«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Цена за бессмертие: и вновь о выставке древнеегипетских памятников из собрания ГМИИ им. А. С. Пушкина

Безусловно, эту выставку в Москве очень ждали. В коем-то веке, Сектор Востока ГМИИ им. А. С. Пушкина, который не слишком часто протирает мутные витрины даже в основном египетском зале Музея, давно нуждающемся в реставрации, решился на какой-то глобальный проект. Те  кто знал обо всем том богатстве памятников, которое хранилось в фондах Музея, предполагали, что выставка просто обречена на успех. На деле вышло совсем иначе.

Прежде всего, бросается в глаза неудачность общей концепции выставки. Малогабаритные предметы, которые требуют по отношению к себе самого деликатного обращения и умения работать с пространством и светом, практически были уничтожены огромными стеклянными витринами, верхние полки которых можно разглядеть, пожалуй, лишь с биноклем. Именно там, на недосягаемых человеку высотах, обитают порой самые замечательные памятники, которые так хочется увидеть ближе — статуя бога Хора в одеянии римского полководца и одна из лучших сосудов-каноп из собрания Музея. Раскиданная по центральному «белому» залу, основная часть экспозиции поражает своей дисгармоничностью, примитивной расстановкой памятников по принципу элементарной типологии и, наконец, неуместной лаконичностью «невидимых» прозрачных этикеток, уместных только при другом освещении. Впрочем, и в этой экспозиции масса ляпов, когда, например, в строго определенный ряд амулетов в виде корон атеф и шути попадает совершенно сторонний предмет — модель жертвенного ножа песеш-кеф. Впрочем, вряд ли Вы сразу же прильнете к тускло освещенным витринам: в центре зала Вас должна поразить пирамида, сооруженная из металлических балок и шнуров. Должна поразить — значит поражает. Наповал.

Понятно, что она призвана хоть как-то заполнить полупустое пространство, однако на фоне гармоничных, миниатюрных и изящных древних памятников смотрится невероятно чуждо и грубо. При этой явной нехватке крупных вещей, замечательный известняковый сфинкс, который хранится в фондах музея, так и не был выставлен, как и многие другие памятники. Отсутствуют и яркие памятники, которые при удачной расстановке могли бы создать нужные акценты и «вытянуть» огромный зал.

Затем согласно утопленному в похвалах на открытии замыслу, Вы должны пройти через ряд удачно подсвеченных масок, которые, тем не менее, размещены на картонных панелях, «распятых» на крестообразных веревочных конструкциях.

В итоге получается фантасмагоричная галерея «казненных» масок под общим девизом: «хотели как лучше, получилось как всегда». При этом часть масок, расположенная по бокам колоннады главной лестницы, повернута не только на сами галереи, где проходят посетители, но и в обратную сторону, на саму высокую лестницу, откуда их может увидеть и разглядеть лишь человек с поистине орлиным зрением, которым, по-видимому, и обладает основные авторы выставки — урартолог С. И. Ходжаш и искусствовед О. П. Дюжева. Оторвав взгляд от масок и преисполнившись состраданием к памятникам, Вы сможете «насладиться» не менее невероятным зрелищем: фрагменты красивейших мифологических папирусов и свитков «Книги мертвых», помещенные на стенах, находятся порой в невероятном состоянии: в попытках хоть как-то спасти разрушающиеся свитки, их просто наклеили клеем на бумагу, грубо обведя предполагаемые контуры простым карандашом, который так и не был стерт. Сами свитки при этом сильно деформированы, при поистине вандальском наклеивании не выровнены и практически обречены. Ни в одном музее мира с папирусами так не обращаются с конца XIX века, Сектор Востока ГМИИ же, судя по всему, придерживается проверенных «древних» методов хранения и консервации памятников, подтверждением чему стал почти погубленный фрагмент свитка «Книги мертвых» отца бога Хата. Думается, не о таком будущем мечтал для своих «детищ» основатель коллекции, выдающийся русский востоковед В. С. Голенищев.

Что ж, если экспонирование и реставрация папирусных свитков все же предполагает хоть какое-то знание основ хранительского дела, вероятно, недоступного руководству Сектора Востока, то неумение профессионально поставить свет при экспонировании памятника вызывает замешательство и удивление: восхитительная голова статуи богини Сехмет, десятилетиями пылившаяся в подвалах и наконец-то представшая перед зрителем, просто исчезла из-за неудачного света, уничтожившего черты львиного лика.

Завершает экспозицию «модель гробницы», выполненная из белых плоскостей, на которых абсолютно теряются немногочисленные рельефы; причем наконец-то добытый из запасников фрагмент «Текстов пирамид» из гробницы Пепи I абсолютно потерян, смещенный в бок практически за колонну, в то время как набивший оскомину рельеф с плакальщиками выставлен в центр. Более удачно размещены саркофаг и замечательный ковчег для каноп в подобии «погребальной камеры» гробницы, в то время как «часовня», опять же снабженная рельефами, изъятыми из основной экспозиции, смотрится неубедительно то ли опять из-за неудачного света, то ли из-за того, что даже эти рельефы порой укрепили криво (!)

Пожалуй, наиболее удачная часть экспозиции находится перед «гробницей» — это пространство с живыми папирусами, обрамленное погребальными ладьями, которые в таком сочетании смотрятся гармонично и оживляют все это неравномерно заполненное пространство. Стоит лишь заглянуть в англоязычный каталог египетских рельефов из собрания музея, выполненный недавно покинувшим этот мир выдающимся египтологом О. Д. Берлевым, чтобы понять, сколькие памятники так и не были выставлены по никому не известным причинам. Впрочем, спасибо и за то, что многие из выставленных вещей также впервые покинули подвалы и чердаки и даже иногда были отреставрированы.

Никто не спорит, на выставке есть замечательные памятники, однако методы их экспонирования доказывают, что в Музее Древний Египет не любят, а этикетаж — что Древний Египет в Музее, к тому же, и не знают. Как иначе объяснить те факты, что греко-римская хаторическая капитель пилястра (в этикетке пилястр почему-то приобрел женский род) оказалась созданной в Новом царстве, уже упоминавшаяся голова Сехмет, приобретенная Голенищевым в Карнаке, датирована I тыс до н. э. вместо 14 в. до н. э., штандарт с эгидой Хонсу, увенчанного лунным диском, объявлен «Хором с солнечным диском между рогами», воплощения солнечного ребенка на лотосе с уверенностью именуются «Харпократами» и так далее. Не приходится говорить о датировках вообще, так как в этикетаже они чаще всего отсутствуют, а в каталоге даны с самыми невероятными ошибками. Понятно, что блестящая филологическая часть каталога, выверенная А. Г. Сущевским, полна интереснейших замечаний и переводов; собственно источниковедческая и искусствоведческая часть выставки, вероятно, делавшаяся самим сотрудниками Сектора Востока, пестрит хрестоматийными ошибками, после которых становится очень и очень грустно. Точны и интересны лишь те этикетки, которые были списаны со страниц каталога Берлева. Более того, выставлено отнюдь не все, что было заявлено: каталог выставки сильно расходится с экспозицией в разделе масок, скульптуры и саркофагов.

Впрочем, стоит ли говорить о точности экспликаций, если и в основной египетской экспозиции Музея сфинкс Аменхотепа II до сих пор сопровождается этикеткой «Тутмос III», а покрытые пылью бумажки, сообщавшие, что статуя богини Уаджет, что, собственно на ней и написано на древнеегипетском языке, якобы изображает Рененутет, а статуэтка Упуата якобы является Анубисом, были спешно заменены на соответствующие истине этикетки только после того, как возмущенный автор настоящей рецензии разместил об этом сообщение на официальном интернет-форуме ГМИИ...

Древний Египет не терпит суеты и спешки. Ни при осмотре выставки со столь громким названием как «Путь к бессмертию», ни при ее подготовке.

Хорошо известно, какое внимание древние египтяне придавали каждой детали своего мира, наполненного символами и скрытыми значениями слов. Сегодня, в погоне за отчетностью, прижизненными публикациями и реализацией проекта, на который объективно нет необходимых сил, профессионализма и подготовки, наши современницы пытаются бежать, спотыкаясь, по «пути к бессмертию». Невольно возникает вопрос: а нужно ли оно, бессмертие, такой ценой?

Виктор Солкин
Президент Ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ»
Член Международной Ассоциации египтологов

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013