«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

“Проклятие фараонов”
Скандалы и кражи сотрясают Египетский Музей в Каире

Плотный слой пыли, более сантиметра, накопленный в среднем за сто лет. Благодаря влажности, пыль просто прилипает и покрывает все предметы. Откуда берется пыль, можно лишь только догадываться. При ближайшем рассмотрении обнаруживается целый ряд человеческих черепов. Рядом с продолговатыми деревянными ящиками, которые нагромождены друг на друга, обнаруживаются очертания саркофага. Отпечатков краски не видно. Все серое.

Вафаа эль-Садик на своем ноутбуке воссоздает картину происходящего. То, что она документирует на своем компьютере, это не фотографии археологических раскопок где-то в египетской пустыне. «Так я открыла подвал Египетского музея», — рассказывает 55-летний археолог и преподаватель музеолог. С февраля 2004 г. она является директором Египетского музея в Каире, где находится самое бесценное собрание древностей, в том числе золотая маска фараона Тутанхамона и все сокровища из его гробницы.


Этот саркофаг с иероглифами в октябре 2004 года был передан в Египетский Музей. До этого он был нелегально вывезен из Египта и провел многие годы «в плену» британской таможни

«Мы ведем здесь наши собственные раскопки», — говорит она. Вафаа эль-Садик является второй женщиной, возглавляющей музей за его 100 летнюю историю. Она сидит в своем скромном, темном кабинете, расположенном справа от главного входа в Музей. Она владеет в совершенстве немецким языком — в Вене она защитила докторскую и в течение года работала в Кельне, где ее муж — египтянин владеет кафедральной аптекой. «Подвал похож на лабиринт. Каждый день мы обнаруживаем новые сокровища». Вафаа эль-Садик непринужденно улыбается. Чувствуется, что она не шутит.

То, что происходило десятилетиями в подвале музея, в сокровищнице Каира, может произвести впечатление на любого археолога и искусствоведа.

Неповторимые находки из египетских гробниц были нагромождены в подземном хранилище в полном беспорядке и без сопроводительных надписей, в бесчисленных коридорах, освещенных тусклыми лампами, развешанными по углам.

Часто без защитной пленки против пыли, влажности и других органических вредителей. Открытые и общедоступные музейные залы на верхних этажах, в которых сказочно-красивые находки, но не очень трогающие за душу, часто без четких надписей или особого освещения, расположенные рядом друг с другом, могут еще привлечь взгляд посетителя. И напротив, небрежное отношение к историческому наследию в подвале поражает. В особенности это странно для египтян, которые гордятся своим прошлым эпохи фараонов.

Современный Египет хочет достойно показать своих предков. За последние годы в музее были созданы две группы, состоящие из двух археологов и одного реставратора, которые исследуют подземную сокровищницу. «6000 саркофагов и 2000 крышек мы занесли в нашу компьютерную систему», говорит Вафаа эль-Садик. Предметы были очищены и по порядку расставлены на стеллажах. Она называет это «геркулесовой работой» и полагает, что ее команде нужно еще два года, чтобы провести полную инвентаризацию. «Если нам позволят спокойно работать».

Это маленькое дополнение намекает на скандалы, которые регулярно разыгрываются в музее. Фараоны и их заупокойный ритуал всегда будоражили умы и вызывали различные спекуляции на эту тему, и это неудивительно, ведь речь идет о «Проклятии фараонов». Неделю спустя, после того как Вафаа эль-Садик стала главой музея, она недосчиталась известнякового рельефа с изображением нильского бога Хапи. Япония вернула Египту этот бесценный памятник в 1984 г., поскольку он был нелегально вывезен из страны. С тех пор он хранился в подвале, и не мог быть передан ни на какую выставку. В поисках этого предмета директор первый раз спустилась в подвал. «Со мной, вероятно, был мой ангел-хранитель», — говорит Вафаа эль-Садик, — «когда во время случайной проверки первой попавшейся коробки я обнаружила пропавшую вещь». После этого она сразу поставила перед собой новую задачу.

Вафаа эль-Садик хочет привести в порядок не только подвал. Также необходимо модернизировать выставочные залы в бледно-розовом здании, которое ни разу не ремонтировались с 1900 года. Запланированы новое освещение, новые надписи и система кондиционирования витрин. В новом зале мумий будут находиться останки жрецов и их семей, которые перенесут из хранилища. «Эти мумии лучше сохранились, чем выставленные ныне царские мумии», — радуется директор. На чердаке будут располагаться кафе и ресторан.

Следующим шагом должна стать Служба сервиса с информационным центром, лабораторией и музейной школой, которая будет располагаться под землей под Музейным полисадником. Италия выделяет для этого необходимые средства — 100 миллионов долларов. И, кроме того, в финансировании этого проекта должно участвовать египетское правительство. «Наконец мы являемся единственным музеем в стране, который сам себя содержит», делает вывод хранительница сокровищ на площади Тахрир. «Ежедневно нас посещает около 10000 гостей и это приносит ежедневно 140000 евро». Правительство испытывает трудности с финансированием музея, поскольку еще надеется в обозримом будущем получить кредит от Японии на строительство запланированного Большого Музея рядом с пирамидами.

Несмотря на все эти успехи музей тревожат неприятные новости. В сентябре обнаружилась пропажа фрагментов трех статуй, которые были привезены из хранилищ в Гизе и помещены в подвал. Спустя неделю полицейские задержали нескольких строителей, которые ранее работали в подвале, в то время, когда они хотели продать бесценные предметы одному псевдопокупателю.

Другой эпизод произошел с хрупкой бронзовой статуей царя Меренра. Вафаа эль-Садик категорически запретила что-либо перемещать с места на место в музее и менять экспозицию. Фигурка была в очень плохой сохранности и состояла из бронзовых пластин, которые держались на гвоздях. Несмотря на запрет, она была передвинута и в результате повредилась. После множества спекуляций на эту тему она была быстро отреставрирована и представлена прессе. Это привело к скандалу и ссоре между руководством музея и бывшем руководителем всех государственных музеев, а ныне главой Высшего Совета по древностям, который обвинил директора музея в недостаточно жестком руководстве.

Впрочем, скандалы в музее сейчас не нужны д-ру Хавассу: он объявил войну целому ряду международных музеев и требует вернуть бюст царицы Нефертити, который недавно переехал из Шарлоттенбурга на Берлинский остров музеев.

Кроме того, Хавасс хочет вернуть на родину Розеттский камень, который находится в Британском Музее в Лондоне, а также еще три памятника. Эти требования он отослал летом в адрес организации ЮНЕСКО, которая служит посредником между Египтом и озадаченными музеями. «Эти уникальные предметы были нелегально вывезены и Египта», — объясняет он.

Аргумент, что беспорядок в Египетском музее в Каире является не лучшей рекламой для родины сокровищ, он не берет во внимание. И он не сдастся: «Нефертити принадлежит Египту».

© «DPA»
© Авторизованный перевод: Лариса Колмыкова

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013