«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

“Фараоны” в Венеции
Уникальная выставка памятников египетского искусства
9 сентября 2002 г. — 25 мая 2003 г.

Для более детального просмотра памятников, кликайте мышью,
на изображениях предварительного просмотра

Колоссальная
статуя Тутанхамона.
Песчаник. XVIII
династия. Каир,
Египетский музей
  

Образ фараона всегда был краеугольным камнем древнеегипетской культуры; просуществовавший на протяжении нескольких тысячелетий, институт власти египетского царя представляет собой уникальное по объему сохранившихся источников и временной протяженности явление, многие аспекты которого позволяют выявить не только светские и религиозные составляющие этой власти, но и сделать выводы исключительной важности, касающиеся понимания принципа верховной власти в древневосточной традиции. Несмотря на то, что каждый египетский царь в глазах египтянина был живым человеком, его современником, одновременно он обладал и недосягаемой божественным статусом, полученным им во время коронации от своих непосредственных предков — богов, воплотившихся в материальном облике его земных прародителей.


Сфинкс фараона
Аменхотепа III —
фрагмент
архитектурной
модели. Фаянс.
XVIII династия.
Нью-Йорк, Музей
Метрополитен
  

Безусловно, «божественность» в египетском понимании царской власти всегда преобладала; именно боги поддерживают царя, наделяют его силой и могуществом, даруют ему статус своего земного наследника и высшего посредника, через которого божественные силы проявляются на земле, устанавливая закон мировой гармонии, который несколько тысячелетий был основным этическим принципом жизни всего государства на берегах Нила и каждого египтянина в отдельности.


Голова статуи
принцессы из
эль-Амарны.
Кварцит. XVIII
династия. Каир,
Египетский музей
  

Во всех своих действиях царь руководствовался Маат — центральным принципом египетского мировоззрения, включающим в себя как правильность и закономерность развития вселенной, так и сплоченность общества, а также ответственность царя и простого смертного за свои поступки. Установленный богом на земле, царь поддерживает Маат и посредством ритуалов, победоносных войн и личного благочестия уничтожает Исефет — ложь, хаос, разрушение.

Египтянин верил, что только благодаря Маат существуют боги, люди, вся вселенная. Поднося к лику статуи божества в храме статуэтку Маат, дочери солнца увенчанной страусовым пером, царь вновь из конкретного властителя становился воплощением самого принципа царственности, аккумулируя опыт многочисленных предков и создавая основу для жизни своих преемников.


Стела с
изображением
Рамсеса II
в детстве.
Известняк.
XIX династия.
Париж, Лувр
  

Посредством царя во вселенской исторической драме присутствует все человечество. Именно благодаря ему божественная благодать, преодолевая темноту и тайну Святая Святых храма, выходит наружу во время ежедневного отправления культа. По большим праздникам по его повелению и благодаря его помощи, статуя — зримый образ божества, покидает храм, обращая свой лик, скрытый в священном наосе, к народу. Одновременно, посредством праздников и церемоний, сам царь обновляет божественное составляющее своей сущности, воссоединяется с богами, обеспечивая, как мы увидим дальше, предкам — вечность, а стране — процветание.


Погребальная
маска фараона
Псусеннеса I.
Золото. XXI
династия. Каир,
Египетский музей
  

Ритуал, которому подчинена история в целом, и каждый фараон в частности, разрушает саму сущность главного врага человечества, имя которому — время. И в самом египетском языке, и в храмовых исторических текстах понятия прошлого и будущего становятся условностью, фикцией. Она не выдерживает сравнения с божественной историей, которая, постоянно изменяясь в циклах, остается по сути неизменной и непреходящей. В этой системе все события происходят вне исторического времени, но каждое при этом — в своем ритуальном пространстве. Со смертью царя очередной цикл подходит к концу, с воцарением его преемника начинается новый, но, ввиду того, что оба они, как, впрочем, и все их предки и преемники, являются единым воплощением небесного Хора, изменяется лишь форма жизни, но не ее божественная суть, неподвластная времени.


Оконная решетка
из дворца фараона
Мернептаха в
Мемфисе. Известняк.
XIX династия.
Филадельфия,
Университет
Пеннсильвании,
Музей археологии
и антропологии
  

В эти дни в залах дворца Грасси в Венеции проходит крупномасштабная выставка памятников древнеегипетского искусства. Проект «Фараоны», осуществленный под руководством д-ра Кристиан Зиглер, которая возглавляет отдел Древнего Египта Лувра, включает в себя более 300 памятников египетской древности, начиная от колоссов царей и завершая миниатюрными керамическими предметами. Памятники для выставки предоставили 34 музея и частные коллекционеры из 12 стран, среди которых Австрия, Бельгия, Канада, Дания, Египет, Франция, Германия, Англия, Нидерланды, Италия, Швейцария и США.


Кубок. Фаянс.
XVIII династия.
Флоренция,
Археологический
музей
  

По словам г-жи Зиглер, культура страны пирамид «освещена на выставке так полно, как это еще никогда, пожалуй, не делалось в европейских музеях. Экспозиция рассказывает обо всех основных этапах истории Древнего Египта и основных аспектах института царской власти на берегах Нила. Посетителей выставки ждет увлекательное путешествие в удивительный мир египетской религии, который все еще полон тайн и загадок и совершенно по иному, нежели мы, говорит о понятиях жизни и смерти».

Треть памятников для выставки предоставил Египетский музей в Каире. Сред инаиболее впечатляющих памятников в экспозиции — колосс Тутанхамона, высотой три метра, узурпированный Хоркмхебом, найденный в развалинах заупокойного храма юного царя в Фивах.

© «Palazzograssi»
© Авторизованный перевод Виктор Солкин

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013