«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Насри Искандер: время, наука и царские мумии


Насри Искандер
в хранилище мумий
животных

Насри Искандер, после того, как посвятил свою жизнь сохранению мумий в музее египетского искусства в Каире, пришел к выводу, что «с мертвыми работать намного лучше — они доставляют меньше неприятностей».

Работая со сморщившимися, высушенными телами тех, кто правил Египтом боле 3500 лет назад, Насри Искандер заметил одну парадоксальную вещь: туристов всегда больше всего привлекают мумии, в то время как для профессиональных египтологов, интересующихся главным образом иероглифами или сверкающими погребальными масками, а не грудой костей, они всегда были чем-то вроде нелюбимых приемных детей.

«Это очень недальновидно, поскольку именно мумии являются основой нашей цивилизации», — говорит он, — «все, что мы видим, было построено этими мумиями — саркофаги, гробницы, пирамиды, храмы».

Г-н Искандер, которому сейчас 61 год, в прошлом году вышел на пенсию, оставив должность главы отдела исследований и консервации памятников в Высшем Совете по древностям АРЕ. Но он продолжает участвовать в качестве консультанта в нескольких значительных проектах, исследующих как человеческие мумии, так и мумиии животных.

Если человеческие мумии еще интересуют большую часть исследователей, то этого нельзя сказать о мумиях животных. Древние египтяне мумифицировали всех — от крошечных землероек и собак до крокодилов — по одной из четырех причин. Животные могли быть либо священным животным божества, либо храмовым жертвоприношением. Домашних любимцев также мумифицировали и помещали в гробницу хозяина, либо они могли служить пищей во время «путешествия в вечность».

Насри Искандер, добродушный человек с седыми волосами, большую часть своей жизни и период 80-х и 90-х годов посвятил сохранению и консервации царских мумий. Когда этот проект был окончен, он на протяжении пяти последних лет работал с богатой коллекцией мумий животных в Каирском музее.

Он и его коллега, Салима Икрам, египтолог из Американского Университета в Каире, временно закрыли помещение с мумиями животных и начали изучение более чем 165 мумий.

В прошлом месяце сюда добавили несколько выставочных шкафов. Теперь огромные мумии крокодилов не собирают пыль, в беспорядке валяясь на столах. В скором времени планируется перенести выставку в более просторное помещение, так как дирекция музея полагает, что эта комната стала чересчур тесной.

По некоторым из выставленных экспонатов можно судить о тонком юморе г-на Искандера  — например, на этикетке, прилагаемой к ребру животного, предназначавшегося для загробной трапезы, можно прочесть: «хорошо приготовленный шашлык на ребрышках был популярен с давних времен».


Рамсес II: величие прошлого под музейным стеклом

Интерес г-на Искандера к мумиям начался с 1943 года, то есть с самого его рождения в коптско-христианской семье известных ученых из Александрии. Его недавно умерший дядюшка Заки известен тем, что сделал крупное научное открытие в области химической обработки и консервации мумий. Некоторые его опытные утки, голуби и кролики, мумифицированные им в 1940-х годах, все еще являются экспонатами музея Мумификации в Луксоре, открытию которого содействовал г-н Искандер.

Согласно воспоминаниям г-на Искандера, когда он был еще ребенком за обеденным столом его дядюшка часто рассказывал о разных вещах, таких как ужасный запах из сосудов в его лаболатории, где он пытался восстановить древние способы мумификации.

В 1965 году г-н Искандер получил диплом физика и математика александрийского Университета, и сразу же занялся древностями.

Первая его мумия попала к нему только в 1972 году, и процесс реставрации этой царицы определил всю его дальнейшую судьбу. Два месяца он просто на нее смотрел, боясь тронуть, и не зная, с чего начать. Единственный совет, который ему дал его знаменитый дядя — много читать и всегда одевать маску, на случай, если в теле остались бактерии тысячелетней давности.


Мумия царицы Хенуттауи.
XXI дин. Каир, Египетский музей

Лицо и тело царицы Хенуттауи было покрыто обезображивающим белым порошком. Вскоре ученый обнаружил определенное сходство между действиями современных пластических хирургов и бальзамировщиков прошлого. Чтобы усопшая царица выглядела молодой и здоровой они вводили под кожу ее лица животный жир. С течением времени жир вступил в химическую реакцию с солью, которая использовалась для высушивания тела при бальзамировании, образуя таким образом что-то вроде современного стирального порошка — так образовался белый порошок, покрывающий кожу лица царицы.

Древние египтяне верили в возрождение. Правители и зажиточные египтяне в течение жизни заботились о том, чтобы их тело было сохранено после смерти. Если тело будет разрушено — то душа тоже погибнет, полагали они.

Когда г-н Искандер начинал свою карьеру в Египетском музее в Каире в простых стекляннах ящиках хранилось 27 царских мумий. Некоторые из них были покрыты воском, в попытке сохранить их, другие периодически облучали гамма-лучами, чтобы предотвратить размножение вредных бактерий.

Изначально процесс мумификации был направлен на то, чтобы высушить тело настолько, чтобы бактерии, которые питаются тканями тела, не могли бы выжить. Но после пребывания в темноте гробниц с минимумом кислорода в течение тысячелетий, обезвоженные тела древнеегипетской знати вынесли на яркий свет, под воздействие загрязнений окружающей среды и взгляды тысяч туристов. Казалось, о вечной жизни можно было забыть...

К тому же, иногда возникают другие неожиданные проблемы, так как современный Каир растет с каждым годом. Взять хотя бы случай загадочного перемещения ящиков с мумиями... Служащие г-на Искандера сообщили, что некоторые предметы погребального инвентаря, расположенные рядом с мумиями, мистическим образом перемещаются по ночам. Конечно же, никто с самого начала не верил в полтергейст, но для того, чтобы решить эту загадку, г-ну Искандеру и его коллегам понадобилось немало времени. Дело в том, что строительство нового туннеля метро как раз под зданием музея было причиной этих таинственных перемещений.

Учитывая все эти факторы, очевидно, что мумии были обречены обратиться в пыть. Именно поэтому г-н Искандер совместно с музеем Гетти из Лос Аджелеса разрабатывал специальные стеклянные ящики, контролирующие уровень кислорода и загрязненности окружающей среды, температуру, перемещение и многие другие факторы.

Результатом его многолетнего труда стало открытие первого зала царских мумий в Египетском музее в 1994 году. Открытие второго зала, где будут выставлены еще 12 мумий, ожидается через два года — сейчас этот проект уже находится на стадии завершения.

Глубокое почтение наполняет г-на Искандера, когда он входит в зал с мумиями. «Я никогда не слышал голосов, но я чувствую, что я летаю здесь вместе с этими людьми, что их души находятся здесь, рядом со мной», — сказал он, когда его спросили, как он относится к 11 лежащим здесь царям и царицам. «Я все время чувствую, что стою перед великими людьми».

В конце концов, это те самые правители, которые строили многие чудеса древнего мира. Г-н Искандер знает всех царей в лицо. Вот, например, царь со смертельными ранами на голове, полученными во время битвы, другой — со следами оспы на лице... Он признается, что иногда разговаривает с мумиями, но только чтобы заверить их, что они находятся в надежных руках.

Достигнув почтенного возраста, когда уже можно задуматься о смерти, г-н Искандер говорит, что тоже желал бы быть мумифицированным, только сомневается, что это может произойти. «Кто сможет это сделать для меня? В Египте это считается незаконным», — смеется он. «Большую часть своей жизни я посвятил сохранению тел других, почему бы мне не последовать такому же примеру?».

© «New York Times»
© Авторизованный перевод: Наталия Королева

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013