«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта





Хотите получать
новости египтологии
по электронной почте?


Очарованный прошлым. Памяти М.М. Потапова.


Притяжение Древнего Египта неиссякаемо. Пожалуй, его самое яркое проявление в русской художественной культуре XX века – это творчество выдающегося художника и иконописца Михаила Михайловича Потапова. 14 августа он покинул этот мир в возрасте 104 лет, оставив после себя обширнейшее, совершенно поразительное наследие.

Египет и Россия переплетены в судьбе художника словно две части единого, нерасторжимого целого. Молодой художник, увлёкшийся искусством страны фараонов, которого когда-то хвалил мэтр советской египтологии В.В. Струве, и дворянин из старинного русского рода, лишённый права на высшее образование по происхождению; человек, прошедший годы лагерей из-за увлечения теософией и мастер, как никто другой воссоздавший портреты Эхнатона и его семьи; иконописец, автор росписей нескольких церквей юга России и Украины и «пленник прошлого», живущий совсем другой, давно ушедшей культурой и передающий свет этой культуры новым поколениям; наконец, почётный житель города Соликамска и египтянин в душе и в делах.

Работы Потапова поразительно хороши как с художественной точки зрения, так и с египтологической, что в наше время случается крайне редко. Мало любви и мало таланта: нужно знание, сотни прочитанных книг и труд, – именно то, что благодаря кисти Потапова позволило «ожить» Амарнской царской семье и другим выдающимся личностям древнеегипетской истории, портреты которых украшают стены музея в Соликамске, Александрийской библиотеки, посольства АРЕ в Москве. Аналогичных работ по уровню исполнения и силе идеи нет и не было в русской «египтомании», а если смотреть глубже, – то и в самой сути культурного взаимодействия двух стран. Что есть духовная родина человека и что есть время – вот два неизбывных вопроса, которые задаёт творчество этого удивительного человека всем, кто неравнодушен не просто к искусству былого, а к глубинному пониманию сущности человеческой личности.

Признание пришло к М.М. Потапову поздно. Я помню письма М.М. Потапова к директору ГМИИ им. А.С. Пушкина И.А. Антоновой, с предложением сделать египетскую выставку в Москве. Ответом на них было гробовое молчание. Этот позор до сих пор хранится в архиве музея. Наверное, это была последняя несправедливость в судьбе человека, испытавшего так много. Позже были выставки в Музее им. Н.К. Рериха и Культурном центре Египта в Москве, поездки в Египет и в Берлин, многочисленные гости в Соликамске и те, кто его понял, почувствовал, насколько искренне то, что он делает. «Какое счастье, что я смог всё это увидеть» – вспоминал позже М.М. Потапов, побывав в Берлине, где хранятся главные шедевры амарнского искусства. Те, образы которых были его путеводной звездой многие годы.

Именно искренность сквозит не только через картины М.М. Потапова, но и через тексты, особенно в строках его автобиографии «Египтянин», вышедшей в свет в 1998 году. Когда благодаришь художника за ту встречу с Египтом, которую он подарил в своих работах грядущим поколениям, то невольно задаёшься вопросом, а какой она была для него самого? Что он увидел на берегах Нила после такого долгого, сложного, полного несправедливости пути к Египту, которым могла «одарить» такой талант, пожалуй, только Россия?

Я намеренно не затрагиваю ту большую часть жизни художника, которая была связана с иконописью, и которая во многом дала ему возможность реализоваться на фактической родине и найти средства к существованию. Впрочем, скажу лишь, что и здесь он остался в рамках именно ритуального и восточного по духу искусства. Это, пожалуй, была наиболее реальная возможность самоадаптации в нашем непростом мире. Внутренний свет Потапова идёт совершенно не от христианства, а именно от его видения Эхнатона и его культа Солнца, пусть отчасти идеализированного, но очень живого, полного чувств и любви, если не сказать, почти от воспоминаний…

Обидно, что советская псевдонаучная система не дала России обрести очень яркого египтолога. Радостно, что Египет вкупе с талантом стал тем стержнем, благодаря которому выжил и состоялся один из самых неожиданных и глубоких художников XX века. Светлая ему память.


© Виктор Солкин


Назад в раздел новостей

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013