«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта

  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

“Последняя” загадка Долины царей. Предварительные итоги

Эта крохотная гробница была найдена всего в пяти метрах от знаменитой усыпальницы Тутанхамона в Долине царей. Как это часто бывает в египетской археологии, находка была сделана совершенно случайно. Миссия Университета Мемфиса (США) всего лишь расчищала участок перед входом в давно разоренную царскую гробницу, в которой велись реставрационные работы. Именно здесь появились контуры никому не известной шахты, опускающейся на глубину 10 метров в массив скалы. Резонанс был огромен: со времени открытия Тутанхамона прошло 84 года; никто не ожидал, что в Долине царей остались нетронутые гробницы. Впрочем, и до открытия Тутанхамона кто-то осмеливался говорить, что Долина царей исследована полностью.

Сегодня новая гробница получила название KV63 (KV от английского «Valley of the Kings») и преподнесла египтологам и всем, кто неравнодушен к истории былого, куда больше вопросов, чем предполагали сначала. Гробница исследована практически полностью, а мы так и не знаем, кто же в ней все-таки был погребен.


Алебастровые сосуды, найденные в одном из саркофагов

Открывали гробницу вместе Генеральный секретарь Высшего Совета по древностям Египта, д-р Захи Хавасс и д-р Отто Шэден, глава американской миссии. В узкой щели, которую проделали в верхней части каменной кладки, закрывающей вход в гробницу, была видна одна камера, заполненная саркофагами, сосудами для приношениями, циновками, обломками скального массива, упавшими с потолка. Была хорошо видна маска первого саркофага, лежавшего ближе других к проходу: превосходно выполненное женское лицо, насыщенно желтое с черными контурами подведенных глаз и бровей, словно полускрытое в черном массиве «парика».


«Последний» саркофаг из KV63, содержащий ткани, погребальные венки, смолы и натрон

Широкое нагрудное ожерелье на саркофаге поблескивало золотом. Нижняя часть превосходного произведения древнеегипетских мастеров почти превратилась в труху, сильно поврежденная паразитами. В глубине камеры виднелись силуэты других саркофагов, покрытых черной смолой, с масками, глядящими в потолок и руками, скрещенными на груди. Один из них был полуоткрыт, и из него свешивались коричневатые отрезы погребальных пелен.

Саркофаги открывали один за другим и разочарование нарастало: в них не было мумий, только ткани, льняные подушки, смолы, натрон, использовавшийся для бальзамирования. Гробница словно не хотела выдавать свою тайну.

На прошлой неделе тридцать избранных журналистов, получивших аккредитацию в Высшем Совете по древностям Египта, затаив дыхание, наблюдали за тем, как Захи Хавасс и Отто Шэден, которому собственно и посчастливилось открыть гробницу, совместными усилиями подняли крышку последнего из семи саркофагов, обнаруженных в подземной камере.


Маска женского саркофага. Фрагмент

Рабочие медленно отделяли крышку от массивного дна деревянного саркофага. Все ожидали наконец увидеть мумию, однако впереди было явное разочарование: внутри саркофаг был заполнен погребальными пеленами, осколками керамики, засохшими гирляндами цветов с позолоченными лепестками, среди которых проглядывали фрагменты золотого ожерелья, а также натроном, и смолами, т. е. тем, что сопутствовало процессу мумификации или перезахоронения неизвестного или неизвестных. Разочарование, безусловно, чувствовалось, хотя египетские реставраторы, пытаясь спасти ситуацию, и заявили, что прекрасно сохранившиеся погребальные венки — это чудо, «гораздо лучшее, чем чьи-либо останки».

KV63 оказалась тайником, в котором были сложены предметы погребального инвентаря и саркофаги, не понадобившиеся при захоронениях неких царственных персон, либо их родственников. Кого? То, что новая гробница как-то связана с погребением Тутанхамона, ни у кого не вызывает сомнения. Это подтверждается расположением новой камеры буквально напротив гробницы Тутанхамона, стилем найденных саркофагов, формой обнаруженных двадцати керамических сосудов с приношениями, обломками печатей царского некрополя. На одном из осколков сосуда сохранилась надпись: «год пятый, вино Чару», т. е. из района знаменитой крепости, находящейся у западной оконечности Синая в дельте Нила.


Оттиск печати некрополя с изображением шакала Анубиса и девяти пленных

Только вот имя царя, на пятом году правления которого было сделано вино, вновь не указано. Прекрасный алебастровый сосуд, найденный в одном из пустых саркофагов и очень похожий на один из сосудов из гробницы Тутанхамона, также сохранил едва различимые следы надписи и вновь — без царских имен.

Высказывались две основные гипотезы: предметы из KV63 связаны либо с царицей Кийа, матерью Тутанхамона, либо с Анхесенамон, его супругой. Сторонники первой гипотезы утверждают, что Анхесенамон не может быть претенденткой на загадочную гробницу, так как она чрезвычайно мала и скромна для царицы.

Вдова Тутанхамона, всеми силами старавшаяся остаться на престоле и в итоге вышедшая замуж за престарелого вельможу Эйе, возможно, собственного деда, ставшего в результате этого брака фараоном, успела бы приготовить для себя более достойное погребение. Кроме того, маска того самого первого саркофага, самого совершенного по уровню исполнения, поразительно напоминает черты лица Тутанхамона и, стало быть, может указывать на принадлежность к погребению его матери. Царица Кийа, умершая, скорее всего, во время родов, могла бы быть перезахоронена в таком скромном тайнике, который позже, по каким-то причинам нам не известным, так и не был завершен.


Д-р Захи Хавасс и д-р Отто Шэден у открытого «последнего» саркофага

Все это выглядело бы логично, если бы не некоторые значимые факты. Во-первых, роскошный саркофаг, изначально подготовленный для погребения царицы Кийа еще при жизни ее мужа, знаменитого фараона-реформатора Эхнатона, был найден в 1907 году в другом тайнике здесь же, в Долине царей. Саркофаг царицы, деревянный, обитый золотом и инкрустированный полудрагоценными камнями и стеклом, был переделан для погребения другого лица. Здесь же были обнаружены канопы — сосуды для внутренностей, изъятых при бальзамировании, с поразительным искусством выполненные из полупрозрачного алебастра. Три хранятся сейчас в собрании Египетского музея в Каире, там же, где и саркофаг; одна была подарена Теодору Дэвису, американцу, финансировавшему раскопки и находится в настоящее время в музее Метрополитен в Нью-Йорке. Скульптурный портрет царицы, которым завершается каждая канопа, совершенно не похож на маску женского саркофага из KV63. Да и зачем было бы делать второй, скромный саркофаг, когда царские мастера уже сделали основной, покрытый не только золотом, но и словами любви, исходившими, по всей видимости, от самого Эхнатона.

Куда больше маска саркофага походит на голову статуи принцессы, приписываемую Анхесенамон, когда она была еще юной девушкой, найденную в мастерской Ахетатона — столицы Эхнатона и его семьи. Памятник, хранящийся в Берлинском музее, выполнен из известняка; те же самые пухлые губы, щеки, специфический разрез глаз, совершенно отличный от черт узкого, удлиненного лица царицы Кийа. Сходство с Тутанхамоном не должно удивлять, если вспомнить, что он и его супруга были сводными (по отцу) братом и сестрой.

Но, в том случае, если маска саркофага изображает Анхесенамон, то почему на нем нет никаких царских регалий? Ответа на этот вопрос нет. Впрочем, есть еще один факт, свидетельствующий в пользу последней гипотезы: в KV63 был найден оттиск печати с надписью, сохранившей часть царского имени, в которое входили знаки «па» и «Атон», т. е., скорее всего, «Анхесенпаатон» — «Жива она для (бога) Атона», как звали Анхесенамон в первые годы царствования. Другие оттиски печатей, аналогичные тем, что были найдены когда-то в KV55, на самом деле никак особенно не подтверждают связь двух гробниц: и KV55 и KV63 были выполнены почти в один и тот же отрезок времени и печати стражей Долины царей не успели измениться.


Маска женского саркофага из KV63
 
Скульптурный портрет принцессы Анхесенпаатон (Анхесенамон) из Амарны. Берлин, Египетский музей

Наконец, стоит вспомнить еще один интересный факт. Сторонники «царицы Кийа» утверждают, что гробница Тутанхамона (KV62), была специально вырублена поблизости от KV63, так как царь, якобы, хотел быть погребенным поблизости от матери, чье тело он перенес в Долину царей из гробницы в Ахетатоне.

Однако известно, что изначально гробница для Тутанхамона, куда более пышная и просторная, готовилась совсем в другой части царского некрополя; позже эту гробницу узурпировал преемник юного царя, престарелый Эйе. Именно при нем мумия Тутанхамона и все сопутствующие ей сокровища были перенесены и втиснуты в то скромное подземное помещение, находка которого стала высшей точкой жизни Говарда Картера. Не логичнее ли предположить, что как раз рядом с миниатюрной гробницей, которую готовили для Эйе, начали и строительство усыпальницы для Анхесенамон, ставшей его супругой? Да и можно ли говорить что-либо о связях KV63 с царицей Кийа, если среди найденных в гробнице-тайнике предметов нет ни одного, связанного с ней хотя бы косвенно?

Почему же вещи, которые как-то связанные с царицей Анхесенамон, были брошены в KV63 с такой небрежностью? Не объясняется ли это тем, что под конец жизни фараон Эйе совершенно забыл о той, которая привела его к престолу, и приказал изобразить на стене своей гробницы (KV23), а также в храмах города Ахмима в качестве «великой супруги царской, царем любимой» не Анхесенамон, а Тии, свою первую жену, которая некогда была кормилицей Нефертити, матери Анхесенамон.

Ничего удивительного в том, что в гробнице KV63 мумии не было, нет. Незавершенные гробницы использовались работниками некрополя как тайники для мумий из разоренных усыпальниц, либо для реставрации поврежденных саркофагов и мумий довольно часто. Проблема заключается больше в другом: результатов исследования KV63 ждали слишком долго и эмоционально, чтобы получить такие скромные, хотя и очень интересные с профессиональной точки зрения результаты. Не было пресловутого золота фараонов. Найденный же в одном из пустых саркофагов великолепный миниатюрный гробик, длиной 42 см, выполненный из редкого для египетского искусства «красного» золота, лишь добавил вопросов. Версия о том, что он предназначался для ушебти, т. е. ритуальной статуэтки умершего, не выдерживает никакой критики. А вот гипотеза о том, что его «не доложили» в погребение Тутанхамона, где, как известно, помимо юного царя были похоронены две его мертворожденные дочери, кажется весьма убедительной. Золотой гробик был словно намеренно завален подушками и другим хламом, чтобы его не заметили; тельца младенцев же в царской гробнице положили в деревянные, хотя и позолоченные гробы.

Очень интересное заявление сделал д-р Захи Хавасс, сказавший, что в сентябре, по завершению полной расчистки гробницы, будут опубликованы иероглифические надписи, найденные на семи саркофагах. Это первое упоминание в СМИ надписей, которые явно были оставлены американскими египтологами до полной публикации материалов гробницы и без их интерпретации любые предположения относительно истинного содержания тайника останутся лишь предварительными гипотезами. Только после перевода надписей на саркофагах, которые по неизвестным нам пока причинам были в древности замазаны слоем черной смолы, мы узнаем, возможно, еще одну подлинную историю, которая может пролить некоторый свет на смутное время правления Тутанхамона и его предков.

Виктор Солкин

© Правда.ru
© Иллюстрации «Discovery Channel»

  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013