил.

Французский путешественник Фредерик Каилло был геологом и минерологом. Во время своего первого, кратковременного, путешествия в Египет в 1815 году, он хотел пополнить свою коллекцию новыми полезными ископаемыми и минералами. Это были простые поиски, — кто же мог подумать, что Каилло окажется одним из самых неутомимых путешественников 19-го столетия.


Эскиз сделанный Каилло в Нубии. Упавшая статуя Рамсеса II

Между 1816 и 1822 годами, Каилло совершил бесчисленное количество поездок, как к Нилу, так и в пустынные регионы страны. За тем он на восемь месяцев осел в Александрии: в этом прекрасном, средиземноморском городе, Каилло изучал арабский язык, а также историю и географию страны.

В Александрии он познакомился с известным археологом Бернардино Дроветти — чиновником наполеоновской армии, ставшим в 1810 году французским консулом. В это время Дроветти был ответственен за розыск и поставку древних памятников — которые и сегодня демонстрируются в крупнейших музеях мира, таких как Лувр и Туринский музей.

Каилло и Дроветти стали неплохими друзьями. Они посвящали много времени беседам о культуре и истории страны фараонов. Их дружба привела к решению объединить свои усилия, и в дальнейшем путешествовать вместе. Поездки двух ученых, их отчеты, планы и рисунки, позволили ученым наполеоновской экспедиции пересмотреть свои собственные записи и сделать более точные карты оазисов Западной пустыни. Точность документации Каилло и Дроветти позволила Франсуа Джомару, географу и архитектору наполеоновской экспедиции, сделать более точную карту оазиса Харга и храма Хибис для их публикации в известнейшем фолианте «Description d'Еgypte».

В Каире Дроветти представил Каилло правителю Египта того времени — Мохамеду Али Паше. Это знакомство не прошло даром — вскоре восторженный сицилиец был назначен официальным, правительственным минерологом. Его первым заданием, была экспедиция в Восточную пустыню с целью найти бесследно потерянные изумрудные шахты — разрабатываемые еще во времена правления Птолемеев.

Каилло был профессиональным геологом и хорошо знал откуда начать поиск — он незамедлительно отправился к горе Гебель Забара. Там, как он и рассчитывал, без особого труда, им было обнаружено большое количество изумрудов. Собрав образцы редких камней, Каилло вернулся в Каир, и с триумфом представил находки Мохамеду Али, ожидая, что на этом, его миссия будет завершена.

Но у Мохамеда Али были на этот счет другие планы. Первое назначение было настолько успешным, что Паша, столь восхищенный находками Каилло, не замедлил отправить его с новой миссией, найти еще больше изумрудных шахт.

Каилло не мог отказаться от столь важной правительственной миссии, и, приготовившись к долговременной экспедиции отправился в путь, — на этот раз к другой горе, под названием Гебель Сикит. В этой поездке он нашел руины большого римского поселения, — которые были настолько внушительны, что Каилло сравнил их с Помпеями. — Он описал храмы и жилые районы, улицы и стены — попутно работая над поиском древних изумрудных шахт, в которых было быстро собрано большое количество грубо отесанных камней.

Наученный опытом, Каилло не спешил в Каир чтобы объявить о своем успехе. Вместо этого, он начал исследовать обе: «Аравийскую» (Восточную) и «Ливийскую» (Западную) пустыни, где он рассчитывал собрать более редкие камни и полезные ископаемые. Особенно Каилло был восхищен, когда он обнаружил скальный храм Сети I. По дороге из Эдфу к Красному морю Каилло сделал первую карту этого региона.

Затем, Каилло и Дроветти предприняли совместную поездку вверх по Нилу, до, почти непроходимого первого порога. В Асуане они были вынуждены отказаться от своей лодки, которая буксировалась людьми. Тем не менее, им удалось посетить храмы Абу-Симбела, и добраться до Вади Хальфа. В этой экспедиции Каилло представилась возможность исследовать Мероэ, древнюю столицу огромной африканской империи. Он собрал большое количество информации о скальных формированиях.


Эскиз сделанный Каилло в Нубии. Руины храма Мусавварат эс-Суфра

Здесь же Каилло сделал эскизы древних памятников и изучил множество интереснейших храмов. Один из них, наброски которого делал Каилло, был посвящен богу Амону, другой он назвал «Храмом Льва» потому что тот был посвящен мероитскому богу-льву Апедемаку.

В Гебель Баркале (между третьим и четвертым порогами), Каилло представилось возможность увидеть и сделать наброски колоссальной, семиметровой, гранитной статуи Рамсеса II, которая лежала на спине и была расколота на две части.

А на одном из Нильских островов ему удалось найти руины храма принадлежащего XXV династии.

Каилло неустанно колесил по Западной пустыне — он рисовал руины греко-римских построек в деревне эль-Каср, побывал в оазисе Бахария, и даже в таком, по тем временам опасном месте, как оазис Сива. Винсент Боутин посетил Сиву несколькими месяцами раньше, был ограблен и заключен в тюрьму.

Каилло был весьма уважаем в научных кругах Франции. В Египте он получил почетный титул, и был именован Мурадом Эффенди.

Само собой разумеется, что Каилло не упускал ни одной возможности для пополнения своей собственной коллекции. В 1822 году, в возрасте 35 лет, он решил, что получил достаточно материалов из Египта. Каилло тепло простился со всеми египетскими и французскими чиновниками в Александрии, и отправился домой — на свою родную землю. В дальнейшем он много путешествовал, но так никогда и не «опробовал нильской воды», потому что ему так и не привелось вернуться в Египет.

© «Аль Ахрам»
© Авторизированный перевод Владимир Ларченко

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013