«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

IV династия: новый взгляд
Сын солнца Джедефра

   Быстрый доступ
   к различным частям статьи

• Введение
• Благодетельный царь Снофру
• 
Хуфу и Великая пирамида
• 
Сын солнца Джедефра
• 
Хафра и возвращение в Гизу
• 
Менкаура и конец пирамид-гигантов
• 
Шепсескаф и «Мастабат эль-Фараун»

Из-за одной гипотезы, с которой еще несколько лет назад обычно соглашались, Джедефра приписали захват власти и перенесение царского некрополя из Гизы. В действительности, он лишь придерживался обычая начала IV династии, который поощрял смену места некрополя с вступлением на престол нового фараона; Снофру выбрал Дахшур, Хуфу — Гизу. Джедефра «устроился» в Абу Роаше, расположенном в десятке километоров к северо-западу от Великой Пирамиды. Однако, не очень понятен выбор такого скромного плато с резко выраженным естественным склоном, и, более того, трудным доступом, если только не иметь в виду исключительность его географического положения: с севера оно возвышается над Дельтой, с юга — над всем мемфисским плато, вершиной которого является. Такое положение могло бы подтвердить строительство памятника, названного Сехеду-Джедефра (Джедефра — звезда сехеду). В самом деле, с топографической точки зрения холм Абу Роаш был наиболее приближен к звездам, среди которых самой важной было Солнце. Возможно, это было стремлением стать под защиту Ра. Не объяснит ли его картуш Джедефра, котором виден иероглиф, обозначающий Солнце? Не выражено ли оно четко в титуле «Сын Солнца», впервые принятом, кажется, именно Джедефра?


Голофа сфинкса царя Джедефра.
Париж, Лувр

Что касается так называемой узурпации власти со стороны Джедефра, она не базируется ни на одном научно доказанном аргументе. Достаточно заметить, что решительное уничтожение имени фараона в Абу Роаше засвидетельствовано не было, наоборот, его культ процветал в эпоху всего Древнего царства, как это свидетельствуют, например, фрагменты статуи Менкаура.

Поскольку с востока, юга и запада доступ на плато Абу Роаш затруднен, к северо-востоку понадобилось построить наискось дорогу, более 1,5 км длиной, которая была удобна для доставки камней для строительства. Среди этих камней были многочисленные блоки асуанского гранита, используемые для облицовки памятника и его внутренней отделки. Эта процессионная дорога вела от храма в долине, еще не раскопанного, так как в начале века французские археологи сосредоточили свои усилия лишь на плато. Впрочем, с полным на то основанием, так как их усилия были щедро вознаграждены открытием нескольких сотен фрагментов статуй, среди которых — прекрасная голова статуи, находящаяся в Лувре. По сведениям, полученным франко-швейцарской миссией, предпринявшей раскопки в 1995 году, памятник Джедефра имел сторону основания 106,2 м, склон — в 52, что позволило бы ему достичь высоты 66 м, в случае, если бы это была пирамида с ровными гранями. Все-таки, современное состояние сооружения, хищно растащенного в римское время и позднее, по 300 верблюдов в день, по словам жителей конца прошлого века, не позволяет установить, какую форму оно имело по завершении строительства.


Абу Роаш.
Пирамидный комплекс
царя Джедефра
  

Вопрос о том, было ли завершено здания или нет, проистекает из короткого, в 8 лет, правления, обычно приписываемого Джедефра согласно Туринскому «Царскому списку», но необходимо вспомнить, что этот документ эпохи Рамессидов в части листа, касающейся IV династии, фрагментарен и имя Джедефра там не сохранилось. Однако мы знаем по крайней мере одну дату, современную его правлению, которая дает другую цифру. Речь идет о цветной метке на одном блоке, который покрывал котлован восточной ладьи Хуфу, упомянутый в году после 11-го (перепись), 1+хе (возможно 2е) месяца перет , 23+хе (возможно 25е) день, что соответствует 22-му году правления Джедефра. Итак, из этого можно сделать вывод, что у него было достаточно времени, чтобы закончить памятник в Абу Роаше.

Итак, в момент наивысшего расцвета строительства больших пирамид, Джедефра решил построить памятник небольшого размера, объем которого представлял собой едва ли десятую часть объема пирамиды Хуфу. Это удивительно, поскольку он располагал той же рабочей силой и теми же навыками, что и его отец. Зная, в каком ритме работали строители Снофру, Хуфу и позднее Хафра, можно сказать, что в течение 22 и более лет правления Джедефра, его архитекторы работали не спеша...

Прежде, чем говорить о возвращении Хафра в некрополь своего отца, необходимо вспомнить о местности Завиет аль-Ариан, расположенной в 5 км к югу от Гизы. Примерно в 1,5 км к северу от ступенчатой пирамиды III династии, находится то, что называют Великим Котлованом, являющимся по существу всего лишь огромной пирамидой, начатой царем, честолюбие которого было столь же велико, что у Хуфу. Для того, чтобы решить проблему подъема огромных блоков, которые были найдены в погребальном сооружении этого последнего, архитекторы Завиет аль-Ариан расположили погребальную камеру под пирамидой. Таким образом, строителям было более удобно манипулировать с многотонными камнями, такими как гранитные блоки облицовки камеры и камни внизу наклонного коридора, там где находится впечатляющий своей массой монолит в 43 тонны.

В западной части погребальной камеры находится уникальный гранитный саркофаг эллипсовидной формы — он встроен в облицовку. Заупокойное пристанище и наклонный коридор встроены в котлован Т-образной формы, который часто сравнивают с памятником Джедефра в Абу Роаше, что обусловлено соответствием архитектурных планов обоих построек. Что явилось одной из причин для того, чтобы хронологически расположить владельца Великого Котлована в Завиет аль-Ариана до царствования Хафра. Имя фараона, однако, остается загадкой, несмотря на дюжину примеров его картушей. Как же это возможно?

Открытый в 1900 году в Завиет аль-Ариан Великий Котлован был раскопан в начале века, с 1904 по 1906, потом — с 1911 по 1912 год. Руководитель работ, А. Барсанти, нашел несколько известняковых блоков с начертанными метками, в числе которых названия некоторых бригад рабочих, а главное — царский картуш. Таким образом, расшифровка имени фараона не составляла проблемы, принимая во внимание многочисленные примеры. К сожалению, эти надписи не были скопированы с оригиналов, а рисунки в свободной форме, опубликованные в 1906 и 1912 годах, не позволяют определить первый элемент имени, а вторым элементом была иероглифка. Изучив эти отметки, Г. Масперо, «покровитель» Барсанти, остановился на прочтении «Неферка», что кажется ошибочным. Со всем уважением к этим ученым прошлого, невозможно не присоединиться к мнению, высказанному П. Монтэ: «Возможно, определения Барсанти, несколько суммарны и Масперо конечно же должен был потрудиться отыскать лучшего рисовальщика Службы, чтобы скопировать находки, так как оригиналы более не читаемы».

Стр. 4 из 7
Назад в содержание Назад Вперед
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013