«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

По следу исчезнувшего фараона

После находки гробницы жреца царского культа в Саккаре, археологи собираются, наконец узнать, кем был Усеркара, малоизвестный фараон VI-ой династии...

Чтобы освободить рельефы от их песчаной оболочки, археологи, не зная того, снова повторяют жесты художников, которые 4300 лет тому назад изобразили верховного жреца Хаунефера и его супругу Хути. Под ворсинками щеток проступили силуэты умерших: вырисовываются разрез глаз, профиль лица, изящно заплетенные прически, губы в едва заметной улыбке... Их молодость, кажется, бросает вызов смерти.

В эпоху Древнего царства (2700–2200 до нашей эры) в центре египетской экономики были пирамиды: большая сторона народа жила, мыслила и производила, чтобы снабжать эти просторные заупокойные комплексы. Большая часть фараонов четырех династий, которые оставили следы в этот период, была похоронена на плато Саккара, которое располагалось напротив столицы — Мемфиса. Василь Добрев, директор археологической миссии Французского Института восточной археологии в Каире (IFAO), поясняет: «Пирамиды четырех известных царей VI-ой династией оказываются почти все в южной зоне Саккары, расположенные в хронологическом порядке, с севера на юг. Между тем, в этом списке недостает заупокойных памятников трех правителей, которые никогда не были обнаружены. Среди них, фараон Усеркара, который царствовал в промежутке между первым царем VI-ой династии Тети и третьим — Пепи I».

Вот уже более семнадцати лет французский египтолог болгарского происхождения работает в этом месте. Специализирующийся на изучении надписей строителей пирамид, он особенно интересуется их строительством: «Однажды мне в голову пришла простая мысль: чтобы лучше понимать различные этапы строительства, надо было бы найти незаконченную пирамиду недолго царствовавшего фараона. Одним из лучших кандидатов был Усеркара, чье царствование не превысило, вероятно, четырех лет».

Однако легко было только обнаружить след исчезнувшего фараона. Василь Добрев, изучая в египетском Музее в Каире крышку саркофага одной из цариц Древнего царства, отметил, что есть «пробел» между царствованиями Тети и Пепи I. Всегда в том же музее, он также отметил, что один фараон XIII-ой династии, Хенджер, выбрал в качестве второго имени «Усеркара». Способ воздать должное его знаменитому предку.

Факт, что «Хенджер — Усеркара» выбрал южную Саккару для строительства своей пирамиды, убедил египтолога вести раскопки в этом месте.

«Велики были шансы того, — рассказывает Вассиль Добрев, — что гробница Усеркара находится здесь, в месте Таббет эль-Геш, в 1200 метрах от древнейшего каменного памятника человечества — пирамиды Джосера. Надо быть немного сумасшедшим, чтобы представить некрополь, со своими часовнями, дворами и перистильными залами посреди пустыни камней и песка. Чтобы видеть больше, чем то, что способен различить глаз, археолог должен обладать превосходными знаниями в египтологии и уметь тщательно наблюдать...» Но, прежде всего, удача! Убедившись, при помощи теодолита частоты GPS, перехватывающего сигналы восьми спутников и картографии почвы, осуществленной Дамьеном Лесни (топографом миссии), что основания пирамид в южной Саккаре расположены на той же высоте, примерно в 45 метрах выше уровня моря, Василь Добрев на практике реализовал свою недавнюю «теорию направлений (осей)»: «Расположение пирамид не кажется выбранным случайно, но в соответствии с уровнем выравнивания. Принимая в расчет это расположение, пирамида Усеркара должна была бы оказаться между пирамидами Тети и Пепи I, в необычно важном свободном пространстве, из-за сильной плотности погребений в некрополе. Стратиграфические раскопки, осуществленные с осени 2002, должны были показать, что у него было верное чутье.

Цель исследований для современной археологии больше не является той же, что в начале прошлого века. «Мы больше не ищем зарытые сокровища, но применяем точные методики, изучающие почву слой за слоем, ничего не оставляя «на авось». Коллекция музея больше не является целью исследования, ее заменило собрание данных и материалов», — говорит Добрев.

Внешний слой вскоре предоставил первые данные: на глубине 50 см освобождены от песка саркофаги женщины и ребенка, так же как и прекрасно сохранившиеся корзины приношений. Однако, это только следы того, что ожидал египтолог: «эти захоронения, датирующиеся Саисским периодом, или Поздним временем (VII–III вв. до нашей эры), подсказывают нам, что мы на правильном пути...

Несколькими метрами ниже мы обнаружили постройки из кирпича-сырца, укрывшие большое количество скелетов и мелкие погребальные предметы, что было скорее хорошим знаком, так как в течение этого периода высокопоставленные чиновники вновь вкладывали средства в некрополи своих известных предшественников.

После структур из кирпича-сырца археологи расчистили настоящую улицу, окаймленную скальными гробницами, датирующимися эпохой Древнего царства. Вскоре лопаты освободили большую часть входа, и из-под кистей исследователей появились раскрашенные рельефы, исключительно хорошо сохранившиеся. Их цвета кажутся столь же свежими, как если бы они только что были нанесены: «Красно-коричневый цвет для мужчин, желтая охра для женских силуэтов. Рядом с ними — иероглифы сообщают имена умерших: Хунефер и его супруга Хути».

«Кем был этот Хаунефер, столь великолепно погребенный здесь?», — спрашивает себя Василь Добрев. Согласно надписям, речь идет о верховном жреце, в обязанности которого входило одевание статуй, их украшение и их омовение, по случаю царских церемоний, которые проходили в храме Пепи I, расположенном приблизительно в 800 метрах от гробницы.

Осматривая более внимательно этот вход, археолог отметил отсутствие некоторых камней обрамления, которые, кажется, выпилены, чтобы исказить биографию умершего. Также, благодаря рельефам Бернар Матье, директор Французского Института и один из наиболее известных французских эпиграфистов, обнаружил, что этот последний в течение своей жизни поменял супругу: «изображение первой женщины, молодой и очевидно являвшейся законной супругой Хаунефера, было нетронуто. Напротив, второе изображение его подруги в зрелые годы, было искажено. Уродуя глаза и рот, кто-то хотел лишить ее любой надежды на возрождение, в соответствие с египетским мировоззрением.

Супруга или сожительница? Новая тайна добавляется к тайне выпиленных камней. Продолжение раскопок позволит тогда расчистить новые гробницы других действующих лиц этой истории вокруг погребения верховного жреца, придавая команде Василя Добрева уверенность в том, под обнаруженным на свет лабиринтом коридоров и погребальных помещений таится некрополь наиважнейшего значения. Возможно, это пирамида потерянного фараона VI-ой династии, Усеркара?

«Интересно подчеркнуть, — отмечает Василь Добрев, — что именно в Саккаре обнаружили единственные пирамиды, украшенные религиозными текстами. Иероглифические тексты самой поэтической формы, какая только существует, покрывают стены погребальных камер, для того, чтобы возрадовать умершего фараона, сидящего на троне Осириса».

Подлинные тексты Древнего царства, эти надписи в гробницах составляют бесценное богатство для специалистов, которые находят там неисчерпаемый источник информации о фараонах, а также о повседневной жизни во дворце. Расшифровывая эти иероглифы, Бернар Матье узнает, что вторая супруга верховного жреца Хаунефера была фактически его старшей дочерью. Вероятно, она была официально названа отцом своей супругой после загадочной смерти ее матери, Хути... Тогда перед археологами встает вопрос: если эта преемственность была законной, почему тогда лицо новой жрицы было впоследствии стерто?

Надо немного поиграть в Индиану Джонса, когда мы пускаемся по следам истории, которая произошла 4000 лет тому назад. Метод дедукции тогда может оказаться полезным. Не был ли виновником этого акта недоброжелательности старший сын Хаунефера? Действительно, мог ли он быть лишенным доверия отца в пользу своей сестры? В этом случае, гробница верховного жреца VI-ой династии обнаружила бы нам гнусную семейную интригу...

«Конечно, у нас нет ни малейшего указания на гробницу потерянного фараона!» — вздыхает Василь Добрев. Для французского египтолога, каждое указание ценно, так как оно может принести ответ на загадку. Также как можно представить себе его возбуждение, когда землекопы сообщают ему, что обнаружили две погребальные шахты, среди которых одна, более глубокая, кажется, ведет к просторному углублению. Держим ли мы наконец ключ к тайне? При свете своего факела, Василь погружается в узкий проход. В конце — велико его разочарование: скелет Хаунефера расчленен, его деревянный гроб полностью разложился и погребальный инвентарь исчез...

«Возможно, по политическим причинам, — подчеркивает Василь Добрев, — место было ограблено к концу Древнего царства. Все же одна деталь поражает археолога: грабители похитили не только мебель и драгоценности, они также стерли некоторые записи, выгравированные на стенках гробницы. Шла ли речь о компрометирующих текстах?

«Мы сталкиваемся лицом к лицу с выраженным желанием стереть часть прошлого Хаунефера! Очевидно, оно имеет отношение к фараону. Был ли умерший вовлечен в заговор? Если только речь шла об Усеркара? Египетский жрец III-ого века до нашей эры, Манефон, рассказывает в своей Истории Египта, что он взял власть, после того, как его предшественник, царь Тети был убит своим телохранителем. Не был ли Усеркара инициатором этого преступления? В этом случае надписи были разрушены для того, чтобы стереть из коллективной памяти имя оспоренного правителя...

Эти данные заставляют французского археолога думать, что он находится поблизости от пирамиды потерянного фараона. Время покажет...

© «Le Figaro»
© Авторизованный перевод: Татьяна Рубановская

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013