«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта

  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

Рамсес, зодиак и «гаремные страсти»

«Французские египтологи? Встречаются как очень достойные люди, так и куда менее достойные…» Это недавнее заявление Захи Хавасса, Генерального секретаря Высшего Совета по древностям АРЕ (SCA) хорошо иллюстрирует порой натянутые отношения между Египтом и Францией. Эти последние годы многократные скандалы и полемика нанесли ущерб долгой истории любви в египтологии между обеими странами.

Дендерский зодиак. I в. до н.э. Париж, Лувр.

Внутреннее соперничество, которое давно отравляет французскую египтологию, не способствовало тому, чтобы улучшить положение. Френк Годдио, отвергнутый французским археологическим сообществом, которое упрекало его за то, что он не происходит из «гарема избранных», об этом кое-что знает. Исследователя, который с 1996 проводит исследования в заливе Абукир, долгое время противопоставляли Жану-Иву Эмпереру, с которым он теперь сотрудничает, и который, со своей стороны, с 1994 года проводит раскопки на месте предполагаемого Александрийского маяка. Ссоры, которые Габалла Али Габалла, бывший Генеральный секретарь SCA, называл тогда с иронией «французской гражданской войной».

Если оба исследователя похоронили топор войны, то распри между многочисленными археологическими кланами продолжились. Известный пример — почти братоубийственная борьба за назначение нового главы Французского Института восточной археологии (IFAO), «святая святых» французской египтологии, расположенного в Каире. Беспощадный бой, действительно очень далекий от мечты, которую, в общем-то, воплощает собой египтология. В этой ссоре Египет сыграл роль посредника, недовольного некоторым снижением уровня французской египтологии, представителей которой местные исследователи иногда упрекают за то, что они действуют, словно «на завоеванной местности», забыв, что эпоха колониализма прошла.

Французы до сих пор сохраняют наиважнейшее иностранное представительство на египетской земле. Но с того момента, как Захи Хавасс начал руководить SCA, иностранные раскопки, были они французскими или другими, были подчинены более строгим правилам. Кроме того, факт объявления малейшего открытия снова подлежит регламентации SCA, который решает вопрос о его своевременности. Нарушителям раскопки запрещены.

«Любят ли его или нет, это он — начальник. Нет выбора, необходимо принять его правила. В конце концов, египтяне находятся на своей земле», — говорит французский египтолог, сожалея, что египетско-французские склоки ослабят их положение в стране. Захи Хавасс заставил многих поскрипеть зубами, требуя возвращения в Египет древностей, вывезенных из страны незаконно и находящихся в Национальных музеях Франции, среди которых — Дендерский зодиак, один из главных экспонатов Лувра. «Речь идет не о Франции, а о культурном наследии Египта», — отрезал доктор Хавасс, который, признавая вклад Франции в науку, одновременно намеревается отныне вернуть фараонам то, что им принадлежит.

В контексте недавних событий, связанных с попыткой продать локоны волос Рамсеса II, Захи Хавасс задает риторический вопрос о том, можно ли вообще верить Франции. «Я им не доверю больше ни одного предмета, — говорит Хавасс, имея на то все основания. — Это очень гнусный случай. Я просто не представляю, как я вообще смогу дать на выставку хоть что-нибудь». Он требует немедленного возвращения волос Рамсеса на родину и незамедлительных «извинений Франции». Свои требования Хавасс высказал вслух в Grand Palais, где президенты Ширак и Мубарак открывали выставку, посвященную подводно-археологическим исследованиям Александрии.

© «Liberation»
© Авторизованный перевод: Татьяна Рубановская

 
  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013