«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

“Фараон” на ТВ

Художественный фильм по мотивам одноименного романа Болеслава Пруса смотрите на канале СТС 2 августа 2002 года в 23:05. Режиссер Ежи Кавалерович. В ролях: Ежи Зельник, Барбара Брыльска, Анджей Гиртлер, Весслава Мазуркевич, Петр Павловский и др. 1969 г., киностудия «KADR», Польша.

Экранизация эпического романа Болеслава Пруса — один из лучших фильмов о древнем Египте в истории мирового кино. Его авторам удалось с замечательной жизненностью воспроизвести древнеегипетские реалии и сохранить удивительное свойство романа Пруса: зрителю, задающему «вечные вопросы» человеческого бытия, предоставлена возможность найти на них собственные ответы, соприкасаясь с мудростью древних. Действие картины разворачивается вокруг борьбы за власть между молодым фараоном Рамсесом и могущественным фиванским жречеством. Наследник престола Рамсес — молодой, полный страстей, любви и ненависти — с развитием сюжета кажется тем ближе по своему менталитету к нашим современникам, чем дальше отходит от устоев традиционной древнеегипетской культуры. Изначально обреченный на гибель, став фараоном, не понимающим сути своего статуса, он словно посредник ведет зрителя в глубины времен через дворцы и храмы, дома вельмож и бедняков, потрясая невероятным сочетанием смелости, отваги и невежества. Ненависть Рамсеса к жречеству смертоносна, но не более жизнеспособна и его любовь: сын наложницы, еврейки Сарры, не может стать наследником отцовского престола; финикийская жрица Кама, нарушившая обет безбрачия, проклята богами... Достоинств у фильма множество, остановимся только на некоторых из них. Прежде всего отметим блестящую игру актеров. Особенно хороши женские образы. Царица-мать Никотриса (Весслава Мазуркевич) воплощает образец царственности и даже внешне необычайно похожа на известную историческую личность — супругу Аменхотепа III царицу Тейе. Пластика и грация Барбары Брыльской наполняет удивительной жизнью образ Камы с невероятной противоречивостью ее характера — жрица в ее исполнении словно сходит с сиро-палестинских храмовых рельефов. Потрясает в этом фильме и столь редкая для кинематографа абсолютная точность деталей, безусловно, являющаяся заслугой польской школы египтологии. Большинство предметов, окружающих героев, имеет аналоги в лучших египетских собраниях музеев мира, а по одеяниям и аксессуарам главных героев, в особенности самого Рамсеса и царицы-матери Никотрисы, можно без опасений изучать историю египетского костюма. Отдельно хочется отметить отсутствие в фильме единого музыкального ряда. Нам практически неизвестно, как звучали египетские инструменты, поэтому большинство «гениальных» создателей кинопродукции о древнем Египте сопровождают свои фильмы невероятными сочетаниями индо-арабских напевов под звуки зурны и других столь же неподходящих инструментов. Авторы «Фараона» блестяще вышли из положения, используя в фильме звуки природы, кастаньеты и трещотки, столь любимые египтянами, а также звуки труб, известные по сохранившимся образцам. Рядовой зритель вряд ли заметит ювелирное чередование сцен, снятых в реальных фиванских храмах — Рамессеуме, Мединет Абу и Карнакском комплексе Амона, — и эпизодов в декорациях — храме Хатхор и царском дворце. Пожалуй, к недостаткам фильма можно отнести чрезмерное однообразие пустынного пейзажа; однако с учетом того, что столь грандиозный проект имел сравнительно небольшой бюджет и базы для съемок были расположены под Ферганой и на Волге, эта погрешность вполне простительна. Некоторые исторические неточности обусловлены, прежде всего, тем, что роман Пруса был завершен в 1895 году и отражает уровень египтологии своего времени. Впрочем, гениальность Пруса заключается именно в том, что он сумел предвосхитить многое из того, что было доказано специалистами в XX веке. В итоге получилось замечательное произведение. В заключение посоветуем зрителю после просмотра обратиться к страницам шедевра Болеслава Пруса, а скептику ответим цитатой из романа: «В глазах невежды эти картины лишены значения, и, вероятно, не один из них задавал вопрос: «К чему они? Зачем так кропотливо трудились над ними резец и кисть?». Но мудрец приближается к ним с благоговением: он изучает по ним историю прошлых веков и постигает тайны мудрости».

Приятного просмотра!

© Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»
Редакция: Анна Шахнович

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013