«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Мумия Тутанхамона. Постскриптум

Компьютерная томография мумии Тутанхамона, проведенная Высшим Советом по древностям АРЕ оказалась в центре нестихающих дебатов и критики. Впрочем, начиналось это все совсем иначе. Когда в Министерство культуры Египта был подан проект, предлагающий томографическое исследование всех известных царских мумий, для того, чтобы выяснить при каких условиях они лучше всего сохранятся, не хвалил этот проект только ленивый.

Первыми в томограф попали одиннадцать мумий фараонов из Египетского музея в Каире. Однако, как только подошла очередь мумии Туитанхамона, что покоилась в своей гробнице в Долине царей, на организаторов исследований обрушился шквал негодования. Оставим эти факты, о которых говорилось уже достаточно, в стороне, и обратим внимание на очень интересные факты, которые в контексте кампании, развернутой вокруг «Золотого фараона», сообщил д-р Мохамед Салех, ранее — директор Египетского музея в Каире, а теперь — глава проекта по сооружению нового Великого египетского Музея в Гизе. В своем интервью «Аль-Ахрам» он упомянул, что в то время, когда он руководил Музеем, то есть в начале 90–х годов XX века, для анализа ДНК были взяты образцы тканей 10 царских мумий, тех, что хранятся в музее. Анализы должны были быть осуществлены в Европе, однако их итогов никто так и не видел.

Салех, член международной команды, которая исследовала мумию Тутанхамона в 1968 году, сообщил, что уже тогда мумия находилась в плачевном состоянии; хорошо сохранилась только оторванная голова мумии юного царя. Известно, что мумия была повреждена самим Картером, снимавшим с нее погребальные пелены, залитые смолами. «Пальцы рук мумии, — говорит Салех, — были разбросаны по всему ящику, в котором лежали останки; в 1968 году нашей команде пришлось потратить много часов для того, чтобы возвратить каждый палец на свое место».

Габалла Али Габалла, бывший Генеральный Секретарь Высшего Совета по древностям, высказал свое положительное отношение к тому, что в исследовании мумии используются последние достижения техники. Однако и у него много вопросов: какова роль Национального Географического Общества в этом проекте?

Был ли предоставлен томограф для всей программы исследований, или же только для изучения мумии Тутанхамона? Кто получит право распространять полученные данные? «Все эти вопросы нуждаются в ответе», — заявил Габалла. Впрочем, стоит вспомнить, что во времена самого Габаллы анализ ДНК мумии Тутанхамона, который должны были провести специалисты из Университета Васеда, был запрещен «в целях безопасности» за один час (!) до начала работ.

Подобное было и при его предшественнике, Абдель Халим Нуреддине, однако, тогда это касалось других царских мумий. Подробности этих запретов так и остались в тайне.

«Я никогда бы не подверг мумию Тутанхамона какой-либо угрозе, — в свою очередь комментирует происходящее Захи Хавасс. — Прежде всего я египетский археолог, заботящийся о наследии своей страны; я не допущу ни единой противоречивой ситуации. Если томография хоть немного сказывалась бы на мумиях, я отказался бы от всего проекта, потому что это останки наших предков, создавших величайшую цивилизацию древности».

© «Аль-Ахрам»
© Авторизованный перевод: Виктор Солкин

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013