«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Египетский музей в Каире:
на поиски сокровищ в музейный подвал


Фасад Египетского музея в Каире.
Сооружен в 1902 году
  

Говорят, что Гастон Масперо, первый в истории директор хранилища древнего национального достояния Египта, хотел, чтобы музей напоминал усыпальницы древних царей этой страны на Ниле — с рельефами и статуями, мебелью и ювелирными украшениями. Теперь, через 100 лет после открытия Египетского музея в Каире в его подвалах хранится все, о чем только мог мечтать этот великий французский египтолог. Сегодня бродить по его темным лабиринтам все равно, что исследовать внутренности пирамид... Тусклый луч карманного фонарика высвечивает 3-х футовую каменную статую фараона, напоминающую колоссы Карнака или Луксора 4600 летней давности. Чуть дальше три купидона, будто только что привезенные с какого-нибудь кладбища времен королевы Виктории, абсолютно не вяжутся со стоящей рядом темной статуей фараона в традиционной позе — с вытянутыми по бокам руками, выступающей вперед левой ногой и величественным выражением лица. В углу примостились каменные опоры и капители, вполне бы сгодившиеся в любой мастерской художника или архитектора. Тем не менее, вход в подвальные помещения музея воспрещен для всех, кроме персонала и некоторых специалистов. Репортеру газеты «Ассошиэйтед Пресс» Донне Брайсон удалось на короткое время пробраться в эту сокровищницу. То, что она увидела, сильно напоминает фильмы об Индиане Джонсе — знаменитом археологе — только без змей...


Колоссальные статуи царей и богов
у входа в зал эпохи Рамессидов
  

Донне понадобилось обойти множество чиновничьих кабинетов, прежде чем хранитель музея открыл сейф и вручил связку ключей своему помощнику. Один из смотрителей взял ножницы для резки проволоки и свинцовой печати, опечатывавшей дверь в подвалы. И вот разрешение получено, печать срезана, двери открыты, — и небольшая группа спускается вниз по наклонному цементному полу к низкому арочному проему в стене, и, пройдя несколько запыленных огнетушителей, подходит к еще одной запертой двери, на этот раз железной, охраняемой пустым каменным саркофагом. После небольшой паузы один из членов группы, которая теперь включала еще охранника музея, второго помощника смотрителя и разнорабочего, отправился обратно за еще одной связкой ключей.

Здесь, внутри этого хранилища, гудки машин, скрип тормозов, и другие режущие ухо звуки самого центра Каира заглушаются. Первое место осмотра — специально выделенная территория для размещения около 150 вещей, предназначенных для выставки «Забытые Сокровища», которую планируется открыть 9 декабря для демонстрации памятников, долгое время находившихся в подвалах музея и других хранилищах.

Среди памятников, предназначенных для выставки «Забытые Сокровища» — два сфинкса размером со среднюю собаку, один из которых без головы. Они располагаются прямо на цементном полу, накрытые только легкой тканью. На полках за кусками оргстекла стоит мраморный сосуд очень тонкой работы и прекрасно выполненные статуэтки работников, которым предназначалось выполнять все за умершего царя — варить пиво, молоть зерно. Эти фигурки еще не датированы, но они очень сильно напоминают таких же, найденных в гробнице Тутанхамона, правившего 3300 лет назад.


Хранилище памятников всех веков египетской истории...
Диада Аменемхета III. 19 в. до н. э.
  

На протяжении многих лет смотрительница музея Эльхам Салах считала подвальные помещения только складом для ненужных или малоценных вещей, как вдруг от неутомимого Захи Хавасса, Генерального секретаря Высшего Совета по Древностям АРЕ, поступило распоряжение отобрать памятники искусства для выставки «Исчезнувшие Сокровища». «Это стало для меня открытием», — сказала она, — «Мы провели в подвалах музея настоящие раскопки».

Более того, многие предметы из подвалов г-жа Салах описывает как «никогда ранее не публиковавшиеся», т. е. те, которые еще предстоит изучить, чтобы они заняли достойное место в истории Египта. Смотрители музея в настоящее время связываются со многими археологическими миссиями, чтобы выяснить историю многих, уже «не спрятанных» сокровищ для будущей выставки.


Магическая статуя
Джедхора-спасителя
на втором этаже музея.
4 в. до н. э.

  

Многие из памятников искусства, находящиеся в настоящее время в подвальных помещениях, снабжены ярлыками, хотя время и пыль стерли многие записи. Предметы из запасников музея помещены в каталог, в то время как вещи из подвалов, поступающие непосредственно с раскопок и других музеев, практически никак не зарегистрированы. К тому времени, как будет составлен каталог всех предметов из подвалов музея, трудно будет определить, сколько памятников древнего искусства таинственно исчезли навсегда.

В процессе подготовки к выставке «Спрятанные Сокровища» исследователи просто берут здесь вещи наугад. «Для того, чтобы найти какую-нибудь определенную вещь, можно потратить несколько дней», — говорит г-жа Салах. И, действительно, все глубже спускаясь в подвалы, можно понять почему.

Тусклого света лампочек едва бывает достаточно, чтобы разглядеть лишь творящийся здесь беспорядок. В деревянных ящиках и картонных коробках, в которых раньше перевозили бутылки с минеральной водой, лежат сокровища, покрытые пылью, которую, похоже, не вытирали со дня открытия музея — 15 ноября 1902 года.

В коробке без крышки хранятся терракотовые сосуды, почти полностью закрытые бумагой и многослойной пылью. На одной из верхних полок лежит ничком человеческая фигура в натуральную величину. Наводящая на всех суеверный ужас статуя, с поднятыми к потолку руками, тут же вызывает спор у смотрителя музея и охранника. Что это? Мумия? При свете карманного фонарика мы видим, что это деревянная статуя. А мумия покоится чуть дальше, в деревянном, богато украшенном, саркофаге, и сквозь приоткрытую крышку можно различить почерневшие от пыли погребальные пелены.

Проходит еще немного времени, и в подвале становится душно. От восточного берега Нила нас отделяет только стена, хотя на стенах не видно воздействия воды. Захи Хавасс полагает, что несмотря на это, многие памятники культуры после стольких лет забвения будут безвозвратно потеряны.


Многочисленные статуэтки божеств в бесконечных витринах.
Патека. 7 — 4 вв. до н. э.
  

Захи Хавасс впервые появился в подвалах Каирского музея почти сразу после того, как был назначен Генеральным Секретарем Высшего совета по Древностям АРЕ в марте. В то время он просто из любопытства хотел найти ящики с древними памятниками, которые он направлял в Каир с места раскопок, главой которых он являлся, в середине 1970-х годов. «Подвалы музея для меня все равно, что археологическая миссия», — смеется он. Его широкая улыбка и бурный энтузиазм знакомы многим телезрителям, особенно после прямой трансляции с места исследований внутренних «дверей» пирамиды Хеопса. Захи Хавасс полагает, что в подвалах музея содержится более 100 000 предметов искусства — почти столько же, сколько вмещает в себя в настоящее время постоянная экспозиция. Он распорядился, чтобы каждая вещь из подвалов музея была аккуратно очищена от пыли и грязи, внесена в каталог и помещена в новое хранилище, которое планируется построить рядом с музеем. Старое подвальное помещение будет реорганизовано под исследовательские и реставрационные мастерские. Осуществление этого проекта планируется начать одновременно с открытием выставки «Забытые Сокровища», приуроченной к 100-летию со дня открытия музея. О том, чтобы вывезти эту выставку за пределы страны, пока речь не идет.

Многие памятники из старого музея в центре города будут перевезены в намного большее помещение Нового Египетского Музея, который планируется открыть через 5 лет на границе города и пустыни, в непосредственной близости от пирамид. В старом музее останется только несколько тысяч шедевров древнеегипетского искусства.

© «Associated Press»
© Авторизованный перевод: Наталия Королева

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013