«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

“Битва” за Розеттский камень
Официальное заявление д-ра Захи Хавасс в газете «Аль-Ахрам»

Некоторое время назад меня пригласили прочитать лекцию, посвященную празднованию 250-летия Британского музея.

Британский музей тесно сотрудничает с египетскими властями, в частности Вивиан Дэвис, который активно участвует в программе по предотвращению незаконного вывоза древностей и сохранению культурного наследия. Он именно тот человек, который обнаружил веские улики в деле кражи 24 папирусов, приведшего к осуждению Джонатана Токли-Пэрри. Поэтому, когда меня спросили, буду ли я в числе приглашенных гостей читать лекцию, я с радостью согласился, и за время пребывания в Лондоне я дал много интервью. Однако, меня огорчило, что один из журналистов, который никогда не говорил ни с Вивиан Дэвис, ни со мной лично, опубликовал клеветническую статью о политике Высшего Совета по Древностям в газете «Индепендент».

В этой статье говорилось, что я требовал возвращения Розеттского камня. В действительности, я просил на 3 месяца предоставить этот памятник для специальной выставки в его родной стране, чтобы египтяне, которые не могут поехать в Лондон, имели возможность увидеть этот уникальный и важный памятник нашей культуры.

Автор статьи ввел в заблуждение читателей обманом и искажением реальных фактов, поэтому я хотел бы рассказать, что же произошло в действительности. В статье говорилось, что Высший Совет по Древностям очень усложняет, и даже делает невозможными раскопки зарубежных миссий в Египте. Я не отрицаю, что с того времени, как я занял пост Генерального Секретаря Высшего Совета по Древностям АРЕ, было установлено много новых правил и предписаний как для египетских, так и для зарубежных миссий. Предписания, запрещающие проведение раскопок в Верхнем Египте, относятся как к египтянам, так и к иностранным археологам, и являются мерой крайней необходимости в целях сохранения памятников. В данное время очень важно направить все наши усилия и организационные программы на реставрацию и консервацию уже имеющихся памятников, прежде чем делать новые находки.

В статье журналист так же ввел в заблуждение читателей следующей «моей» цитатой: «Если это (контроль зарубежных археологов) не сделать сейчас, через 100 лет большинство наших памятников будут нуждаться в восстановлении». Автор статьи самостоятельно добавил уточнение моих слов, заключив их вскобки — (контроль зарубежных археологов), в то время как я под словом «это» подразумевал реставрацию и консервацию памятников! В то же время мы в первую очередь поддерживаем археологические проекты в районе Дельты, так как уровень воды там очень высок, и многие памятники находятся на стадии полного уничтожения.

Высший Совет по Древностям не препятствует работе зарубежных археологов в Египте. На самом деле, в Египте работают около 300 иностранных миссий, ежедневно делающие новые открытия. Единственное, чего мы просим от зарубежных коллег, это следовать правилам и предписаниям, из-за которых многие обвиняют меня в чрезмерном давлении. Но ведь это же просто смешно — моей важнейшей обязанностью является охрана памятников Египта. Те археологические миссии, которые в настоящее время работают в Египте, строго следуют научным методам, честно следуют всем правилам и предписаниям, в полной мере осознавая важность нашего законодательства для сохранения национального достояния.

Однако те, кто пытается покупать или продавать древности, или связаны с торговцами древностями, не уйдут от полиции. Я думаю, что именно они и дали неверную информацию газете «Индепендент» о моей работе и работе Высшего Совета по Древностям.

В дальнейшем в статье говорится, что Высший Совет по Древностям ни с того ни с сего высылает иностранных египтологов. В качестве примера приводится д-р Вилдунг, немецкий специалист, который объединил известняковый бюст царицы Нефертити с бронзовой статуей, утверждая, что именно поэтому ему и его жене было отказано в дальнейшей работе в Египте. Это абсолютно неверно! На самом деле разрешение на работы Вилдунга в Египте было аннулировано потому, что египетские власти имеют неопровержимые доказательства того, что он был задействован в незаконной перевозке и торговле древностями. В доказательство этого факта можно привести записанный на пленку разговор между торговцами древностями; также некоторые экспонаты Берлинского музея свидетельствуют о его виновности.

В качестве другого примера моего, так называемого, «несправедливого» отношения к иностранным археологам приводится недавнее заявление Джоан Флетчер, утверждавшей, что она обнаружила мумию Нефертити. Журналист пишет: «Хавасс бурно отреагировал на заявление Джоан Флетчер». Здесь я бы тоже хотел внести ясность. Флетчер действительно посещала гробницу Аменхотепа II в Луксоре и проводила исследование мумий. Согласно Закону о Древностях все открытия должны публиковаться только через Высший Совет по Древностям. Однако, Флетчер проигнорировала Высший Совет по Древностям и сделала заявление напрямую журналистам всего мира, что является прямым нарушением египетского законодательства. На самом деле это меня и расстроило. Что же касается ее исследования, по поводу этих мумий было сделано много предположений, она же делала свои сомнительные утверждения на основе ненаучных свидетельств, таких как проколотые уши мумии, что было обычным для царских детей XVIII династии. После рентгеновского обследования было установлено, что мумия принадлежит девочке 15–20 лет. Очень странно, что Флетчер могла решить, что это мумия Нефертити, которая, как известно, прожила с Эхнатоном 12 лет и родила 6-х детей.

Другим утверждением этой статьи, которое меня очень разозлило, было то, что я вижу «культурный национализм средством, способным успокоить исламских фундаменталистов, считающих что Египет стал чрезмерно прозападным». Это абсолютно смешно и даже оскорбительно — в Египте нет ни одного человека, который поверил бы в эту чушь. Наш президент постоянно выступает с заявлениями, что памятники Египта принадлежат не только нам, но и являются частью всеобщего наследия. Я не могу понять, почему «Индепендент» опубликовала эту статью, хотя подозреваю, что один-два бесчестных человека предоставили редакции всю эту лживую информацию.

Я просто недоумеваю, почему моя просьба вызвала такую негативную реакцию. Я просто попросил предоставить Розеттский камень для временной выставки в Египте — ведь Британский музей предоставляет свои экспонаты для специальных выставок, проводимых в разных музеях мира. Мы с моими коллегами выехали из Египта, чтобы принять участие в мероприятиях и лекциях Британского музея с целью представить публике наши исторические памятники и реликвии. Было бы прекрасно, если бы каждый поверил в это...

© «Аль-Ахрам»
© Авторизованный перевод: Наталия Королева

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013