«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта

  

  

  
Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?

«Миф и карнавал» в ГМИИ

Маска неизвестной. Дерево, штук, роспись. XXI-XXII дин. Из собрания Владимира Голенищева

До 21января 2007 года продлится выставка «Маски: от мифа до карнавала», проходящая в Москве, в ГМИИ им. А.С. Пушкина. Задуманная, как очень интересный проект, выставка очень неоднородна: пространство боковых галерей основной лестницы и торцевой зал представляют собой совершенно различное по сути пространство. Если в притемненных галереях витрины с масками смотрятся органично, интересно, то огромная высота и яркий свет торцевого зала полностью «съедают» экспонаты, которые туда попали. А попал туда, к несчастью, как раз Египет.

Две витрины с тремя десятками египетских масок совершенно не впечатляют: речь идет, за немногими исключениями, о памятниках, снятых из основной экспозиции. В итоге все это напоминает простую переноску вещей из зала в зал: слишком мало новых вещей, чтобы египетская часть выставки смотрелась солидно. Скудный этикетаж с несколькими неверными датировками и каким-то образом попавший в число масок сосуд с головой Беса. Страсть С.И. Ходжаш к Бесу общеизвестна, однако, это не повод помещать в выставочную экспозицию памятники, не относящиеся, собственно, к теме выставки. В витринах маски расположены произвольно, в отличие, например, от прекрасно сделанных витрин с логичной, красивой инсталляцией античных масок.

Обидно, что Египет вновь оказался в проигравших. И произошло это потому, что желая хоть как-то закрыть огромное, пустующее пространство торцевого зала на его стены повесили многометровые картинки с двумя луврскими стелами, опять же к маскам никакого отношения не имеющими, а в центр — огромную картинку с изображением золотой маски Псусеннеса I из Каирского музея. На фоне золотой маски Псусеннеса плохо выставленные деревянные и каменные маски из собрании ГМИИ просто «погибли». Они очень хороши, никто не спорит, но показать эту красоту дизайнеры выставки почему-то не захотели. И потом уместно ли делать главным, видным сквозь всю колоннаду, экспонатом выставки… картинку маски, которой на выставке и быть не может — размах не тот. Не лучше ли было сделать в центре видеоинсталляцию, например, с большими кадрами имеющихся на выставке экспонатов, которая позволила бы посетителям обратить внимание на предметы, которые они, возможно, пропустили. Или же увидеть фактуру поверхности мелких предметов. Вместо этого в центре висит шедевр из музея, в выставке не участвующего, «забивший» собой все, что можно. Впрочем, на афише выставки на фасаде музея тоже красуется маска Тутанхамона, словно напоминание о том, выставки какого уровня проходили в музее раньше.

И где, спрашивается, заявленная в пресс-релизах маска Маху, чей саркофаг стоит посреди Египетского зала музея? Сектор Востока заявил ее уже второй раз (первый — на выставке «Путь к бессмертию» в 2002 году) и вновь выставить не решился. Известно, что уже много десятилетий она находится в ужасающем состоянии, и каждый раз теплится надежда, что ее все же отреставрируют. Однако, «воз и ныне там». Легче принести десяток масок из постоянной экспозиции, повесить их, вообще не расставив акценты в витринах, и этим удовлетворить свое самолюбие, нежели найти силы и средства отреставрировать замечательный памятник и сделать из этого прекрасный центральный экспонат выставки..

Если отойти в сторону от «египетского провала» выставки, то, наоборот, очень интересно смотрятся две богатые витрины с инсталляциями фрагментов ламаистской мистерии Цам, предметы для которых были предоставлены Кунсткамерой и петербургским Музеем истории религии. Повторюсь, очень хороши японские и античные витрины, среди которых есть вещи из Эрмитажа и, опять же, Кунсткамеры. Но в целом предметов явно не хватает. Для того, чтобы выставка была полноценной, нужно было привлекать иностранные музеи, на что не хватило сил.

В основном египетском зале музея впервые с 1969 года полностью сменили этикетаж. Этикеток стало больше, есть даже почти развернутые. Впрочем, обновление не мешает музейным египтологам считать, что саркофаг жрицы Иусанх датируется XIX династией (на деле — XXI-й); мумия Хорха — II тыс до н.э. (вместо реального VIII-VI вв. до н.э.) Ничто не помешало назвать царского сына Куша Усерсатета «царевичем», которым он на самом деле никогда не был и так далее. Ошибки исчисляются десятками.

Поразительно, но доходит до того, что деревянную, с позолоченным лицом ушебти вельможи Хати сопровождает этикетка: «Ушебти. Алебастр». Интересно, хранитель смотрел на памятник, когда ставил этикетку рядом? И это в год 150-тилетия со дня рождения В.С. Голенищева, который, думается, не желал своей коллекции такой судьбы и не ведал, что о нем в такую дату в музее даже и не вспомнят.

© Виктор Солкин
© фото – ГМИИ им. А.С. Пушкина

 
  
Назад в раздел новостей
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013