«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Телль Баста: судьба древней святыни


Голова колосса Аменемхета III, найденного Э. Навиллем в храме Бастет. Гранит. XII дин. Лондон, Британский музей (EA 1063)

Иногда зона археологического памятника более интересна из-за того, чего в ней уже нет, нежели из-за того, что там действительно можно увидеть. Небольшой музей на открытом воздухе в Телль Баста, неподалеку от современного Загазига, где скоро будет поднята и установлена на пьедестал колоссальная статуя Меритамон — супруги Рамсеса II, насчитывает в своей экспозиции не более дюжины предметов. Даже столетие тому назад эта зона была разрушена столь сильно, что гиды того времени писали о неразумности тратить много времени на дорогу, чтобы посетить это место, в то время как есть масса более привлекательных памятниках в других районах дельты Нила. В действительности же, история опустошения Телль Баста, знаменитого древнего Бубастиса, расположенного в том месте, где Пелусийский и Танисский рукава Нила подходят к Вади Тумилат в восточной оконечности дельты, более интересна, чем сами памятники, сохранившиеся в этих развалинах.

Бубастис был некогда одним из крупнейших городов нильской дельты и славился почитанием священных кошек, над которыми владычествовала местная богиня Бастет. Город занимал важное стратегическое положение: торговые экспедиции уходили из него на Синай за медью и бирюзой; отсюда же отправлялись на завоевание Азии египетские военные экспедиции. Пик политической значимости города пришелся на время правления XXII династии, ок. 945–715 гг. до н. э. Когда Геродот посетил город в середине V в. до н. э. он все еще застал город в его былой роскоши и восхищался гигантским храмом богини-кошки.


Браслет с именами Рамсеса II, найденный в Бубастисе в 1906 г. Золото, лазурит. Каир, Египетский музей (JE 39873)

Геродот оставил нам живое описание ежегодного фестиваля в честь Бастет, во время которого «выпивают виноградного вина больше, чем за весь год. Собирается же здесь, по словам местных жителей, до 700 000 людей обоего пола, не считая детей». Он же описывает великолепный портик храма богини, который находился в низине, в центре города и был виден отовсюду, где бы ни находился зритель. Стены храма были покрыты изображениями царей и божеств, а два канала, исходившие от Нила, каждый шириной 30 метров, обсаженные огромными деревьями, подходили практически ко входу в храм и огибали святилище с двух сторон.

Древний Бубастис посещали знаменитые ученые экспедиции Наполеона, оказавшиеся в Египте в 1798 году, также восхищенные храмом. Их словам вторят строки записей британского египтолога и путешественника Джона Гарднера Уилкинсона, осматривавшего город в 1840. В это время, по его словам, большая часть города, занимавшего площадь более 150 федданов (акров) земли, лежала в руинах. Спустя еще сорок лет швейцарский археолог Эдуард Навилль начал систематические исследования древнего святилища. Между 1887 и 1889 гг. он выявил различные стадии строительства основного городского храма и смог документально подтвердить слова древних хроник, превозносивших его богатство и красоту. Он отмечал, что сооружение имело длину 180 метров; особый интерес исследователя вызвали сооружения двора, возведенного фараоном-ливийцем Осорконом II, в котором возвышались монументальные ворота, покрытые изображениями царского празднества Сед. Большая часть храмовых зданий, которые он обнаружил, была датирована именно правлением XXII династии, однако были найдены и блоки с именами царей IV династии, подтверждавшие древность комплекса. Лучшие памятники скульптуры, обнаруженные Навиллем, были отправлены из Египта в Британский музей. К северу от храмовой территории выдающийся ученый также нашел огромное кладбище священных кошек, которые были забальзамированы и с почестями погребены неподалеку от обители своей госпожи вместе с сотнями превосходных бронзовых статуэток, изображавших как самих кошек, так и богиню в облике женщины с кошачьей головой, у ног которой резвятся котята. Позже богатства древнего Бубастиса планомерно разворовывались и попадали в музеи по всему миру — от Америки до Австралии, так же как и в частные собрания.


Панорама храма Бастет с упавшими колоннами. XIX–XXII дин.
  


Верхняя часть упавшего колосса Меритамон. Гранит. XIX дин.
  


Упавший колосс царицы Меритамон. Гранит. XIX дин.

Телль Баста пострадал, как и другие величественные города дельты, от элементарного вандализма: величественные памятники фараонов использовались как каменоломня для сооружения современных зданий; гранитные плиты шли на фундаменты домов, а барабаны колонн становились жерновами. Ночные грабители разрывали погребения кошек в поисках древностей, крестьяне искали в руинах храмах себах — почву, богатую селитрой и использовавшуюся для удобрения полей. Древние статуи и рельефы открыто продавались на железнодорожной станции в Загазиге. Британский химик и консерватор Альфред Лукас, сотрудничавший со службой древностей Египта в 1920–1940-х годах писал, что торговцы древностями выбегают к туристам, прибывшим на поезде в Загазиг, чтобы предложить им памятники, выставленные на продажу. По городу ходили слухи о людях, которые разбогатели благодаря найденным сокровищам. В этих слухах была и доля правды: 22 сентября 1906 года во время строительства дороги между Каиром, Мансурой и Бильбейсом, когда была снесена значительная часть сооружений к западу от Телль Баста, рабочий египетской государственной железной дороги обнаружил тайник с золотыми и серебряными предметами в 160 метрах от основного храмового здания. Рабочие спрятали находку до ночи, когда предполагали разделить сокровище. Когда слухи дошли до Службы древностей, удалось предотвратить продажу только одного серебряного сосуда с ручкой в виде золотого козла, который теперь хранится в собрании Египетского музея в Каире. Спустя месяц в нескольких метрах от первого тайника был найден второй; на этот раз власти работали быстрее и бесценные памятники попали в Египетский музей. Район этих находок был тщательно обследован Л. Эдгаром, старшим инспектором Нижнего Египта, однако никакого здания, где могли бы находиться тайники он не нашел и пришел к выводу, что ювелирные предметы были похищены еще в древности и спрятаны для дальнейшей продажи, которой что-то помешало.


Статуэтка богини Бастет. Бронза. XXVI дин. Лондон, Британский музей (EA 25565)

Золотые и серебряные предметы находили вновь и вновь; большая часть из них датирована XXVI династией, однако среди находок были и потрясающие качеством исполнения памятники эпохи правления Рамсеса II. В 1925 году, когда государственная железная дорога продолжила свое развитие, были обнаружены три тайных помещения с сокровищами, находившиеся в 220 метрах к юго-востоку от коптского кладбища, лежавшего восточнее некрополя священных кошек.

Новость о находке вновь достигла Службы древностей слишком поздно, и в итоге, один из тайников был уже пуст; все, что осталось в двух других — гранитные саркофаги. Один, изуродованный, был оставлен на месте, другой, датированный эпохой Рамессидов и украшенный интересными изображениями, был перевезен в Каир.

Сегодня кажется невероятным тот факт, что археологическая зона такой значимости была заброшена на протяжении стольких десятилетий. В 1943 году, когда генеральным директором Службы древностей стал француз Этьен Дриотон, к нему поступила информация о том, что крестьяне работают на земляных работах по прокладке военной дороги неподалеку от телля. Дриотон послал следить за происходящим инспектора Лабиба Хабаши. Хабаши описывал состояние археологической зоны как «бедственное». Выяснилось, что военная дорога, которая должна была связать Александрию с Порт Саидом через Мит Гамр, проходит по трем федданам самого археологического памятника. Некогда прекрасный храм он описал как массу поваленных папирусовидных колонн, стен, столбов и архитравов. Каменные блоки, покрытые иероглифическими надписями, были завалены землей, а разграбление самого телля продолжалось как с целью добычи строительного материала для домов, так и с целью получения себаха. О древностях никто не думал, если речь не шла о золоте или серебре, конечно.


Блок с хоровым именем царя Хуфу. Из раскопок Э. Навилля в Бубастисе. IV дин. Лондон, Британский музей (EA 1097)

Хабаши изучил главный храм, исследовавшийся Навиллем, для того, чтобы воссоздать его общий план. Вне храмовых стен он обнаружил несколько статуй и следы римского святилища, которое соседствовало с холмом из фрагментов поселения эпохи XX династии. Он изучил имена божеств на блоках, что дало ему возможность высказать гипотезу о том, что при строительстве храма использовались блоки, узурпированные из других городов дельты. Неприятным сюрпризом для Хабаши стало то, что 37 федданов археологической зоны, определенной Навиллем, было отчуждено муниципалитетом Загазига для сельскохозяйственных работ, а еще 8 федданов должны были стать новым местом для мусульманского кладбища. Его отчет, отправленный в Службу древностей, стал первым серьезным шагом на пути спасения Бубастиса. Для мусульманского кладбища нашли другое место, а самому Хабаши выделили средства для раскопок и необходимой документации.

Хабаши сосредоточил свое внимание на местности, расположенной в 140 метрах к западу от храма Бастет, по сторонам от дороги Александрия — Порт-Саид. Причиной для этого решения стал большой известняковый блок, незадолго до этого обнаруженный местными крестьянами. Блоки по соседству оказались необработанными, однако, их стороны были ровными и они явно находились in situ. Когда была начата расчистка, обнаружили превосходный рельеф, изображающий царя VI династии Пепи I в сопровождении богов. Находка была исключительной, так как в те дни о храмах Древнего царства, которые не были бы связаны с пирамидами, было известно очень мало. Вдохновленный находкой, Хабаши нашел в 60 метрах к северу практически по той же самой оси все еще стоящие четырехгранные столбы, надписи на которых также содержали картуши Пепи I. Отчеты археолога дали ему дополнительную финансовую поддержку, и в 1944 году Хабаши осуществил фотосъемку и картографирование местности. Последующие многомесячные исследования показали, что Телль Баста был значимым городом уже в эпоху Древнего царства. А здание с именами Пепи I оказалось храмом царского «двойника» — Ка. Такие памятники были известны в последующие эпохи, но не были такими же древними, как находка Хабаши; таким образом, открытие этого большого и отдельно стоящего храма, который не примыкал к какому-либо другому более значимому святилищу, были очень значимыми. Требовалась дополнительная расчистка и документация храма, однако средства были на исходе.


Карта археологической зоны Телль Баста

Древний Бубастис стал примером того, как важный древний археологический памятник Дельты был постепенно и систематически уничтожен практически в наше время. Сегодня мало что осталось из-за роста современного Загазига: разрозненные архитектурные элементы, упавшие стелы и поврежденные статуи. В 1970-х годах, когда Загазигский Университет предпринял раскопки того, что осталось от былого великолепия и обнаружил новый некрополь священных кошек к северу от храма Бастет, была выдвинута идея создания музея Телль Баста, однако она осталась на бумаге. С течением времени развитие сельскохозяйственных угодий и рост территории города все больше и больше уничтожали святыню древности. Между тем, значение Телль Баста сложно переоценить. Недавние раскопки под руководством германского археолога Гюнтера Дрейера, обнаружившего царский дворец, продемонстрировали, как мало мы знаем об этом месте. Значительное поселение существовало здесь уже в конце додинастического периода; позже город был знаменитым и процветающим вплоть до римского времени, когда звезда города богини Бастет закатилась, а неподалеку вырос новый торговый центр, город Бильбейс, притянувший к себе жителей старой столицы. Его дома и дворцы строили из камней древних святилищ Бубастиса.

© «Аль-Ахрам»
© Авторизованный перевод: Виктор Солкин

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013