«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Корабли фараонов


Кэтрин Бэрд, доцент факультета археологии Бостонского Университета

Кэтрин Бэрд, доцент факультета археологии Бостонского университета обнаружила первые известные науке фрагменты египетских мореходных судов.

По словам г-жи Бэрд, прошлый декабрь стал для нее «самым лучшим рождеством», когда она нашла в двух рукотворных пещерах на красноморском побережье Египта хорошо сохранившиеся брусья и части такелажа морских судов эпохи фараонов.

Это первые подлинные фрагменты древнеегипетских морских кораблей, которые, вместе с иероглифическими надписями, обнаруженными около одной из пещер, должны пролить свет на сложную сеть торговых путей, проходивших в древности по Красному морю.

Кэтрин Бэрд вместе со своим бывшим студентом Чен Сянь Лимом перелопачивали песок около часа в первый день раскопок у пустынной скалы, поднимающейся на берегу Вади Гауасис, когда из-под грунта появилось отверстие в массиве скалы. «Я просунула внутрь руку; это был вход в первую пещеру, — говорит г-жа Бэрд. — Подобные ситуации не так уж и часто случаются в археологии».

Команда, возглавляемая г-жой Бэрд и итальянским археологом Родольфо Фаттовичем, обнаружила входное отверстие, ведущее во вторую пещеру, обложенное кедровыми балками и блоками известняка, которые некогда были якорями кораблей. Внутри они обнаружили сеть более внушительных помещений и предметы, относящиеся к мореходному делу, среди которых были канаты, деревянная чаша и сетчатая сумка. Были обнаружены две пластины кедрового дерева, которые, вероятно, были некогда частями рулевых весел огромных кораблей царицы Хатшепсут, снарядившей морскую военно-торговую экспедицию в страну Пунт, находившуюся на Восточном побережье Африки. Вскоре Бэрд посчастливилось найти все еще завязанный узлом фрагмент каната, погребенный в песке неподалеку от второй пещеры. Бэрд утверждает, что это древнейший морской узел. «Он тоже, скорее всего, происходит с корабля, — заявляет археолог. — Его нельзя было использовать для чего-либо еще». Фрагменты керамики, разбросанные вперемешку с частями корабельной оснастки, датированы временем правления XVIII династии, 15 в. до н. э., т. е. той эпохой, когда правила Хатшепсут.


Египетские мореходы плели канаты из травы хальфа; они были достаточно прочными для морских странствий. Плетеные сумки для переноса товаров также были сделаны превосходно

Среди других находок — несколько известняковых стел, установленных в нишах у входа во вторую пещеру. Большая часть из них сильно повреждена, однако г-же Бэрд удалось найти одну, упавшую лицевой стороной в песок, и сохранившую благодаря этому выписанное в картуше имя царя XII династии Аменемхета III. Текст повествует о двух экспедициях, которые во главе с видными вельможами, были отправлены в Пунт и Биа-Пунт, точная локализация которых все еще представляет значительную проблему. «Очень необычно то, что стела дошла до наших дней в таком хорошем состоянии, — комментирует Бэрд, — сохранность органического материала в пещерах вообще удивительная. Я работаю в Египте с 1976 года, однако не видела ничего подобного».

Коллеги г-жи Бэрд разделяют ее энтузиазм. «Я думаю, это выдающееся открытие», — говорит Джон Бейнз, египтолог с мировым именем с факультета востоковедения Оксфордского Университета. «Люди склонялись к мнению, что египтяне не совершали значительного числа экспедиций на большие расстояния; причиной тому были почти не сохранившиеся пункты назначения их походов».

Опираясь на тексты, обнаруженные более века тому назад, египтологи знали о том, что египтяне совершали морские путешествия в Пунт уже со времени Древнего царства. Из этой страны они привозили золото, эбеновое дерево, слоновую кость, шкуры леопардов, экзотических животных и, конечно же, самый важный товар — благовония, использовавшиеся для отправления религиозных ритуалов.

Это археологическое открытие проливает свет на многие аспекты красноморской торговли. «До того, как мы нашли стелу, не было ничего известно о том, что Аменемхет III отсылал экспедиции в Пунт, — говорит Бэрд. — Мы нашли очень важный исторический текст». Команде археологов удалось обнаружить в меньшей пещере осколки керамики, которые, предположительно, были изготовлены в древности на территории Йемена, что позволяет утверждать, что египтяне плавали намного дальше, чем мы предполагали до этого.

Путешествие в Пунт требовала привлечения большого числа людей. Египетские кораблестроители привозили кедр из Ливана, транспортировали его вверх по Нилу к верфям, где корабли строились, а затем разбирались на части, которые переносили в течение 10 дней через пустыню на побережье Красного моря.

«Уровень организации был очень высок, — комментирует г-жа Бэрд. — Им приходилось нести с собой свежую воду и провизию для грядущего морского похода».

В 1990–х команда под руководством Бэрд и Фаттовича десять лет работала близ Аксума, в Эфиопии, однако, когда там разгорелась война, ученые приняли решение перенести раскопки в Египет и исследовать древнюю зону морской торговли у Вади Гауасис. Работы начались в 2001 году. Было известно, что Гауасис — это древний Сауу, известный из текстов как отправной пункт для экспедиций в Пунт, снаряжавшихся фараонами. Находки не заставили себя ждать.

«Я уверена, что здесь есть еще ненайденные пещеры, и мы будем работать здесь еще много лет», — с радостью отмечает г-жа Бэрд. В декабре этого года, когда будут возобновлены работы, к команде присоединится специалист с геомагнитным радаром, чтобы выяснить местонахождение предполагаемых пещер. Также необходимо укреплять потолки уже найденных пещер, чтобы не допустить обрушения. «это — находка всей моей жизни, — говорит Бэрд, — но многое еще впереди».

© «Boston University Bridge»
© Авторизованный перевод: Владимир Ларченко
  

 

Историческая справка

Впервые египетские корабли, прибывшие из далекой страны Пунт, иногда именовавшейся в текстах Та нечер — «Земля бога», были изображены на стенах припирамидного храма фараона V династии Сахура в Абу Сире, что свидетельствует о том, что еще в 25 в. до н. э. египтяне освоили морскую торговлю с близлежащими регионами не только Азии, но и Африки. Вслед за Сахура экспедиции за благовониями отправляли Джедкара Исеси, Унас, Пепи II, а в Среднем царстве — Сенусерт I, Аменемхет II, Сенусерт II и Аменемхет III.

Мирра, которую египтяне называли «антиу» и ладан — «се нечер», были основной целью египтян, ради которой они пересекали море. На основе этих смол египтяне изготовляли разнообразные божественные масла и курения, большой список которых сохранился на стенах «лаборатории» храма Хора в Эдфу, где ладан и мирра были лишь ингредиентами для изготовления сложных благовоний.


Царь Пунта Пареху и его супруга Ати, встречающие корабли Хатшепсут. Рельеф из храма в Дейр эль-Бахри. Каир, Египетский музей

Путь экспедиций обычно начинался в городе Коптосе, главный бог которого, Мин почитался как великий владыка восточной пустыни, простиравшейся от Синая на юг, разделяя безбрежными песками нильскую долину и Красное море. В облике Хора, парящего в небесах над пустыней сокола, повелитель восточных земель оберегал путников, следовавших через пески от Коптоса к красноморским портам, на месте которых в греко-римское время возникли Береника и Кусейр — крупные торговые и культурные центры. Области подвластные Мину были вратами, ведущими египетские корабли на юг, в район современных стран африканского Рога — Джибути и Сомали, где, вероятно, и располагалась «страна ароматов». Впрочем, в Красное море египтяне попадали и через отходящее от основного русла Нила в районе Бубастиса Вади Тумилат, судоходное только во время разлива реки и соединенное с морем Горькими озерами.

При Сенусерте I экспедицию к «рудникам Пунта» по приказу великого везира Антефокера возглавлял вельможа Амени, сын Ментухотепа, который вместе с Хапиджефаи, номархом Ассиута, стал преемником вельмож Хуфхора и Пепинахта, «заложивших» в Древнем царстве традицию путешествий в далекие страны. Корабли были изготовлены на 10 году правления Сенусерта I в верфях Коптоса и посуху доставлены к красноморскому побережью, для чего были задействованы 3700 человек! По всей дороге от Коптоса к морю еще в царствование Ментухотепа III под руководством вельможи Хену были выкопаны источники, из которых путники брали живительную влагу. Также во времена правления XI династии, при Ментухотепе IV был основан городок Джаау, на месте которого, видимо, позже и вырос Кусейр. В эпоху Среднего царства на Красном море существовал еще один город-порт, Сауу, современный Мерса Гауасис, к которому вели пустынные дороги от города Куса, повелителем которого был бог Хорур (Хароерис), брат Осириса. Здесь были обнаружены стелы вельмож Хентихетиура, плававшего в Пунт при Аменемхете II и Хнумхотепа, посещавшего страну благовоний в царствование Сенусерта II.


Перенос ладановых деревьев, привезенных из Пунта. Рельеф из храма в Дейр эль-Бахри

Во время путешествия корабли египетских владык приставали и к другим берегам; найденные здесь статуэтки египетских царей лишь подтверждают древнюю традицию египтян «освящать» далекие земли вотивными изображениями своих царей и божеств — покровителей заморских стран — Сопду, Мина и Хатхор.

Наиболее детальное описание далекого Пунта сохранилось на восхитительных рельефах, покрывающих стены заупокойного храма царицы Хатшепсут в Дейр эль-Бахри. К сожалению, в этих сценах показано только прибытие египетского флота в Пунт и его возвращение в Фивы — упоминания о самом путешествии практически отсутствуют. Тем не менее, благодаря этим композициям, выполненным со столь характерным для египтян вниманием к деталям, мы можем увидеть, словно наяву, самые неожиданные и любопытные детали жизни страны благовоний и взаимоотношений ее обитателей с египтянами.

Экспедиция, которой руководил вельможа Панехси, длилась три года и началась на 9–м году правления царицы. Хатшепсут снарядила в путь гигантские по тем временам морские корабли с приподнятым высоким носом и кормой, заканчивающейся огромным цветком папируса, высокой мачтой, несущий большой широкий парус. Сзади, у кормы, располагались два рулевых весла и, как и на носу, наблюдательная площадка. Прибывшие иноземные корабли на берегу моря встретили царь Пунта Пареху, бородатый, похожий на египтянина мужчина в чепце и необычной набедренной повязке, и его супруга Ати, женщина невероятных объемов, едва умещающаяся на осле. Произошел обмен дарами, во время которого египтяне получили не только столь желанные благовония, но и другие дары «Земли бога»: слоновую кость, черное дерево, малахит, золото и электрум, а также живых обезьян и жирафов. Несмотря на то, что по поводу локализации страны до сих пор ведутся нескончаемые споры, изображенная мастерами Хатшепсут тропическая природа Пунта — пальмы, жирафы и маленькие хижины пунтийцев, стоящие на сваях посреди болот, с лестницами у входов, без сомнения указывают на то, что это Африка. Посланцы царицы погрузили на корабли и более тридцати живых ладановых и мирровых деревьев в кадках. Вернувшийся флот в Фивах с ликованием встречала сама царица.

Следуя примеру Хатшепсут, экспедиции в страну благовоний снаряжали и другие фараоны Нового царства, среди них — Аменхотеп III, Рамсес II, и, судя по тексту большого папируса Харрис, Рамсес III: «Построил я (Рамсес III — В. С.) ладьи великие и корабли перед ними с командами многочисленными, сопровождающими многими, капитаны их с ними, наблюдатели и воины, дабы командовать ими. Были они наполнены добром Египта бесчисленным, каждого сорта по десять тысяч. Посланы они в великое море с водами, вспять текущими, прибыли они в страну Пунт, не было неудач у них, (прибывших) в целости, внушающих ужас. Ладьи и корабли были наполнены добром Земли бога, из удивительных вещей страны этой: прекрасной миррой Пунта, ладаном в десятках тысяч, без счета. Дети правителя Земли Бога прибыли перед данью своей, приготовленной для Египта...»


Пунт. Хижины на сваях и природа экватриальной Африки. Рельеф из храма в Дейр эль-Бахри

В отличие от флотилии Хатшепсут, по видимому, прошедшей в основное русло Нила по Вади Тумилат, на обратном пути корабли Рамсеса III пристали к красноморскому побережью в районе, где начиналась дорога на Коптос; там была произведена перегрузка товаров на нильские корабли, следовавшие на север, в Пер-Рамсес. Самый драгоценный дар Пунта — ладановые деревья, привезенные по подобию Хатшепсут воинами Рамсеса III, были запечатлены на рельефах в сокровищнице храма Мединет Абу.

Пунт, далекая и труднодоступная страна, часто воспринималась египтянами как некая земля изобилия и богатства, родина золота и ароматов, своеобразный аналог Эльдорадо, окруженный легендами, сказаниями и тайной.

Виктор Солкин

 

  
  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013