«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Новый год «по-египетски»

Многие древние египтяне отмечали первый месяц нового года пением, плясками и красным пивом до потери сознания. Так считают археологи, которые нашли новые факты, касающиеся ритуала, известного как «Празднество опьянения».


Карнак. Один из дворов сильно разрушенного храма Мут

Во время раскопок в Карнаке, во дворе храма, посвященного богине Мут, археологи недавно обнаружили цилиндрический фрагмент известняковой колонны, датированный 1470–1460 гг. до н. э. и содержащим упоминание о празднике.

Эта находка дает основание для предположений о том, как некоторые египтяне три тысячелетия тому назад отмечали Упет Ренепет — Новый год, который для них начинался примерно в конце августа и совпадал со столь желанным сезонным разливом Нила, орошающим землю, на которой потом должно было вырасти зерно, например, пшеница и ячмень. Празднество опьянения обычно проходило через 20 дней после первого большого разлива.


Голова статуи богини Мут-Сехмет из храма Мут. Граувакка. XVIII дин. Луксор, Музей египетского искусства

Хотя выпивка и танцы являются частью многих современных новогодних торжеств, древние египтяне, вероятно, не одобрили бы наши вечеринки, поскольку они смотрели на это совсем в другом свете. «Празднество опьянения не было для них социальным событием, — говорит руководитель раскопок д-р Бетси Брайан. — Люди приходили не для того, чтобы веселиться. Они пили для того, чтобы войти в то состояние, в котором можно стать свидетелем явления божества».

Брайан, которая является председателем Отдела Ближнего Востока в Университете Джона Хопкинса, добавляет: «Обычно древние египтяне относились к пьянству с неодобрением, однако они могли собраться для того, чтобы напиться с какой-то конкретной целью». Она заявила информационной службе канала Discovery, что возраст письменных упоминаний о празднестве измеряется несколькими тысячами лет, но надпись на найденном известняковом цилиндрическом фрагменте колонны является одним из первых свидетельств, позволяющих привязать празднество ко времени правления конкретного египетского царя, а место его проведения — к конкретному храму.


Многочисленные статуи Мут-Сехмет в храме богини в Карнаке

В данном случае фараоном является Хатшепсут, которая правила около 20 лет в 15 веке до н. э. Надпись на колонне гласит: «Она (Хатшепсут) создала это (храм) как памятник ее матери Мут, госпожи Ишеру, создав заново для нее колонный портик для опьянения для того, чтобы она могла бы существовать так, словно ей дарована жизнь вечная».

Находки были опубликованы в недавно вышедшей книге «Хатшепсут: от царицы к фараону», содержащей тексты, собранные Музеем искусств Метрополитен. Те же тексты представлены на выставке, посвященной Хатшепсут, в настоящее время проходящей в Музее де Янга в Сан-Франциско. По мнению д-ра Брайан празднество опьянения начиналось с того, что его участники умиротворяли грозную богиню-львицу, например, Мут, красным пивом, которое получало свой цвет от красной охры.


Пир. Фрагмент роспичси из гробницы вельможи Небамона. XVIII дин. Лондон, Британский музей

В известной легенде под названием «Уничтожение человечества» повествовалось о том, что если богиня выпьет красного пива, то она больше не будет убивать людей. Как следствие, древние египтяне ассоциировали пиво цвета крови со спасением. Ритуальные песнопения, используемые во время празднества, позволяют предположить, что богиню (вероятно, запечатленную в камне) сажали на трон в храме, затем проносили через зал, а после этого выносили во двор перед храмом. Здесь участники празднования напивались, пели, плясали, занимались сексом и ждали явления богини.

«Общей чертой празднества и современных вечеринок является наличие “предварительно назначенного лидера”, который должен был оставаться трезвым в течение всего мероприятия для того, чтобы позаботиться об остальных», — говорит Брайан.

© «Discovery»
© Авторизованный перевод: Игорь Козлов

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013