«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

“Аида”: легенда о любви у подножия пирамид


Рафаль Облиньски.
Постер к премьере «Аиды».
Польша, 1981 г.
  

Ночь в Египте наступает стремительно. Кажется, совсем недавно медно-красный диск сиял над кромкой пустынного горизонта, как вот уже низкое, темное небо усеяно мириадами крупных звезд. Мы ехали на «Аиду» в Гизу, где у великих пирамид в 1998 году впервые была осуществлена новая грандиозная постановка оперы Джузеппе Верди «Аида». Сложно описать полученные впечатления, потому как их надо обязательно испытать самому. Да и как передать словами «мурашки», бегущие по телу от того, как на фоне подсвеченных громад пирамид под аккорды проникновенной музыки Верди рыдает о судьбе любимого царская дочь Амнерис, голос которой эхом разносится по разрушенным древним гробницам...

В октябре 1997 года Каирская Опера впервые осуществила крупномасштабную постановку «Аиды» на открытом воздухе, в Луксоре, на западном берегу Нила, у подножия величественного заупокойного храма, воздвигнутого в 16 в. до н. э. по приказу царицы Хатшепсут. Эта постановка, приуроченная к 125-летию премьеры оперы и осуществленная при поддержке Ее Превосходительства г-жи Сюзанны Мубарак, стала не просто знаменательным событием в культурной жизни Египта, но открыла новую эру взаимодействия музыки великого Верди и удивительных памятников седой древности долины Нила. В 1998 году «Аида» прозвучала совершенно по-новому у подножия гигантских пирамид Гизы.


Комната Амнерис. «Аида».
Метрополитен Опера, 1997 г.
  

Несмотря на распространенное мнение, «Аида» отнюдь не была тем спектаклем, которым открылась новая Каирская опера 1 ноября 1869 года. Уникальные декорации, подготовленные для премьеры в Европе, из-за военных действий не были перевезены в Египет и, в итоге, первый сезон оперы открывался другим шедевром Верди — «Риголетто». «Аида» же прозвучала на египетской земле двумя годами позже, 24 декабря 1871 года. Завершение строительства Суэцкого канала, проекта, который вынес новости о Египте на первые полосы газет во всем мире, было еще одной реализованной амбициозной мечтой хедива Исмаила Паши, правившего тогда Египтом. Хедив хотел превратить Каир в «маленький Париж», и одним из важных этапов этого «превращения», по его планам, было создание в центре столицы нового оперного театра европейского уровня, рассчитанного на 1000 зрителей; одной маленькой особенностью театра, отличавшей его от лучших европейских аналогов того времени стала лишь... ложа для дам гарема хедива. Впрочем, в своих замыслах хедив превзошел сам себя: для достойного открытия театра он мечтал об опере, которая была бы совершенно новым произведением, никогда не исполнявшемся ранее; более того, опера должна была быть создана на основе сюжета из национальной истории, а лучше — из истории Египта фараонов, осколки которого продолжали потрясать всех путешественников, приезжающих на берега Нила. Хедив поручил написать основу сюжета для будущего спектакля Огюсту Мариетту, знаменитому египтологу, создателю Египетского музея в Каире и национальной Службы древностей. Мариетт также должен был выступить консультантом при создании костюмов и декораций для будущего уникального спектакля. Работая над проектом, Мариетт в поисках подходящего композитора, которому можно было бы заказать написание оперы, обратился к своему другу, Камиллю дю Локлю, который в это время занимал пост директора оперного театра в Париже. Дю Локлю к тому времени уже удалось стать либреттистом для одного из творений великого Джузеппе Верди — оперы «Дон Карлос». После «Дон Карлоса», весьма неоднозначно воспринятого публикой, Верди отвергал почти все предложения Дю Локля, однако на египетском сюжете его взгляд остановился. «Я прочел египетскую историю... Она написана превосходно, может стать основой для ряда ярких мизансцен и ансамблей, — писал Верди. — Чувствуется рука профессионала, который не только умеет писать, но и очень хорошо знает театр... Так кто же сделал это?» Оригинал текста, предложенного Верди не сохранился, и мы до сих пор не знаем, был ли он написан рукой Мариетта, или же идея великого египтолога была оформлена в сценарий кем-то другим.


Триумф Радамеса. «Аида» в Сан-Диего. 2000 г.

Внешний облик «Аиды» менялся от постановки к постановке. Массивные красивейшие декорации и уникальные костюмы, созданные по зарисовкам Мариетта для премьеры оперы в Париже знаменитым художником Эженом Лакостом постепенно уступали место более условным и символическим формам, которые были популярны в различных театрах мира во второй половине XX века. Мало кто помнит, что первые ювелирные украшения для костюма дочери фараона Амнерис были сделаны из золота и драгоценных камней по лучшим древнеегипетским образцам. Не менее тщательно подходили художники и костюмеры и к созданию внешнего облика других героев спектакля.


Альвина Валлерия
в роли Аиды. «Аида»,
Филадельфия, 1885 г.
  

Эмма Эамс
в роли Аиды. «Аида»,
Метрополитен опера, 1906 г.
  

Елена Образцова
в роли Амнерис. «Аида»,
Большой театр, 1976 г.
  

Фьоренца Коссотто
в роли Амнерис. «Аида»,
Арена ди Верона, 1965 г.
  

Первой партию Аиды на египетской земле в 1871 году исполнила звезда Тереза Штольц; лишь почти через столетие знаменитая партия была спета египтянкой. В 1960 году сопрано Амира Камель пела Аиду на цене Каирской оперы, тогда же египетская дива Виолетта Маккар исполнила и партию Амнерис. «Египетский» Радамес родился лишь в 1974 году в исполнении известного тенора Хассана Ками. Однако за яркими сценическими постановками практически незамеченной остался уникальный фильм-опера «Аида», снятый в Египте во время войны, в 1942 году режиссером Ахмедом Бадрханом; партию Аиды в фильме исполнила легенда арабского вокала — великая Умм Кульсум, единственная женщина, голос которой, по воспоминаниям, мог вызывать «тараб» — арабский аналог греческого катарсиса.


Адина Аарон в роли Аиды. Опера Пармы. 2001 г.

Получившая самое широкое признание у публики, «Аида», как ее часто называют «египетский шедевр» Верди, это одновременно и высочайшая вершина новой формы музыкального театра и последняя лебединая песнь уходящего восприятия Древнего Египта как легенды, того Египта, которым восхищались первые паломники и солдаты Наполеона. С другой стороны, темы, поднятые Верди в своем творении, живут вне времени, актуальны для человека вне зависимости от эпохи и окружающих исторических событий. Образ великой любви, темы верности родине и личной чести, воспетые Верди с таким мастерством, продолжают волновать нас и сегодня. Прислушиваясь к божественной музыке великого итальянца, мы переживаем за человека, а не за противостоящих друг другу египтян и эфиопов, как в XIX веке называли жителей Судана. Египтяне — победители, а эфиопы — презренные пленные, но в этом ли дело? Образ царя эфиопов и отца Аиды, Амонасро, далек от идеализации и существует лишь в своем времени; именно поэтому его гибель оставляет почти равнодушными большинство зрителей. Напротив, хрупкие чувства участников любовного треугольника занимают все наше внимание, а порой в той или иной ситуации мы видим себя, свои чувства, отражение своих собственных мыслей и желаний.


Триумф Радамеса. «Аида». Метрополитен Опера, 1997 г.

Радамес, военачальник, которому фараоном и богами вручены бразды правления армией, победитель вражеских войск и защитник своей страны, становится предателем родины из-за своей любви к Аиде, рабыне, дочери эфиопского царя, находящейся в услужении при египетском дворе. Сама Аида, преданно любящая Радамеса, разрывается между своим чувством и требованием отца помочь своей стране и узнать у Радамеса государственную тайну. Выбрав в конце оперы смерть рядом со своим возлюбленным, Аида, тем не менее вряд ли становится просто жертвой судьбы, ведь именно она сознательно заставила Радамеса предать родину. Третья фигура в этой истории, властная и гордая царская дочь Амнерис, со страстью любит Радамеса, но отвергнута. Всем сердцем ненавидящая Аиду, она, не справившись с ревностью, невольно отдает любимого на суд, лишь в последний момент понимая, что Радамеса потеряет не только рабыня Аида, но и она сама, всесильная дочь фараона. Отвергая помощь Амнерис, которая ради любимого готова на все, Радамес молчаливо подчиняется судьбе, с горечью осознавая свое, пусть и невольное предательство, и видя безысходность своих чувств. Человеческая боль, бессилие перед могуществом жречества и закона, созданного людьми же, звучит в последнем дуэте замурованных в криптах храма Радамеса и Аиды так же, как в плаче Амнерис, склонившейся над могильным камнем любимого. Здесь нет абсолютных истин, победителей и побежденных; здесь есть бессмертные человеческие чувства, вопросы о жизни и смерти и многоточие, позволяющее зрителю самому себе ответить на них.


Сцена суда. «Аида» у пирамид, 1998 г.

«Аида», пожалуй, одна из самых известных «исторических» опер стала, тем не менее, произведением, говорящем о Человеке и его судьбе, протестующем против войны, насилия и национальной вражды. Радамес, вернувшийся с победоносной войны, побеждает самого себя и становится человеком тогда, когда просит отпустить пленных, думая о своей возлюбленной. Слабая и сомневающаяся, Аида, казалось, сломленная судьбой, побеждает свой страх и врагов, выбрав для себя смерть рядом с возлюбленным. Амнерис, страстная и надменная, обретает в себе искренность и силу духа, проклиная жрецов, осудивших любимого и забывая о своей гордости и величии в бесплодных попытках спасти свою любовь. Каждый из нас, забыв на мгновение о древнеегипетских костюмах и декорациях спектакля, прислушавшись к внутренней музыке чувств в опере, может услышать в самом себе страх Аиды и торжество Радамеса, страсть Амнерис и гнев Амонасро.

Именно поэтому вот уже несколько столетий люди разных стран и эпох спешно покупают билеты, увидев на афишах название «Аида».


«Аида» в древнем амфитеатре Вероны. 2000 г.

Ну а что же в итоге? В итоге любящие Аида и Радамес уходят из этого мира, полного официоза, барьеров, стереотипов и ограниченности в иной мир, где нет египтян и эфиопов, бессмысленного закона, пленных и победителей, а опустошенная и рыдающая Амнерис, обретя в себе человека, возвращается в мир людей, почувствовав своим собственным сердцем цену жизни и чувств. Драма, по накалу чувств близкая к творениям Шекспира, грандиозная и, одновременно, глубоко личная, стала излюбленным спектаклем многих театров мира, начиная от древнего амфитеатра в Вероне и завершая подножием великих пирамид в Гизе, где вскоре вновь прозвучит «Аида у Пирамид — 2002». Удивительная красота музыки Верди и величественные памятники Древнего Египта рождают здесь особенную атмосферу, в которой земля фараонов вновь и вновь голосами звезд мировой оперы повествует о человеческой судьбе и силе искренних чувств.

© Виктор Солкин
© Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»

«Аида у Пирамид — 2002» состоится 10 — 13 октября
Аида — Галина Калинина, Елена Зеленская
Радамес — Стефен О’Мара, Кристиан Йоханссон
Амнерис — Тициана Карраро, Сара М’Пунга
Амонасро — Франк Феррари
Рамфис — Реда Эль Вакил
Фараон — Алекс Эспозито
Верховная жрица — Иман Мустафа
Режиссер-постановщик Абдель Монейм Камель
Оркестр и хор Каирской Национальной Оперы

Дополнительная информация

http://www.uk.sis.gov.eg/aida2002/html/frontf.htm
http://www.opera-aida.com

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013