«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

“Встряхнуть прошлое”

Захи Хавасс вызвал определенное напряжение в египтологических кругах, пытаясь вернуть на родину украденные древности.

Захи Хавасс — одна из самых ярких личностей, когда либо занимавших пост Генерального Секретаря Высшего Совета по древностям АРЕ, очень энергичный человек и большой ценитель влияния средств массовой информации.

В течение последних нескольких месяцев Захи Хавасс ведет кампанию по возвращению в Египет памятников древности, незаконно вывезенных из страны за последнее время, а также похищенных ранее. Хотя такая политика Хавасса вызывает бурный восторг у многих египетских националистов, его резкие замечания — ни одно из которых не было упущено прессой — вызвали волнение по нескольким причинам.

Работники музеев заняли оборонительные позиции по принципу «зуб за зуб».

Египетские, немецкие и британские журналисты обмениваются колкостями. Директор ведущего музея Германии предположил даже, более чем в невежливой форме, что с тех пор, как Хавасс был назначен Генеральным секретарем, он считает себя равным богам, которых он изучал.

Став преемником Габаллы Али Габалла на этом посту в апреле 2002, Захи Хавасс стал звездой всех средств массовой информации как у себя на родине, так и за рубежом. Часто появляясь в североамериканской и европейской прессе, воодушевленной его приключениями в стиле Индианы Джонса, Хавасс вошел в историю с проектом исследования Великой Пирамиды Хуфу, в процессе которого при помощи крошечного робота и камер исследовалась одна из закрытых камер. Трансляция шла в прямом эфире и закончилась разочарованием многомиллионной аудитории, которая вместо ожидаемых сказочных сокровищ увидела ни что иное, как еще одну запечатанную дверь.

В феврале этого года Хавасс развернул маштабную акцию против главы отдела по возвращению древностей Абд эль-Карима Абу Шанаба, который был арестован по обвинению в получении взятки от контрабандистов. В настоящее время, по словам сотрудника высшего Совета по Древностям, Абу Шанаб находится в тюрьме в ожидании суда.

«Целью этого отдела является отслеживание всех памятниклв древнеегипетского искусства, незаконно вывезенных из страны после 1970 года — года принятия конвенции ЮНЕСКО по возвращению древностей», — заявил Захи Хавасс.

Всемирное культурное наследие находится под официальной защитой ЮНЕСКО — департамента ООН по вопросам культуры, науки и образования. Одна из конвенций ЮНЕСКО посвящена памятникам древности. Принятая в 1970 году, она не действует на памятники, приобретенные ранее этого срока. Она принята всеми музеями мира как основополагающий свод правил, согласно которым предметы культурного наследия можно продавать, покупать или приобретать каким-либо другим образом.

Хавасс заявил, что так как предметы, вывезенные после 1970 года, являются, в сновном, «небольшими памятниками», его целью является полностью прекратить всю незаконную торговлю древностями и превратить Египет в страну, определяющую правила, которым необходимо следовать.

«Люди начали обращать внимание на нашу деятельность», — заявил Хавасс, приведя в качестве примера одну женщину из Торонто, в Канаде, которая, приобретя украденные египетские памятники, передала их в местный музей. «Музей, в свою очередь, вернул их нам», — заметил Хавасс.

Египет также получает поддержку от представителей закона. 11 июня прошлого года в Нью-Йорке федеральный судья приговорил торговца древностями Фредерика Шульца к 33 месяцам тюремного заключения и наложил на него штраф в сумме $50 000 после того, как Щульц был обвинен в контрабанде и торговле ворованными памятниками древнеегипетского искусства.

Также не все спокойно и в самой Службе Древностей. Не называя имен, Хавасс объяснил, что «одной из проблем является то, что миссии многих музеев мира не препятствовали проводить раскопки поздно вечером, т. е. тогда, когда нет наблюдения, что косвенно способствовало контрабанде незарегистрированных находок из страны». Хавасс подчеркнул, что в настоящее время усилена охрана археологических зон и все главы миссий уведомлены об ужесточившихся правилах. «Любому человеку, занимающемуся египтологией, будет запрещено работать на территории Египта, если он будет обвинен в воровстве или торговле древностями».

Это серьезная угроза. В Египет всегда приезжали археологические группы со всего мира. Например, Британский музей имеет в настоящее время пять археологических миссий на территории Египта. И, хотя время раздела находок давно миновало (все памятники, найденные на территории Египта, теперь остаются в стране), крупные открытия приносят славу тем, кто их делает.

И снова на помощь Хавассу приходит закон: 5 августа архитектор Стефан Руссо, член французской миссии подводной археологии в Александрии, был арестован в аэропорту за попытку незаконного вывоза древностей за пределы страны. В настоящее время он задержан на 45 суток для расследования дела.

Еще одной целью отдела по возвращению памятников является возвращение рельефов, «вырезанных из гробниц». Хавасс заявляет, что он хочет, чтобы все рельефы, вывезенные из Египта за последние 200 лет, были возвращены на родину. «Такие рельефы, — говорит он, — есть во всех музеях мира».

«Я так расстроился, — жаловался Хавасс, — когда зашел в гробницу Аменхотепа III в Луксоре, и увидел изображение царя без головы». Голова, вырезанная из рельефа еще в 19 веке, в настоящее время находится в собрании Лувра, Франция. «Мы потребуем его обратно», — заявил Хавасс.

Он считает вырубание рельефов разрушительным актом и не согласен с датой, оговоренной конвенцией ЮНЕСКО — возвращать памятники, незаконно вывезенные после 1970 года. Как он полагает, здесь мы имеем дело совсем с другим случаем — эти памятники должны быть возвращены по доброй воле.

Музей Michael C. Carlos в Атланте, штат Джорджия, США, продемонстрировал подобный акт доброй воли в апреле этого года, вернув в Египет несколько рельефов, которые, по словам Хавасса, были вырезаны из гробниц в 1860-х годах.

«Мы вернули Захи четыре известняковых фрагмента», — подтвердил Алисон Диксон, координатор по связям с общественностью в Carlos Museum.

Известняковые рельефы из гробницы Сети I были приобретены у музея Niagara Falls, Канада в составе коллекции «древнеегипетских саркофагов, мумий и других памятников». Как только стало известно происхождение рельефов, администрация музея решила передать их в Египет в рамках проекта по сохранению древнеегипетского наследия.

«Я, в свою очередь, вернул эти рельефы непосредственно в гробницу, а не в музей», — гордо заявил Захи Хавасс.

Возможно, Хавасс имеет самые лучшие намерения, но подобные действия впечатляют далеко не всех. Дитрих Вилдунг, директор Берлинского музея Шарлоттенбург, обвиняет Хавасса в том, что он стал чересчур агрессивным и неконтактным.

В течение последних нескольких месяцев Захи Хавасс публично неоднократно озвучивал свое горячее желание вернуть знаменитый бюст царицы Нефертити, который сейчас находится в коллекции музея Шарлоттенбург, в Египет. «Помимо рельефов, бюст Нефертити является одним из памятников, которые мы должны вернуть, так как он был вывезен абсолютно незаконно», — заявил Захи Хавасс.

«Возвращение бюста знаменитой царицы, которому более 3300 лет, даже не может обсуждаться», — сказал Вилдунг, который отклонил требование Хавасса как «возмутительное».

«Я убежден, что он знает все факты, так же, как и я. Это касается честного разделения находок. Захи знает, что законность вывоза именно этого памятника не вызывает сомнений», — утверждает Вилдунг.

По существу, Египет утверждает, что германская миссия, нашедшая бюст царицы в 1912 году, обманула Египетскую Службу Древностей того времени, покрыв памятник слоем грязи, чтобы скрыть его очевидную ценность. В соответствии с соглашением о разделе находок, германской миссии полагалась часть найденных вещей, но египетские власти имели право первого выбора. По одной из версий, когда пришлось выбирать из двух вещей — покрытого грязью бюста и другого скульптурного портрета меньшей ценности — египетские власти выбрали последний.

Словесная перебранка по поводу бюста Нефертити была разыграна только средствами массовой информации, так как, по словам Вилдунга, с прошлого сентября между двумя бывшими коллегами не было ни одного прямого контакта. Напряжение достигло предела в июне этого года, когда Берлинский музей разместил известняковый бюст на бронзовой статуе женщины. Хавасс заявил, что Вилдунг создал «постыдную демонстрацию», и что «бюст должен быть возвращен в Египет для его сохранения». Вилдунг назвал нападки Хавасса «бестактными и абсурдными».

Требования Хавасса по поводу бюста Нефертити только маленькая часть большой проблемы, утверждает Вилдунг, который знает его уже более 20 лет. «Когда Захи еще не был генеральным секретарем высшего Совета по Древностям, с ним приятно было иметь дело. Сейчас же он всеми силами стремится доказать, что он достоин такой высокой должности».

Вилдунг вспоминает времена, когда они оба были хорошими друзьями, и отношения между ними были теплыми. «Я помню, как время от времени Захи и я садились вместе под деревом, ели цыпленка и пастрами и запивали минеральной водой».

«Мне бы хотелось вновь увидеть его столь же контактным человеком без теперешних агрессивных ноток», — продолжает Вилдунг. «В Египте в настоящее время сотни хранилищ древностей, которые еще не изучены и никогда не выставлялись. Со стороны Захи было бы мудрее занятся изучением и документированием этих памятников».

Обращение Хавасса к Британскому музею с просьбой предоставить Египту Розеттский камень для 3-х месячной выставки также вызвал международную шумиху.

Плита, размером в 4 фута, открывшая путь к пониманию древнеегипетской письменности — является одним из самых значимых экспонатов Британского музея. Хавасс заявил, что только собирался сделать официальный запрос памятника, а пока только упомянул об этом в разговоре с директором Британского музея д-ром Нейлом Мак Грегором. Но лондонская пресса незамедлила раздуть скандал между двумя коллегами сверх всякой меры.

«Independent» (одно из основных периодических изданий в Британии) просто сошла с ума, утверждая, будто я чуть ли не потребовал вернуть Розеттский камень обрато в Египет», — заявил Хавасс.

В одной из статей в конце июля «Independent» представила Хавасса как «человека, склонного к разрыву отношений, что стало для него нормой вещей», утверждая, что Хавасс с самого начала дал понять Мак Грегору, что он хотел бы навсегда вернуть Розеттский камень в Египет. И только перед самым отъездом, по словам автора статьи, Хавасс в качестве компромисса сделал предложение о 3-х месячной экспозиции памятника.

И, хотя Британский музей отказался дать интервью газете «Egypt Today», он сделал официальное заявление, разъясняющее его позиции: «У нас прекрасные отношения с нашими коллегами в Египте. Мы всегда открыты к сотрудничеству в работе над совместными проектами, но нам абсолютно ясно, как и им, что Розеттский камень останется в Лондоне, чтобы на него могди посмотреть как можно больше иностранных туристов».

«Это был просто нелепый разговор», — настаивает Хавасс. «Меня больше всего разозлил разговор о том, чем мы можем гарантировать возвращение Розеттского камня обратно, если они предоставят его Египту для 3-х месячной выставки». «Разве мы пираты?»

Несмотря на всю драматичность ситуации, это все-таки еще и хороший бизнес. Ежегодно Британский музей посещают более 5 млн посетителей, и Розеттский камень является одним из центральных экспонатов.

Администрация музея, как и все хорошие бизнесмены, прекрасно понимают, что их экспонаты дают посетителям именно то, что они хотят получить. У Хавасса есть сокровища Тутанхамона, которые многие люди в мире никогда могут не увидеть. Но ему надо больше. Почему? Было бы слишком просто списать все его требования только на жадность, как это многие пытаются сделать — для небогатой нации, где туризм является основным источником дохода, это еще и хорошее деловое чутье.

© «Аль-Ахрам»
© Авторизованный перевод: Наталия Королева

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013