«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Сива: беседы с Амоном

Оазис Сива притягивает своей славой, священной историей и необычностью. В один из визитов в Сиву археолог Дженни Джоббинс исследовала первые его дни, взлет и падение культа оракула Амона в оазисе, лежащем в объятиях великого моря пустыни всего в 50 км. от ливийской границы. Это место поразительно красиво, и если кто-либо думает, что видел весь Египет, он должен приехать в Сиву — и он убедится, что это далеко не так. Горные породы цвета меда и хрупкие белоснежные известняковые породы окаймляют плато, которое очаровывает изумрудной зеленью пальм, растущих по краям пяти огромных соленых озер. Но этот земной рай все же обманчив: зеленеющие пальмы приземисты, соленая земля мало пригодна для большинства растений, за исключением тростника и оливковых деревьев, а вода озер слишком соленая для рыбы.

Но и сейчас Сива знаменита своими финиковыми пальмами, плоды которых наряду с оливками и апельсинами на протяжении столетий были основными продуктами экспорта. Финиковые пальмы растут лишь при условии должного ухода за ними, но здесь они вырастают и без помощи человека! Крестьяне отмечают, что при должном уходе здесь, как в былые времена можно вырастить даже гранаты и персики. В таком случае, многие зададут вопрос, а как же Сиве удалось приобрести столь великолепную репутацию? Может быть, кто-то из древних, услышав об этом месте или же просто любя его, дал возможность сохраниться памяти об этом оазисе как об ослепительном саде.

Сива находится на 18 м. ниже уровня моря, и никогда не имела недостатка во влаге, а соленость почвы и размеры озер постепенно увеличивались, развивалась ирригация и сельское хозяйство. Поэтому, благодаря плодородности этой земли, и несмотря на обилие соли и ослепительное солнце, Сива была заселена с давних времен. Любопытно, что найденные здесь осколки примитивных кремневых орудий эпохи палеолита и неолита совпадают по типу с аналогичными, найденными в долине Нила в сотнях километров от оазиса. Это свидетельствует о связи между долиной и оазисом, что и не удивительно, если учесть, что путешествие через территорию, известную нам сейчас как Западная пустыня, было намного легче в те времена. Бесплодная сейчас пустыня больше походила на нынешние африканские саванны. Там обитали жирафы, антилопы, дикие коровы и это было идеальное место для охотников-собирателей. Об этих людях известно немного. Были ли они предками берберских племен, которые после того, как земля была окончательно выжжена, переселились в сохранившиеся зеленые зоны, которые и стали затем оазисами Ливийской пустыни? Или же это были люди, ставшие прародителями народа, жившего во времена римского владычества, развивавшегося благодаря ресурсам своей земли? Но кто же тогда были номады, появившиеся в оазисе в средние века и построившие там 800 лет назад цитадели, когда Египтом правили Фатимиды? Это были одни и те же люди или все же нет? Ученые начали исследовать ДНК останков древних людей, собираясь сопоставить его затем с ДНК современных обитателей оазиса. Такие исследования помогут определить направления миграций в регионе и многое выяснить о культуре и языке жителей Сивы.


Полуразрушенный храм оракула Амона

Древние египтяне называли земли, лежавшие к западу от долины Нила и Меридова озера Техенну, по самоназванию одного из местных племен, тогда как земля к востоку от озера называлась «землей Гарпуна». Эти две территории были покорены фараоном Менесом в 3400 лет до н. э. во время объединения Египта. Но если «земля Гарпуна» была ассимилирована государством, Техенну было не так то легко удержать. Со времени первой династии сохранились свидетельства о «ливийских» вторжениях в объединенный Египет, как военных, так и экономических, которые создавали постоянную угрозу миру и стабильности в стране.

Ко времени VI династии на берегах Нила появились представители другой расы. Эти люди были голубоглазыми и светловолосыми, египтяне называли их «чемеху» и изображали с прядью волос сбоку и головном уборе со страусиными перьями.

Возможно, это были выходцы из северной Европы, которым удалось достичь севера Африки через Гибралтар, но их истинное происхождение остается загадкой. Чемеху продолжили вторжения в Египет. Но все люди, попадавшие в Египет, были либо участниками вторжения, либо просто мигрантами, и, проходя по побережью или через Бахарию или Фаюм, они непременно попадали и в Сиву. Обнаруживается все больше записей времен Древнего и Среднего царства в Бахарии, Фарафре, Дахле и Харге. И тем более необходимы дальнейшие археологические работы в Сиве, поскольку все еще нет свидетельств о присутствии какой-либо царской власти в оазисе до Позднего периода.

Археолог Ахмед Фахри полагает, что здесь мог находиться храм эпохи Нового царства, но пока не найдено подтверждений наличия столь ранних построек. Даже во времена XXII династии, основанной ливийским захватчиком (кстати, как и люди чемеху носившим на голове убор из перьев), упоминания о Сиве в каких-либо известных источниках отсутствует. И лишь после захвата Египта ассирийцами, при царях, основавших XXVI династию, изображение Сивы появилось на карте. До времени римского владычества этот оазис был известен под именем «Оазиса Амона». На основании этого Фахри полагает, что Сива была центром Амона с давних времен. Свое имя и славу оазис получил благодаря оракулу Амона, который в свое время почитался наравне с Дельфийским оракулом и притягивал паломников со всего мира. Фараон XXVI династии Амасис (570–536 гг. правления) построил храм Амона в Агхурми. Как считает Фахри, на месте более древнего. Во времена правления XXX династии фараон Нектанеб II недалеко от этого храма построил другой, в местечке Умм Убейда. Примерно в то же время был основан некрополь на холме Гебель Моута, который использовался затем на протяжении долгого времени.

Историк и географ Геродот (484–425 гг. до н. э.) оставил детальное описание оазиса Амона, отмечая, что управлялся он в то время местным правителем по имени Этеархус. Возможно, он был назначен фараоном. Геродот так же упоминал, что во времена Амасиса царь Лидии приезжал к оракулу, когда собирался пойти войной на персидского царя Кира. Тот же Геродот писал и о потерянной армии Камбиза. В 525 г. до н. э. персидский царь, сын Кира, завоевал Египет и положил конец царствовавшей в то время XXVI династии. Возможно, Камбиз решил заставить замолчать оракул и его жрецов, которые предсказали беды ему и его потомкам. Поэтому год спустя он отправил в оазис небывало большую армию, состоявшую из 50 000 солдат, чтобы уничтожить оракул. Они вышли из Луксора, пересекли пустыню, достигнув оазиса Харга, а оттуда, вместе с сопровождающими отправились к оазису Амона. Но им не суждено было достичь его, равно как и вернуться.


Склон горы Аль-Мараки с отверстиями — лазами гробниц

Несколько десятилетий спустя Геродот написал, что жители оазиса рассказали ему, как армию поглотила песчаная буря на полпути между двумя оазисами. Возможно, великий Амон защитил свой оракул, или же просто проводники умышленно сбились с пути, и армия потерялась. Недавно Национальное Географическое общество присоединилось к поискам потерянной армии, но вряд ли нам удастся когда-либо выяснить, где и как встретили свою судьбу эти воины.

Через столетие после Геродота оракул бога посетил другой знаменитый человек — Александр Великий. К тому времени он успел разбить персов в Средиземноморье и захватить Египет. После закладки первого камня для строительства Александрии в 331 г. до н. э. он поспешил в оазис, к оракулу Амона. Как гласит легенда, Александр и его свита едва добрались до оазиса. Их запасы воды были практически на исходе, и перед ними стояла угроза заблудиться среди невыразительной пустыни и одинакового пейзажа, когда в течение девяти дней они брели до оазиса из местечка Параэтониум (совр. Мерса Матрух). Уставшие, они наткнулись на другой оазис, возможно, Кара, примерно в 150 км. к северо-востоку от Сивы. И оттуда добрались до оракула. То, что Александр услышал, заставило его покинуть Египет и отправиться с армией на восток. Так или иначе, говорил ли жрец от имени божества на египетском и лишь немного на греческом, но Александр был признан божеством и ему была провозглашена великая судьба. Он тут же вновь отправился в Азию, чтобы продолжить свою персидскую кампанию. Но в Египет Александр так и не вернулся. Он умер в Индии в 323 г. до н. э.

Гораздо позже историки запишут, что перед своей смертью великий полководец просил похоронить его в Амоннейоне — оазисе Сива. Письменных свидетельств этой просьбы не сохранилось, и неизвестно до сих пор место захоронения Александра, но Македонский царь был покорен и очарован оазисом, так что вполне возможно, что его желание было именно таким.

В Сиве найдено много гробниц Позднего периода, но большая часть памятников относится к Греко-римскому периоду, начавшемуся со времени Александра, что свидетельствует о подъеме оазиса. Ко времени окончания классического периода там насчитывалось три храма, два из них были посвящены Амону, а третий, на западной стороне оазиса в местечке Аль-Магари, называвшийся так же Дорическим храмом, разрушен. Были и другие храмы, которые располагались на плодородных участках земли вокруг Сивы. После визита Александра их слава еще больше возросла. Многие известные люди просили затем совета у оракула. Так, Ганнибал посылал просителей в оазис в конце третьего века до нашей эры. Но со временем оракулы потеряли свою значимость и популярность, и в 23 г. до н. э. Страбон отмечал, что этот институт практически был забыт. Жрецы Амона поспешили выразить свою покорность императору Адриану, когда в 130 г. н. э. он посетил Египет. Оракул продолжал привлекать паломников практически до конца второго столетия, а жрецы, возможно, продолжали служить Амону еще 400 лет.

Сегодня горные породы вокруг Сивы и окружающих оазисов: Кара, Аль-Арег, Бахрейн и Навамес испещрены множеством как будто высверленных отверстий. Это скальные гробницы времен Позднего, Греческого и Римского периодов, а так же периода язычества и Христианства. Здесь находят лишь истлевшие останки и голые кости: искусство мумификации к тому времени было забыто. Все, что не было спрятано под песками, было разграблено, стелы и плиты, закрывавшие входы, были вынуты и вдребезги разбиты. Лишь некоторые гробницы сохранили остатки декорировки, они относятся ко времени, когда в гробницах селились христианские отшельники.

В старой деревне Шаруф, а так же в более поздней, но уже заброшенной Зейтун, храмы были объединены в единую систему, на подобии тех же деревень. Некоторые территории выглядят так, будто они были обитаемыми и спустя тысячи лет, когда песок и нехватка воды заставили жителей их покинуть. Сейчас трудно вообразить, на что была похожа жизнь в оазисе Амона во времена римского владычества. Несмотря на отсутствие достаточного количества плодородных земель, жители выращивали фруктовые сады и виноградники, как и в других оазисах. Верблюдов тогда еще не использовали, в Сиве их нет и до сих пор, жители передвигаются на ослах. А все, что в основном хорошо росло — это оливки и финики. Они и по сей день являются основным составляющими для приготовления большинства блюд. Но нужно согласиться, что когда-то оракул был весьма выгоден: постоянно пребывающие паломники создавали возможность торговли.

Предметом экспорта при греках стала чистая, практически прозрачная соль из озер, называвшихся аммиаковыми. Такое же название получил и газ, добываемый из аммиака. Некоторые источники сообщают, что жители оазиса добывали железо и изумруды. Таким образом, во времена Эллинистического и римского владычества они могли позволить себе получать необходимые предметы взамен из Александрии и Средиземноморья. Но все же оазис остался практически изолированным. Христианство пыталось обратиться к обитателям, ведущим столь уединенную жизнь вдалеке. Многие историки верят, что сиванцы не были обращены в новую веру, один из источников даже свидетельствует об изгнании приверженцев христианства из оазиса. Единственным свидетельством, которое могло бы поведать о возможном присутствии христианства, является стена из обожженного кирпича в Баляд Аль-Рам у Аль-Мараки, которая могла быть стеной церкви, но с таким же успехом она могла принадлежать и римской крепости.

Приказ запретить язычество и закрыть все языческие храмы был издан при императоре Юстиниане в 527 г. н. э. И вряд ли храму Амона в Сиве удалось избежать этой участи. В истории были случаи, когда храмы Амона разрушались, вполне возможно, что это были намеренные кощунства борцов со старой религией, пытавшихся прекратить этот культ. Но вопреки закрытию храмов, древнего бога продолжали почитать, возможно, его культ существовал до тех пор, пока в Средние века на эту территорию не пришел Ислам.

Одной из причин такой стойкости древнего культа Амона как бога заходящего солнца был его культ и в Ливии. Овноголовый бог так же прочно вошел в систему верований берберов, как и древних египтян. В четвертом столетии эти берберы начали терроризировать оазисы и долину Нила. Сива не смогла противостоять их набегам и вскоре стала одним из мест их обитания. Но в 641 г. н. э. все изменилось. В Египет пришли мусульмане, сметая и уничтожая свидетельства римского владычества по всему северному побережью. Многие населенные пункты опустели навсегда, дороги к ним исчезли. И лишь спустя несколько веков дорога к оазису Амона была проложена вновь. Между тем, это была уже территория берберов, обосновавшихся и укрепившихся там единственных хозяев пустыни.

© «Аль-Ахрам»
© Авторизованный перевод: Наталья Лебедева

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013