«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

“Еще одна Клеопатра”
“GEO” №8 (август), 2003


Элизабет Тейлор —
Клеопатра в мечтах
Джозефа Манкевича.
1963 год.

В  августовском номере редакция «GEO», несмотря на недавний громкий провал с материалом о Хатшепсут, вновь обратилась к наследию Древнего Египта. В разделе «GEO Биография» на этот раз перед читателями предстает Клеопатра — «царица сфинкс», материал, к счастью, не переводившийся с немецкого, написанный русским автором — Анной Артемовой.

В целом, материал интересен и даже не был испорчен умелой рукой «известного» редактора А. Анастасьева, который вновь, выпуская номер, пытается грызть асуанский гранит Египта, который ему так не дается. Статья написана хорошим русским языком, основана на достаточно богатом, хотя и отчасти избитом фактическом материале и, что для «GEO» в последнее время стало очень актуально, не пестрит пошлыми заголовками.

«Она не обладала той необыкновенной красотой, которая сразу же покоряет людей. Но тем не менее ее очарованию трудно было противостоять.

Привлекательность этой женщины коренилась в ее личности, умении говорить, в той особой силе духа, которая проявлялась и в ее речах, и в ее действиях и подчиняла ее обаянию тех, кто общался с нею. Говорят, что звук ее голоса завораживал...», — эти слова Плутарха, посвященные одной из величайших женщин классической древности, стали лейтмотивом статьи, которая, следуя за Клеопатрой по всей ее судьбе, не забывает и об отражении образа царицы в мировом кинематографе.

Клеопатра,
представляющая
Цезариона Хатхор.
Рельеф в храме Хатхор
в Дендере. Лицо
царицы сбито
римлянами. Может
быть по этому ее и
не узнали в «GEO»?

Если сама статья, безусловно, хороша, то иллюстративный ряд к ней вновь подобран на скорую руку без знания необходимых тонкостей антиковедения и египтологии. Во-первых жаль, что прекрасные полотна и гравюры художников XIX века, использованные для «живописания» быта царицы остались без указания авторства, что, по отношению к авторскому произведению просто неэтично, а, кроме того, лишает читателя возможности пополнить свой багаж представителями европейского романтизма. Во-вторых, вновь появляются конкретные ошибки в египтологической части подписей. Так, один из двух знаменитых обелисков Тутмоса III, перевезенных птолемеями в Александрию и прозванных в XVIII–XIX века «иглами Клеопатры», почему-то стал «обелиском Клеопатры» (с. 44); царица Клеопатра III, далекая предшественница Клеопатры VII, запечатленная на рельефе в Ком-Омбо, «помолодела» и стала изображать свою далекую последовательницу (с. 37), почему-то в «жреческом головном уборе», — так назвали классический для птолемеевских цариц убор Хатхор-Исиды. Но самое невероятное случилось на странице 39: здесь явно хотели в качестве иллюстрации поместить изображение Клеопатры VII и Цезариона с задней стены храма в Дендере, однако, польстившись на миниатюрный рост божественного младенца Хора Шематауи и совершенно не зная, какая из фигур на стене изображает собственно, Клеопатру, вместо царицы с сыном поместили изображение Исиды-Хатхор с младенцем и гордо подписали: «На рельефе-
Клеопатра представляет Цезариона богам». И это притом, что на русском языке существует как минимум три хорошие книги по царице, в двух из них есть правильная иллюстрация со стены храма Хатхор.

Вывод один, хотя и противоречивый: хорошая статья А. Артемовой и, как всегда, полная безграмотность редактора, совершенно не ориентирующегося в историко-культурном материале Древнего Египта.

В заключение риторический вопрос: зачем с такой последовательностью затрагивать тему, которая требует знаний и опыта, если оные отсутствуют?

© Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ»

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013