«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта

  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Саккара: проблемы спасения и консервации

В прессе уже не раз сообщалось о новом правиле, введенном Высшем Советом по древностям АРЕ, согласно которому отныне запрещено разогревать моторы автобусов, стоящих близ древних памятников, в частности около пирамид Саккары. Недавно д-р Захи Хавасс посетил Саккару с дополнительной инспекцией, целью которой была попытка разработать план по сохранению того, что осталось от ступенчатой пирамиды.

Саккара. Пирамида Нечерихета Джосера. III дин.

«С тех пор, как я начал здесь работать, я подумывал порой, что было бы хорошо получить опыт и в каком-нибудь другом месте, — говорит Махмуд Шабан. Он работает инспектором в Саккаре последние шесть лет, а также участвует в раскопках, так как изучал египтологию в Каирском университете. — Но это только слова. На самом деле я думаю, что Саккара — самое важное место в Египте. Саккара — это место, где все началось, и оно до сих пор скрывает многие свои богатства». «Где-то здесь все еще спрятана гробница Имхотепа», — добавляет он почтительным тоном.

Имхотеп часто упоминается в египетских текстах как первый в мире врач, мудрец, жрец Ра и астролог; кроме того, что очень важно, он был главным архитектором при царе Нечерихете Джосере, для которого построил в Саккаре первую египетскую пирамиду. Именно она стала первым каменным сооружением в мире. Первую медицинскую школу Имхотеп основал за 2200 лет до рождения Гиппократа, отца западной медицины. Всего через несколько веков после своей смерти Имхотеп появляется в облике статуй и изображений в гробницах наряду с другими богами Египта. Ему поклонялись вплоть до эпохи раннего христианства.

И вот сейчас, через 4700 лет после его смерти, наследство Имхотепа находится в опасности. «Ступенчатая пирамида разрушается, — говорит Захи Хавасс, глава Высшего совета по древностям (SCA). — В фундаменте пирамиды Джосера находится серия туннелей, общей протяженностью около семи километров. И последние пятьдесят лет они разрушаются и, к несчастью, никто не мог ничего сделать до сих пор. Согласно данным SCA главные виновники этого — автобусные туры. В туристический сезон большие группы автобусов находятся рядом с пирамидой и их двигатели работают и создают вибрации, которые полностью доходят к пирамиде. В октябре Хавасс объявил, что подобное поведение следует рассматривать как преступление.

«Это следует рассматривать, как уголовное обвинение в разрушении памятников. Оно подпадает под такой же закон, как и их кража, и мы собираемся установить гораздо более серьезные штрафы», — заявляет он. Из-за того, что это еще новое правило, никто не знает, с какими трудностями им придется столкнуться. Для пояснения Хавасс добавляет: «если вы включите ваш мотор в этом месте, вы сразу же попадете в тюрьму».

Даже сознавая все потенциальные проблемы Хавасс доволен новым законом: «я уверен, что перспектива попасть в тюрьму, неважно, насколько долго, заставит людей подумать дважды». Новые меры идут в правильном направлении, но их может быть недостаточно. «Сейчас мы думаем, как в дальнейшем ограничить приток машин в Саккару, — говорит Хавасс. Он тревожится, однако, что даже вибрации от зажигания может быть слишком много. — Без этих мер я реально верю, что ступенчатая пирамида продержится совсем недолго. Мы все еще можем потерять самое старое каменное сооружение в мире».

Саккара. Реконструкция пирамидного комплекса Джосера.

Бродя, согнувшись, по тоннелю с южной стороны пирамиды, я был поражен двумя мыслями. Во- первых, древние египтяне не могли быть очень высокими. Во-вторых, о каких повреждениях они говорят? Коридор резко подходит к площадке и опускается на 28 метров вниз в самый центр фундамента под пирамиду. В погребальной камере везде видны повреждения. Огромные трещины бегут вверх по стенам, потолок медленно рушится: огромная куча обломков камня лежит на полу.

Саккара. Внутренние помещения пирамиды Джосера.

С технической помощью UNESCO будет реализован проект по реконструкции подземных туннелей пирамиды. «Повреждения в ступенчатой пирамиде серьезны, но они обратимы, — утверждает Захи Хавасс. — Проект, который мы начали осуществлять прямо сейчас, должен защитить пирамиду полностью. Наша первая цель — остановить процесс разрушения. После этого нам нужно восстановить поврежденное, и затем мы сможем приступить к консервации. Мы должны сохранить то, что создали древние египтяне». Смещение фокуса SCA на консервацию может быть наследием Хавасса после окончания его работы как главы Высшего совета п о древностям. «Сегодня сложно найти иностранные команды, заинтересованные именно в консервации, — объясняет Хавасс, — большинство иностранных команд больше интересуются раскопками. Большинство финансирующих организаций и спонсоров хотят, чтобы их имена были связаны с важными открытиями, а не музеями и складами. Даже UNESCO отказался от проектов консервации со времен кампании в Нубии. Мы можем получить от них экспертизу, но фактически невозможно добыть средства на консервацию. Даже многие экспертизы, которые они обеспечивают, финансируем мы сами. Отсутствие интереса к консервации — вот что, среди других проблем, привело к разрушениям в ступенчатой пирамиде».

Старые системы хранения в различных местах Египта были настолько плохи, что артефакты или серьезно разрушились или просто исчезли. Хавасс соглашается: «старые склады были в ужасном состоянии. Некоторые из них было невозможно открыть; даже если вы открывали их, то внутри был такой беспорядок, что вы не могли сказать, что именно там хранилось. Запутанность была так велика, что некоторые артефакты, которые мы думали, находятся в этих складах, на самом деле были в музеях в Америке. Мы возвратили некоторые вещи из зала торгов «Кристи» в Нью-Йорке. Когда я пришел на склад, где эти вещи должны были храниться, то обнаружил, что более тридцати предметов пропали, и никто даже не сообщил об этом. Чтобы подобное не повторилось в будущем, на новых складах следует все занести в электронные каталоги и сфотографировать, а так же следует установить терминалы для контроля и дальнейшего изучения памятников.

Хавасс подтверждает, что сотрудники SCA ответственны в некоторых похищениях, но не считает это широко распространенным. В октябре переодетый полицейский, представившись покупателем, хотел приобрести древнее кольцо; одним из обвиняемых был бывший инспектор SCA. «Я лично знал этого молодого человека, — говорит Хавасс. — Он работал у меня, когда я был директором в Гизе и Саккаре и я никогда не думал, что он пойдет на такое. Но это не так шокирует, как думают люди. В любой работе вы найдете хороших и плохих людей. Если в моем отделе есть три или четыре человека, которые будут реально преступниками, — он делает паузу и продолжает, — это неплохо, так как у меня тридцать тысяч человек в управлении». Но Хавасс не отдыхает на своих лаврах. «У нас (SCA) есть несколько новых идей, как защитить памятники, — говорит он. — Мы недавно заключили 8000 новых контрактов с охранниками. Они пройдут одногодичный курс о методах археологии и охране древностей. Мы также существенно поднимаем их зарплаты». Это, по его словам, будет, возможно, самой важной частью тактики: «до этого, все охранники получали LE 100 в месяц. Не очень сложно убедить человека, который получает 100 фунтов, чтобы он посмотрел в другую сторону на некоторое время». Все эти меры Хавасс приводит к одной цели: консервация и невероятная нужда памятников в сохранении. Артефакты нужно каталогизировать, хранить правильно, под защитой; необходимо, чтобы на месте был охранник, способный правильно выполнять свою работу.

«Когда я принял должность, я остановил тридцать пять экспедиций, — говорит Хавасс. — Сначала люди негодовали, но я думаю, теперь они все поймут, потому что будут новые ясные правила». Частью этих правил будет то, что если археологический памятник не находится в реальной опасности, то будет очень маловероятно получить разрешение на его раскопки.

© «Egypt Today»
© Авторизованный перевод: Екатерина Булгакова

 
  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013