«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Прикосновение к вечности: 80 лет со дня открытия гробницы Тутанхамона

«  М

едленно, мучительно медленно, как нам казалось, рабочие убирали остатки завала, загромождавшие нижнюю часть входа. Но вот, наконец, вся замурованная дверь перед нами. Решительный момент наступил. Дрожащими руками я проделал небольшое отверстие в левом верхнем углу замурованной стены. Темнота и пустота, в которую щуп свободно уходил на всю длину, говорили о том, что за этой стеной уже не было завала, как в только что очищенной нами галерее. Опасаясь скопления газа, мы сначала зажгли свечу. Затем, расширив немного отверстие, я просунул в него свечку и заглянул внутрь. Лорд Карнарвон, леди Эвелина и Коллендер, стоя позади меня, с тревогой ожидали приговора.

Сначала я ничего не увидел. Теплый воздух устремился из комнаты наружу, и пламя свечи замигало. Но постепенно, когда глаза освоились с полумраком, детали комнаты начали медленно выплывать из темноты. Здесь были странные фигуры зверей, статуи и золото — всюду мерцало золото! На какой-то миг — этот миг показался, наверное, вечностью тем, кто стоял позади меня, — я буквально онемел от изумления. Не в силах более сдерживаться, лорд Карнарвон с волнением спросил меня: «Вы что-нибудь видите?» Единственно, что я мог ему ответить, было «Да, чудесные вещи!»

Эти слова английского египтолога Говарда Картера, произнесенные им 24 ноября 1922 года навсегда вошли в анналы истории величайшего археологического открытия XX века, — в Долине царей была сломана печать царского некрополя на дверях в гробницу Тутанхамона. Двумя декадами ранее, 4 ноября 1922 года была найдена первая ступень лестницы, что вела к гробнице, потрясшей мир.

В ноябре 2002 года мы отмечаем 80-ти летие удивительных событий, итогом которых стали нескончаемые книги с фотографией посмертной маски царя на обложке, толпы туристов в залах Египетского музея в Каире, где экспонируются памятники из гробницы, и, наконец, нескончаемые вопросы о жизни, смерти и потрясающих человеческое воображение сокровищах юного царя, правившего на берегах Нила в 14 в. до н. э.

У каждого из нас, наверное, есть «свой» Тутанхамон. Я помню рассказы тех, кто в 1973 году отстаивал нескончаемые очереди в Москве, в ГМИИ им. А. С. Пушкина, чтобы увидеть избранные предметы, связанные с именем царя, привезенные под особой охраной из Каира. Я помню и свои собственные первые впечатления в бесконечных анфиладах здания на площади Тахрир, где стоят бесчисленные памятники из гробницы. Вернувшись, я осознал, что невозможно рассказать о том, что можно понять, лишь увидев; перебрав десятки книг в домашней библиотеке, в которых было изображение знаменитой маски, я понял, что то, что видел своими глазами, лишь отчасти передает один слайд. Все остальное было лишь жалким отблеском.

Памятники из гробницы Тутанхамона невозможно понять, посетив лишь залы Египетского музея. Попав в крохотные камеры гробницы фараона в Долине царей, в Фивах, разглядывая поврежденные росписи с явным «налетом» амарнского видения мира, поражаешься тому, как все эти тысячи предметов могли здесь уместиться — даже кадры хроники не передают невероятной миниатюрности гробницы. А если удается побыть в гробнице одному, воспользовавшись тем, что облаченный в белую галабию гафир вышел наружу, то, возможно, ваши ощущения от соприкосновения с вечностью станут куда более яркими. «Было бы безнадежно даже пытаться передать на бумаге те впечатления, которые делают посещение египетских усыпальниц таким волнующим, — писал некогда в своих мемуарах известный египтолог Артур Вейгалл, — как невозможно описать тишину, отзывающиеся эхом шаги, сумрачные тени, горячий, словно затаивший дыхание воздух, так невозможно передать ощущение безбрежности времени и столь глубокого проникновения в саму его суть».

Прошло 80 лет, срок, с точки зрения трехтысячелетней истории древнего Египта совсем незначительный, «пылинка» в потоке «вечности и бесконечности» и срок большой с точки зрения человеческой жизни; внимание к особе юного царя не утихает. Одни касаются его памяти, выпуская новое интересное исследование или каталог с памятниками из его гробницы, другие пытаются «остаться в истории», предложив еще одну, заведомо недоказуемую гипотезу о его смерти или пытаясь воссоздать его «прижизненное» лицо. Годы проходят, гипотезы сменяют одна другую, а таинственная загадка Тутанхамона остается, подарив нам возможность новых размышлений и бесед о величественном и удивительном наследии Древнего Египта.

Для более детального просмотра артефакта, кликните
мышью, на изображении предварительного просмотра

Каждый год бывая в Египте, в день вылета из Каира в Москву я обязательно захожу в залы Египетского музея, чтобы «попрощаться» с любимыми памятниками из его собрания, в надежде увидеть их вновь. Среди них всегда бывает погребальная маска юного царя. Несмотря на часто упоминающуюся «избитость», я каждый раз вижу ее по-новому. Его печальные глаза смотрят сквозь вас, куда-то в былые века, а по губам скользит едва заметная улыбка.

Кто-то видит в этом лице «проклятье фараонов», кто-то — червонное египетское золото, а кто-то — человеческую судьбу и подарившие ей бессмертие руки художника. Это не удивительно, ведь в Египте каждый найдет лишь то, что ищет.

Виктор Солкин

© Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»
© Фото: Архив Говарда Картера, «Griffith Institute, Oxford»

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013