«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта

  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Загадки Древнего Египта
(“Запретные темы истории”)

Документальный фильм. 6 серий. Авторы — А. Скляров и др. («Лабораторя Альтернативной истории»)

Е сли бы не настоятельные просьбы участников форума сайта Ассоциации, я ни за что не взялся бы рецензировать этот фильм. По одной простой причине: псевдоидею, предложенную г-ном А. Скляровым общественности с претензией на истину в первой инстанции и сенсационность, можно было бы уложить в получасовой сюжет. Шесть серий фильма, во многом дублирующие друг друга, затянутые и плохо срежессированные, невольно заставляют задуматься о том, что авторы совершенно не уважают зрителя. Однако исторические памятники и египтологию, как науку, они не уважают куда более явственно, и на этом придется остановиться подробнее.

Главная ошибка создателей фильма заключается в том, что они считают египтян примитивными. «Примитивный уровень Древнего Египта» всплывает то там то тут, а между тем это противоречит всему тому, что мы знаем о государстве фараонов. С применением неких сложных технологий, о которых мы очень мало знаем, сделаны почти все каменные памятники классического Египта, о чем неоднократно писали исследователи. Приведу пример петербургских сфинксов, вся поверхность которых (включая внутреннюю поверхность иероглифических знаков, что сразу отметает любое предположение об узурпации) носит параллельные следы от связанного абразива вполне предсказуемой природы (см. Доос А., Щигорец А. Петербургские сфинксы: реставрация и характеристика обработки поверхности памятника. // Солкин В. В. (ред.) Петербургские сфинксы: солнце Египта на берегах Невы. — СПб, 2005, с. 37–57). Процитирую фрагмент этой статьи:

«Рассматривая внимательно поверхность сфинксов можно обнаружить следы ударного воздействия лишь по трещинам в кристаллах полевого шпата. Как уже отмечалось выше, следы грубой обработки поверхности на сфинксах практически не видны. Следы более тонкой обработки — шлифовки поверхности видны достаточно хорошо.

Если приглядеться к урею на голове одного из сфинксов, то видно, что капюшон священной кобры украшен декоративным орнаментом, шея кобры прорезана очень тонкими горизонтальными линиями. Достаточно хорошо видны вертикальные риски, оставленные обрабатывающим инструментом. Так какими инструментами пользовались египтяне? Если рассмотреть этот участок под сильным увеличением, то видно, что следы, оставленные инструментом, имеют общее направление движения; все следы параллельны друг другу, а глубина рисок примерно одинаковая.

Такой след остается при обработке поверхности притиром с абразивом. И более того, параллельность царапин говорит о том, что это был не свободный абразив, а связанный. При таком способе обработки, зерна абразива жестко связаны с материалом притира. Это может быть шлифовальный камень, либо медный притир, имеющий поверхность, шаржированную твердым абразивом.

При увеличении довольно четко видны и другие следы, внешне очень похожие на следы от удара инструментом с параллельными режущими кромками. Причем эти следы параллельны и идут в том же направлении, что и основные риски шлифовки. И таких следов на поверхности сфинксов достаточно много. Поперечные прорезки шеи кобры очень тонкие, порядка 1–1,5 мм шириной, при этом кромки прорезей имеют очень мелкие сколы. Скорее всего, они были прорезаны методом истирания, то есть инструментом здесь мог служить шаржированный абразивом тонкий, медный притир. Только таким инструментом можно прорезать без сколов такие тонкие прорези.

На поверхности сфинксов имеются очень интересные следы. Характерной особенностью этих следов является их протяженность и параллельность. Глубина рисок по всей длине практически постоянна, а траектория движения прямолинейна.

Следы обработки хорошо видны и на других участках поверхности памятников. Так, на фрагменте левой лапы восточного сфинкса, также видны следы инструмента со связанным абразивом. Следы абсолютно параллельные, одинаковые по глубине, прямолинейные и имеют четко заданный шаг. Да и глубина резания гранита достаточно велика. Очень трудно представить себе ручной инструмент, оставивший такие следы.

Другой характер имеют следы инструмента, оставленные при шлифовке платка, заплетенного в косичку сзади головы сфинкса. При макросъемке видно, что когда обрабатывались поперечные канавки косички, то напротив каждой канавки режущий или трущий инструмент ударялся в тело сфинкса и постепенно пробил в нем след. Следы имеют разный диаметр, и не имеют четкой формы. Диаметр самого следа небольшой, порядка 3–6 мм. Аналогичные следы видны и на западном сфинксе, но размер их намного меньше.

На некоторых участках встречаются следы обработки, происхождение которых неясно. Эти следы имеют характерный вид в виде нескольких параллельных канавок длиной 5–6 мм. Внешне это похоже на удары инструментом с несколькими параллельными лезвиями. Число “лезвий” колеблется от двух до четырех.

Теперь несколько слов об основах любой камнеобработки — об абразивах. Сначала разберемся в возможных типах абразива, а потом попытаемся оценить ресурсы древнего Египта по абразивным материалам.

Обрабатываемый материал, гранит относится к твердым горным породам. В состав гранита входит: до 60% — полевые шпаты, до 40% — кварц и лишь до 10% — слюда, роговая обманка и авгит. Твердость по шкале Мооса полевых шпатов 6–6,5; кварц — 7; роговая обманка, авгит 5–6; слюда 2–3. Для сравнения твердосплавная и закаленная сталь имеет твердость не больше 5,5. Для шлифовки методом истирания, по твердости, подходят только зерна кварца»

Стоит ли после этого обсуждать показанные в фильме современные способы обработки камня металлической фрезой? Думаю, что нет. Все куда как проще, только авторы демонстративно не хотят это видеть, доказывая фантастическую, не имеющую под собой никаких оснований теорию «працивилизации богов». Может быть, А. Скляров и его соавторы считают древнеегипетское общество «примитивным» потому, что ничего о нем не знают, за исключением, пожалуй, того, что содержится в паре другой книг для туристов? Скорее всего, именно так, потому что ни одного адекватного специалиста-египтолога в фильме нет, а продемонстрированный публике «для веса» «кандидат исторических наук» никакого отношения к египтологии не имеет и на египетских памятниках не специализируется. Что это? Воинствующий дилентантизм под маской сенсации? Несомненно.

А где она, сенсация? Смотря что за нее выдавать. Пример: группа А. Склярова спускается по внешнему коридору закрытой на реставрацию пирамиды Унаса. Автор подчеркивает, что «съемка уникальна», а пирамида закрыта-де намеренно, потому что реставраторов за два (!) дня работ в Саккаре они близ пирамиды не увидели. Что-то скрывают? Разочарую. Работы там ведутся два месяца в году, потому что у IFAO и других проектов полно, и почти закончены. Только вряд ли туда будут пускать туристов, которые и ранее выцарапывали зеленый пигмент из иероглифов на стенах. Для туристов есть сильно поврежденный комплекс Тети. Для специалистов — другие пирамиды, куда можно попасть совершенно безвозмездно, если Вы занимаетесь наукой, а не снимаете псевдоегиптологический фильм.

Сенсаций «второй свежести» в фильме много. Чего стоит только, например, «уникальный» факт того, что в пирамиде все того же Унаса авторы фильма нашли блоки от других строений, ложные двери и т. д, выдавая все это за изначальный строительный материал и не зная о том, что именно из подручного материала пирамиду в 13 в. до н. э. реставрировал царский сын Хаэмуас. Надпись которого, рассказывающую о реставрации и расположенную на южной грани пирамиды, в фильме все же показали. Красоты ради.

Египтяне, оказывается, «мгновенно» достигли высот Гизы. Т. е. пребывание в Дахшуре, с поразительной, последовательно совершенствующейся архитектурой пирамид Снофру, ничего авторам не дало. Думаю, просто потому, что принципиально не хотелось вписывать увиденное в исторический контекст. «Мгновенное» достижение строилось на всем опыте III династии, в Мейдуме и Дахшуре. Этого, однако, авторам мало. Провинциальную культовую пирамиду на Элефантине в фильме преподносят как «пример истинного мастерства рабочих Снофру». Видимо, авторы фильма совсем не знают, насколько сильно провинциальное искусство Древнего царства отличалось от столичного, хотя эту информацию с примерами много где можно найти. Если искать, конечно.

«Полное молчание» о строительстве пирамид — это откровенная ложь и незнание археологического материала той же Гизы с ее некрополем строителей пирамид, хранилищами, мастерскими и т. д. Нет ни одного факта, который позволил бы говорить о том, что Хуфу «перестроил» более древнюю пирамиду; однако, когда фактов нет. Авторы подтасовывают акценты так, чтобы зрителю казалось, что они все-таки есть. Опять же, неуважение к зрителю налицо. «Геологи подтверждают», говорится в фильме, что эрозия сфинкса — водная, восьмитысячелетней давности. Забавное утверждение, если знать, что полноценное исследование массива тела сфинкса, проведенное Томасом Айгнером, главой отдела геологии Шелл Интернэйшнл и профессором Тюрингского университета, подтвердило факт воздушной эрозии поверхности известняка и позволило датировать изготовления памятника, не поверите, III тыс. до н. э. Сохранились следы обработки камня, орудия, которыми его обрабатывали в первый раз, т. е. еще до реставрации и, наконец, части припирамидного храма Хафра, которые пришлось засыпать при сооружении задней южной части сфинкса. Впрочем, господа хорошие, я не намерен заниматься ликбезом. Читайте официальные публикации: (Hawass Z. The Great Sphinx at Giza: Date and Function. // Sesto Congresso internazionale di Egittologia. Atti. Vol. II. Torino, 1993. Hawass Z., Lehner M. The Sphinx: who built it, And why? // Archaeology, sept./oct., 1994). Диспропорция между размером головы сфинкса и его телом, которое чрезмерно массивно и длинно, никак не связана с гипотетической «переделкой» головы, о которой иногда пишут те, кто увлекся пресловутыми легендами об Атлантиде. Длинные вертикальные трещины, проходящие через самую узкую часть статуи на двух ее нижних геологических уровнях, угрожали обрушением массива скалы, в случае, если бы из этого участка камня выполняли бы сложную заднюю часть львиного тела, лапы и хвост; тело было намеренно удлиненно до того места, откуда могли безопасно начать свою работу скульпторы.

С иронией показывая шахту в нижнем припирамидном храме Хафра, где была найдена «единственная» статуя царя, авторы даже не представляют, что, во-первых, статуй 12, обломков еще больше, а сам храм, как и храм Хуфу сами египтяне «громили» в I Переходный период по идеологическим причинам. Впрочем, для этого надо знать историю и тогда не придется «изобретать велосипед». О т. н. «стеле Исиды» из храма Хенутсен также писали много, так как этот памятник по эпиграфическим, стилистическим и другим критериям датируется XXVI династией и Хуфу там упоминается для престижа ради, так как в это время он был отождествлен с Осирисом, «владыкой Гизы». С точки зрения авторов фильма, которая как раз и поражает своим примитивизмом, это все «фальсификации египтологов».

Чем дальше — тем одиозней. Сетх, оказывается, правил «северным Египтом»; Тети был царем V династии; желоб в граните, предназначенный для укладки стыкующего каменного стержня, оказывается «водостоком»... Авторы древнеегипетского не знают, как не знают истории, истории архитектуры, истории технологии... Невдомек им, что есть тексты, в которых великий архитектор и скульптор Аменхотеп сын Хапу сам рассказывает, как везли из каменоломен Иуну камень для воздвижения будущих «колоссов Мемнона»; что есть детальные изображения транспортировки обелисков Хатшепсут из Асуана в Луксор, что есть текст о воздвижении центрального колосса в Рамессеуме, храме, который одиозные авторы, не понимающие ничего в сюжете своего исследования, назвали «сооруженным вокруг статуи». Зато хватает «ума» чтобы работу Р. Штадельманна, по фрагментам собиравшего пирамидион «красного Снофру», назвать «фальшивкой» и обвинить массу профессионалов, десятилетиями занимающихся той или иной проблемой, в некомпетентности... Главное, к сожалению, это иметь те пресловутые «четверть сотни тысяч долларов», и тогда церемониальные стелы Снофру станут «камертонами», бог Амон, явившийся Рамсесу II в момент битвы, окажется едва ли не «супероружием», а традиционная каменная основа мастабы частного лица начала IV династии в Мейдуме — «древним бункером, который хотели скрыть».

Подведем итоги. Фильм не спасает даже неплохая операторская работа. Увы, речь идет всего лишь о посредственной подделке под сенсацию, сделанной людьми, ничего не понимающими в памятниках Египта. Пример того, как не надо делать документальные фильмы о Египте. Впрочем, Египет авторам и не важен, важна одержимость идеей, тем более печально, что идеей абсолютно ложной.

Ни при каких обстоятельствах здесь нельзя сравнивать предмет рецензии с «низкокачественной продукцией западных каналов, на фоне которой фильм смотрится прекрасно...» Это очень опасное мнение, построенное на никуда не годящемся принципе «на безрыбье и рак рыба» и поддерживающее тех, кто даже не пытается понять и на самом деле исследовать наследие древнеегипетской цивилизации.

Виктор Солкин
  
  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013