«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Польская археология в Египте

Польша была первой из стран восточного региона, начавшей раскопки в Египте. Джилл Камиль беседует с директором Польского центра средиземноморской археологии в Каире.

Сегодняшний Польский центр в Египте имеет прочно устоявшиеся традиции. Наряду с раскопками проводятся реставрационные работы во многих известных центрах, включая храм царицы Хатшепсут в фиванском некрополе Дейр эль-Бахри, римские постройки в Ком эль-Дикка в центре Александрии, восстановление фресок монастыря Архангела Гавриила (Дейр эль-Малак) в пустыне Наклун на юге Фаюмского оазиса, греко-римский город в Марина эль-Аламейн, археологические работы в западной Саккаре и Тель эль-Фарха, в Дельте.

Античные
мозаики в
Ком эль-Дикка

В начале XX века никто бы не предположил, что польская наука может внести какой-либо вклад в исследование древнеегипетской цивилизации. «Когда наша страна перестала существовать как независимое государство, выезжающие из страны путешествовали в основном по русским, немецким или австрийским паспортам», — говорит Михаил Гавликовски, директор центра. «Поляки ездили в Египет посмотреть на пирамиды или для лечения на сероводородные источники Хелуана, где размещались в польском пансионате «Ванда». Конечно, никакой научной деятельности, подобной той, которую вели немцы, англичане или французы, поляками не велось. Когда Польша получила независимость в 1918 году, было не до раскопок в какой-то далекой стране на Ниле. Египет же в то время был более известен своим хлопком и превосходным табаком — знаменитой маркой «Хедив». Когда в пансионате в Хелуане жил некоторое время герой войны за независимость маршал Пилсудски, никто даже не обратил на него внимания до того момента, пока он не получил из Польши поздравительные открытки к своему дню рождения...»


К. Михаловски в гостях у жителей Курны

Тогда для молодого профессора Варшавского Университета практически не было шансов сделать себе научную карьеру и имя в Египте. Казимир Михаловски, которому в то время, когда он получил кафедру Классической Археологии (1930 год), было всего 29 лет, решил представлять Польшу на международной археологической арене. Он объехал все крупнейшие музеи и университеты Европы, вернувшись в Варшаву полным энтузиазма. «Его амбиции стали для него движущей силой. Он шел к своей заветной цели, невзирая на превратности судьбы, наименьшими из которых было непонимание или обычная людская зависть», — добавил Гавликовски. «Конечно же, были и большие финансовые трудности».

В 1936 году Михаловского пригласили участвовать во франко-польских раскопках в Египте. Ему предстояло выбрать один из греко-римских памятников, и его выбор пал на Эдфу. Вокруг храма Хора Эдфусского, построенного во времена правления Птолемеев, возвышались холмы и насыпи, скрывающие руины древнего города Аполлинополь Магна (др. егип. Джеба). Во время первого сезона раскопок, проведенного при поддержке нескольких польских организаций, работа велась под руководством Бернарда Бриера из Французского Института. Михаловски руководил раскопками следующие два сезона.


Тутмос III, подносящий сосуды
Сокару. Рельеф из храма
Хатшепсут в Дейр эль-Бахри

«Когда началась Вторая Мировая Война, Михаловски попал в лагерь в Германии, где просидел шесть лет. Вынужденное бездействие — худшее из зол, поэтому он начинает обучать древнеегипетскому языку и иероглифике своих товарищей в заключении, хотя эти знания вряд ли кому-нибудь из них могли пригодиться», — рассказывает Гавликовский. Вернувшись после войны в Варшаву, он участвует в восстановлении национального Музея и получает кафедру в Университете.

Несколько из его довоенных учеников снова работают с ним, но Египет теперь кажется совсем недосягаемым. В 1957 году в музее Михаловски читает цикл публичных лекций «От Пирамид до Пикассо», на которые люди выстраивались в очередь. Стало понятно, что древность до сих пор интересует очень многих.

Тогда же, в 1957 году, появилась возможность вернуться, — Египет искал новых партнеров после Суэцкой войны. На этот раз для работы выбрали Телль Атриб, в Дельте (в настоящее время располагается в черте города Бенха. «На следующие 40 лет это стало хорошей подготовительной базой для всех польских археологов — там работали до тех пор, пока это позволял быстрый рост современного города», — рассказывает Гавликовский. Было найдено основание древнеегипетского храма, римские бани и плохо сохранившаяся христианская базилика. Но самая интересная находка была обнаружена всего несколько лет назад — останки греческого военного лагеря раннего периода правления Птолемеев с огромным количеством керамических статуэток, вдохновивших Кароля Мусливца на написание книги «Эрос на Ниле».

Следующий знаменательный период в научной карьере Михаловского начался в день, когда его попросили осмотреть подземные помещения мечети Наби Даниэль в самом центре Александрии — многие полагали, что именно здесь должна находится могила Александра Великого. «Все эти помещения под мечетью по своей структуре напоминали обычную цистерну», — говорит Гавликовски, — «а вот расположенный неподалеку холм Ком эль-Дикка сразу же привлек его внимание. При содействии муниципальных властей Александрии были удалены остатки Наполеоновского форта, и при прокладке первых рвов ученые сразу же наткнулись на более древние структуры. Михаловского попросили дать им оценку и выяснилось, что этой находкой нельзя жертвовать во имя развития прогресса».

Спустя 40 лет польская миссия все еще работает в Ком эль-Дикка, раскапывая и реставрируя в самом сердце Александрии древнеримские постройки. Для многих археологов Александрия за это время стала настоящим домом. Среди них Войцех Колатай. Увлеченный архитектор и реставратор, вышедший в прошлом году на пенсию, Колатай оставил яркий след в памяти всех, кто здесь его знал», — говорит Гавликовски. «Сейчас директором центра является Грегорш Майчерек, работающий на раскопках в течение последних 20 лет».

Польский археологический центр занимает в Египте прочное положение с 1959 года, долгие годы являясь практически единственным представителем такого уровня из стран восточной Европы. Польский Центр, подчиняющийся Варшавскому Университету, располагается в двух элегантных виллах на территории Гелиополя, где проходят публичные лекции, и где работают ученые и студенты.

«Для Михаловского было нелегко удержать свое детище «на плаву» — из-за зависти и частого плохого финансирования», — рассказывает Гавликовский. «Его часто спрашивали, особенно после возвращения на родину, почему такая небогатая страна, как Польша, должна тратить деньги на раскопки заграницей.


Вход в святилище на третьей
террасе храма Хатшепсут в
Дейр эль-Бахри

Обычно он отвечал, что цивилизация Древнего Египта имеет такое огромное значение для всего мира, что каждая уважающая себя нация должна считать за честь принимать участие в ее исследовании. После таких слов обычно не следовало возражений...»

В 1961 году египетские власти предложили польской миссии в Египте начать восстановление заупокойного храма царицы Хатшепсут в Дейр эль-Бахри. «Этот замечательный памятник был разрушен в результате землетрясения и падения нависающей над ним скалы», — говорит Гавликовски. «Работы по его восстановлению были начаты еще в начале 20-го века, но расчищены и восстановлены были только нижние ярусы храма. Тысячи каменных фрагментов, подобно гигантской головоломке, ожидали возвращения на свои места. Эта работа продолжается по сей день».

Разрозненные рельефы верхнего яруса храма теперь воссоединены, а сцены скального святилища вновь обрели прежние цвета. Хотя верхний ярус храма был официально открыт для туристов президентом Мубараком в марте 2002 года, тем не менее, работа продолжается, особенно в соседних святилищах, примыкающих к храму Тутмоса III — последователя Хатшепсут. Они были обнаружены польскими учеными во время поисков фрагментов храма самой царицы. Сейчас в Дейр эль-Бахри планируется создание музея под открытым небом, рассказывающего об истории этого места и его необычайных находках.


К. Михаловски изучает статую
Тутмоса III в развалинах его
храма в Дейр эль-Бахри

Одно из последних мест раскопок польской миссии — Марина эль-Аламейн, местечко, названное так по имени деревушки на северном побережье, рядом со знаменитым полем сражения. В римское время здесь был небольшой город — сейчас его название неизвестно. Это римское поселение чудом спасли от бульдозера, расчищавшего здесь место для туристской базы, и последние 15 лет здесь работает совместная польско-египетская группа археологов. Здесь помимо частных домов и общественных построек были обнаружены гробницы, вырезанные в скалах, с жертвенниками и колоннами у входов. В этом безымянном римском городе были популярны многие древнеегипетские погребальные обряды, также как и среди греческого населения самой Александрии. «Этот крошечный городок во многом отражает жизнь располагавшегося рядом большого города — Александрии» — рассказывает Гавликовски. Находки мумий до сих пор вызывают восхищение, и, пожалуй, самые волнующие раскопки ведутся сейчас под руководством Мусливца в западной Саккаре. Им были обнаружены сотни мумий позднего периода, просто захороненные в песке.

Самой значительной находкой в Саккаре за последнее время стала внешняя камера мастабы визира Мерефнебефа, украшенная цветными рельефами, изображающими самого визира, его многочисленных жен и детей, танцующих на пиру девушек, птиц и бабочек в его садах.

«Еще одна находка в незавершенной рядом мастабе не поддается объяснениям», — говорит Гавликовский. Это гигантский деревянный гарпун, слишком большой, чтобы пользоваться им в повседневной жизни, найденный на полу гробницы под головами различных животных». За это время в Египте побывали сотни польских студентов и ученых. Многие приспосабливаются к здешней жизни, набираются опыта. И хотя пансионата «Ванда» в Хелуане больше не существует, на смену его постояльцам пришли более решительные и энергичные обитатели и археологи Польского Центра в Гелиополе.

© «Аль-Ахрам»
© Авторизованный перевод: Наталия Королева

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013