«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Бессмертие воспоминаний: Курна, скалы и молчание древних гробниц


Голо и его панно

«П

родолжая четырехтысячелетнюю традицию росписи стен в этом регионе, известный художник Голо, откроет недавно завершенное Панно Курна на внешних стенах знания «Открытия Курны», расположенного неподалеку от гробниц вельмож в древних Фивах», — говорилось в приглашении. В 17 часов назначенного числа горстка людей собралась под раскаленным небом рядом с небольшим глинобитным домом, в котором сбирается группа «Открытие Курны». Полиция, тем не менее, отсрочила мероприятие до следующего дня.

Курна насчитывает около 12 деревень, разбросанных в скалах на западном берегу Нила в Луксоре. Это неотъемлемая часть фиванского некрополя, местности, находящейся под охраной ЮНЕСКО. Люди, обитающие в этих деревнях, связаны со своими древними предками и их наследием сложными и порой не совсем легальными связями. Этот образ жизни был обессмерчен в эпическом фильме Шади Абдель Саляма «Аль-Мумия» («Ночь счета лет»), в котором перед молодым обитателем деревни встает дилемма: следовать заповедям своих предков и продавать сокровища фараонов из гробниц, известных лишь его семье, или же выдать тайну, которой кормится его деревня, и передать бесценные памятники государству.

Облаченные в галабии люди Курны продолжают нести тяжкий груз прошлого в их современной жизни. Они работают наемными копателями в археологических миссиях, туристическими гидами, водителями и охранниками. Все их существование неразделимо связано с гробницами и храмами древних египтян, живших некогда здесь, и постоянным ростом туристической индустрии.


Шейх Абд эль-Курна. Подземный ход в гробнице
вельможи Рамосе. XVIII династия

«Это панно показывает различные эпохи развития этого региона, — объясняет Голо. — Слева расположены росписи времени владычества фараонов; в центре — Роберт Хей, британский художник, который запечатлел Курну в своих детальных зарисовках в 1820–х и 1830–х годах; справа Вы видите настоящее с туристами и народом Курны».

Тогда как большинство посетителей западного берега больше всего заинтересованы в памятниках эпохи фараонов, отображенных на левой части стены, те, кто посещает саму Курну впечатлены сегодняшней культурой этого места и современной историей этого района. Голо, конечно же, один из последних. «Я прожил здесь четыре года. Рисунки гробниц дают порой возможность понять ту жизнь, что теплится здесь последние три тысячелетия», — объясняет Голо, который считает, что очень важно понять и сохранить жизнь не только некрополя, но и самой Курны.

«Когда я впервые прибыла сюда, я была потрясена магией и, если хотите, внутренним духом этих домов в скалах, — говорит Эврил, англичанка, которая приехала в Курну четыре года тому назад. — Я была на одном из круизных теплоходов, когда меня пригласили посетить это место и посмотреть на нищету. С тех пор шесть месяцев в году я приезжаю сюда, чтобы обучать сирот».


Шейх Абд эль-Курна. Дома, выросшие на скалах

Кэролайн Симпсон также первый раз приехала в Курну с туристического корабля. Сегодня она возглавляет «Открытие Курны», инициативную группу, которая призвана сохранить современную историю деревень некрополя и представляет для обозрения выставку копий рисунков Хея, приобретенных в Британском музее, включая две прекрасные панорамы этого района Фив, каким он был в 1820–х.

Абду Абд эль-Рассул работает вместе с Симпсон над проектом. «У нас была полустертая фотография дома, происходящая из вещей моего деда. Я принес ее Кэролайн и мы нашли этот дом, — рассказывает он. Выяснилось, что этот дом принадлежал Джованни Атанази и был построен ориентировочно в 1815 году. Мы делаем шаг за дверь, и Симпсон показывает нам остатки этого дома. «Янни работал на британцев, ведя для них раскопки и собирая для них древности тогда, когда любые раскопки были разрешены. Этот дом очень значим для истории египтологии», — говорит она, добавляя, что надеется на то, что дом удастся восстановить.


Как и века тому назад, воду здесь носят от канала,
ведущего к Нилу

Но проблема Курны простирается намного дальше, нежели просто сохранение исторических памятников. «Все меняется, — говорит Голо. — Когда я впервые приехал сюда, здесь не было электричества, здесь не было такого количества туристов, и жизнь людей Курны была совсем иной. Власти говорят, что проблема заключена в тех людях, что живут здесь. Но я думаю, что полиция сама создает куда больше проблем».

Чтобы сохранить и развивать Курну, Симпсон ссылается на недавнюю директиву ЮНЕСКО, которая касается неотъемлемого права людей жить внутри зоны с историческими памятниками и надеется. Что люди Курны смогут оказать значительную помощь правильному и рациональному развитию туризма в этом районе. «Люди этих скал и их жизнь столь же значимы, как и любая другая часть этой исторической зоны. Связь Курны с западными горами Фив очень важна и ЮНЕСКО поможет нам», — говорит Симпсон.

Последние десять лет легли тяжким грузом на плечи жителей Курны. Ливневые потоки смыли несколько домов. После расстрела туристов у храма Хатшепсут в 1997 году начался массовый спад туризма, причем туристам было запрещено гулять в скалах вокруг Курны. Ситуация с безопасностью стала очень подавляющей. В 1994 году правительство предприняло попытку переселить людей силовым методом, который привел к четырем смертям. С тех пор многие уехали.


Шейх Абд эль-Курна. Интерьер гробницы градоначальника
Сеннефера. XVIII династия

Но большинство из них все же остались жить в скалах и принимают активное участие во всем, что происходит здесь. «Когда я работал над панно, — говорит Голо, — детишки и взрослые смотрели на меня с нескрываемым интересом». «Женщины приходили группами вместе со своими детьми посмотреть на фотографии, представленные на выставке и узнавали тот или иной дом», — добавляет Симпсон.

«Людям важно понимать свою историю, историю Курны, — говорит Абд эль-Рассул.
Ведь так важно знать. Как были заселены эти скалы. Это история, которую мы узнаем от наших предков, история, которую мы должны сохранить».

В 1998 году я беседовал с Бадави Мохамед Абд эль-Рассул, старейшиной деревни и двоюродным дядей Абду. Он умер в прошлом году, но, глядя на его детей, вспоминаешь его слова, пронзившие тишину, когда мы стояли и созерцали скалы.

«Воспоминания не умирают».

© Фатима Фараг для «Аль-Ахрам»
© Авторизованный перевод: Виктор Солкин

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013