«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта




Рассылки Subscribe.Ru
Новости египтологии


Путешествуя по «Книге мёртвых».


«Свитки с “Книгой мёртвых” из коллекции Британского музея – центральные экспонаты проходящей там зимней выставки», – пишет Дэвид Тресильян.

Каждый, кто хоть раз побывал в египетских залах Британского музея в Лондоне, знает, что здесь хранится одна из лучших египетских коллекций в мире, включая знаменитый Розеттский камень, найденный войсками Наполеона в 1799 году и давший ключ к расшифровке древнеегипетских иероглифов.


Дух умершего, выходящий из гробницы.
Виньетка «Книги мёртвых» Небкеда.
14 в. до н.э. Париж, Лувр.

К сожалению, далеко не все памятники из египетской коллекции музея одинаково хорошо сохранились. Многие хрупкие предметы, особенно сделанные из дерева, ткани или папируса, скрыты от глаз в запасниках. Однако этой зимой у посетителей музея есть редкая возможность увидеть их на крупнейшей выставке «Путешествие по загробному миру с древнеегипетской “Книгой мёртвых”». Гости выставки смогут познакомиться с представлениями древних египтян о загробной жизни и их отношением к смерти.

На выставке представлены сотни фрагментов папирусов, погребального инвентаря, саркофагов и других памятников, в основном из коллекции Британского музея. Основной акцент делается на свитки с так называемой «Книгой мёртвых» – своего рода путеводители по загробному миру, которые клались в гробницы усопших. Считалось, что следуя содержащимся в «Книгах» инструкциям, умерший благополучно преодолеет все опасности, подстерегающие его по ту сторону смерти.

Эти инструкции, в основном в форме заклинаний, встречаются в гробницах со времени Древнего царства, когда они наносились на стены, и вплоть до птолемеевского периода, когда тексты писались на папирусных свитках или кусках ткани и помещались рядом с мумией.

Судя по всему, египтяне представляли себе посмертный путь как цепь испытаний, пройдя которые умерший мог рассчитывать на вечную жизнь в свите благих богов. Чтобы успешно совладать со всеми угрозами иного мира, египтяне старались заручиться любой возможной поддержкой, и задача «Книги мёртвых» состояла в том, чтобы помочь покойному преодолеть все опасности.

Заклинания из «Книги мёртвых» помогали защититься от злобных чудовищ – жуков, змей, крокодилов, – позволяли по желанию принимать любое обличье и заговаривать стражей хранимых областей, из которых и складывалось пространство иного мира. За несколько тысячелетий текст «Книги мёртвых» претерпел множество изменений и окончательно сформировался во втором тысячелетии до н.э., в период Нового царства (1550-1069 гг. до н.э.)


Погребальная процессия. Виньетка «Книги мёртвых» Ани.
13 в. до н.э. Лондон, Британский музей.

На выставке можно узнать значение заклинаний из «Книги мёртвых» и в каких случаях их следовало произносить. Кроме того, здесь можно ознакомиться с тем, как изготавливались книги, какая роль им отводилась в контексте прочего погребального инвентаря – амулетов, оберегов, статуй богов-охранителей – а также о социальной иерархии, которая определяла возможности человека на том свете, равно как и на этом.

Также как и гробницы, свитки с «Книгой мёртвых» существенно различаются по уровню исполнения. Некоторые экземпляры очень изящны, с чётко выписанными иероглифами и тщательно прорисованными иллюстрациями. Однако многие списки содержат неполный текст и несут на себе следы небрежности, спешки, а то и повторного использования.

Когда речь шла о загробной жизни, что-то было явно лучше, чем совсем ничего. Вспомним, что фараон получал для последнего путешествия маску из золота, в то время как менее значительные персоны вынуждены были довольствоваться деревом и позолотой. Так же обстояло дело и с «Книгой мёртвых». Те, кто занимал верхние ступени социальной лестницы, могли позволить себе самые полные и качественные версии, а люди попроще обходились отдельными фрагментами, написанными на полосках ткани или же обрывками книг, утащенных из более богатых гробниц.

И всё же, как показывает выставка, религиозные взгляды древних египтян, лёгшие в основу «Книги мёртвых», не предполагали различий в посмертном существовании богатых и бедных. Как ясно показывают пирамиды Древнего царства в Гизе и гробницы Долины царей в Фивах, на подготовку к загробной жизни тратились огромные средства. Точно так же очевидно, что распределялись они неравномерно: в то время как богатые покоились в роскошных гробницах, бедняков хоронили в пустыне, завернув в кусок полотна.


Загробный суд. Виньетка «Книги мёртвых» Ани.
13 в. до н.э. Лондон, Британский музей.

Но несмотря на эти различия, египтяне, похоже, воспринимали смерть как «великого уравнителя, и частью этой концепции была идея загробного суда. И хотя нам не совсем ясно, почему считалось, что умерших должны судить, сцены предстояния души фигурируют во всех дошедших до нас свитках с «Книгой мёртвых» в виде изображений сердца умершего, которое взвешивает на весах шакалоголовый бог Анубис, и заклинаний, призванных помочь пройти это решающее испытание.

Оправданные на суде умершие могли отныне наслаждаться загробной жизнью, которая представлялась египтянам идеализированной версией жизни земной. В её изображении превалируют сцены плодородных полей и зелёной долины Нила – так называемых «Полей тростника». Не получивших оправдания пожирало ужасное чудовище – полу-лев, полу-бегемот с пастью крокодила, грозно скалившееся подле весов.

Как заметил в каталоге выставки куратор Джон Тейлор, идея загробного суда – когда после смерти человека судят за деяния, совершённые при жизни – очень близка к концепции, позднее вошедшей в мировые религии. Это делает представления древних египтян с их страхом перед загробным судом более близкими к нашим и связывает их понятия о совести и морали с религией и вероятностью оправдания на суде богов.

* * *

Выставка проходит в бывшем круглом читальном зале Британской библиотеки, который после её переезда несколько лет назад был превращён в анфиладу прекрасных комнат и переоборудован для музейных целей.

В первую очередь посетители знакомятся с пересечением границы жизни и смерти, с которой начиналось загробное путешествие. Переход умершего в иной мир сопровождается сложными религиозными ритуалами, включающими мумификацию (если покойный мог себе это позволить), церемонию Отверзания уст и очей, часть ритуала для свободного выхода души, или ба, и помещение тела в тщательно подготовленную гробницу.

Обеспечение сохранности тела было очень важным. По представлениям древних египтян, душа (ба), изображавшаяся на виньетках «Книги мёртвых» в виде птицы с головой человека, в ходе своего путешествия по путям иного мира время от времени возвращалась к телу, чтобы набраться сил, найти подсказку или помощь в оставленных в гробнице предметах, а иногда чтобы получить жертвы, приносимые родственниками умершего в заупокойном храме.

Центральная часть выставки посвящена опасностям, с которыми сталкивались умершие на путях иного мира, и именно здесь представлена самая полная коллекция заклинаний из «Книги мёртвых».

Из всех списков, собранных на выставке, наиболее полными и искусными являются экземпляры из гробниц писцов Нового царства (ок. 1280 г до н.э.), которых звали Ани и Хунефер. Книга Ани, приобретённая Британским музеем в конце 19 века, – одна из наиболее богато иллюстрированных, а вариант Хунефера, также приобретённый в это время, замечателен удивительной тонкостью надписей и рисунков, которые выглядят так, как если бы их сделали вчера.


Загробный суд. Виньетка «Книги мёртвых» Хунефера.
13 в. до н.э. Лондон, Британский музей.

В экспозиции есть и фрагменты других свитков с «Книгой мёртвых», включая заклинания о защите сердца из списка, сделанного для Тентамона уже в птолемеевское время – взвешивание сердца богами на суде – и заклятия трансформации и защиты от чудовищ из других копий книги, созданных между Новым царством и правлением Птолемеев.

Это разнообразие позволяет проследить сходства и различия в различных вариантах «Книги мёртвых». Более тысячи лет ключевые сюжеты и заклинания оставались неизменными, тем не менее, есть чёткие различия в стиле виньеток и композиции.

В списках птолемеевского периода текст и рисунки шли вертикальными колонками, как если бы писец механически копировал магические формулы, созданные за тысячу лет до него, и которые он уже едва понимал. Иллюстрации, называемые виньетками, меньше по размеру, и вместо сложных классических иероглифов используется их упрощённый вариант – иератическое письмо.

Один очень поздний фрагмент из книги Керашера, созданной уже в Римскую эпоху в правление Августа, по стилю рисунков и используемым цветам не похож ни на один более ранний вариант. Согласно каталогу, представления древних египтян о загробной жизни как о вечном рае были близки к классическому образу райских полей. По крайней мере, так было в периоды, когда создавались папирусы с «Книгой мёртвых». Египтяне мечтали «достичь земель, похожих на Египет, который они знали и любили, с каналами, островами и колышущимися пшеничными полями». Этот небесный Египет должен был быть лучше земного, так как, подобно Адаму, его обитателям не было нужды работать.

Образы этого желанного, похожего на рай Египта, в котором египтяне мечтали жить в окружении богов, представлены в последних залах выставки. Там же можно познакомиться с тем, что нам известно об изготовлении «Книги мёртвых».

Профессия писца в Древнем Египте давала много возможностей для специализации. Писцы, которые занимались переписыванием магических формул – скорее всего, с некого эталонного образца – оставляли в тексте место для иллюстраций, которые потом рисовали художники. Копии книги готовились заранее, а имя умершего вписывалось позднее в предусмотрительно оставленные писцами промежутки. Для имени использовались цветные чернила.

На выставке есть экспонаты, которые позволяют понять, как мог происходить процесс создания книг. Так, во фрагменте списка Неспасефи, датируемого 650-625 гг. до н.э., хранящегося в Марселе, по какой-то причине отсутствуют иллюстрации, хотя на папирусе есть пометка, приказывающая художнику сделать их. Экземпляр Хора, датируемый первым веком до н.э., пестрит ошибками, поскольку писец либо не понимал смысла текста, либо просто не смог грамотно записать скорописью иероглифический текст.

В последнем зале находится гвоздь экспозиции – вся книга жрицы Неситанебетишеру, длиной 37 метров, датируемая 950-930 гг. до н.э. Она была подарена Британскому музею в 1910 г.

Стоит поздравить Британский музей с такой прекрасной выставкой и сопутствующим ей каталогом, который знакомит читателя с современным состоянием наших знаний о «Книге мёртвых». Заключительная статья каталога рассказывает о развитии современной науки, со времени немецкого египтолога Рихарда Лепесиуса, опубликовавшего в 1842 г. книгу, лёгшую в основу современной египтологии, и переломного труда, впервые выпущенного при поддержке Британского музея в 1886 г.

Интересная и сама по себе, эта история также является частью современного восприятия древнеегипетской «Книги мёртвых». Для музея было бы неплохо дополнить выставку заключительным разделом, рассказывающим о том, как находили книги и как с ними работают современные учёные.

Многие списки были приобретены в Египте в конце 19 века, в том числе папирусы Ани, Хунефера, и Неситанебетишеру. Остаётся только догадываться, как в действительности делались эти "приобретения". Аналогичные сделки в то время осуществлялись и на других подконтрольных британцам территориях, что в дальнейшем стало причиной конфликтов.

Многих папирусы, представленные на выставке, имеют пометку «происхождение неизвестно». Значит ли это, что они были украдены из гробниц и проданные европейским коллекционерам, чтобы в итоге попасть в Британский музей? Возможно, музею действительно стоило включить в выставку раздел о том, как собиралась его собственная коллекция.


© «Аль-Ахрам», The British Museum
© Авторизованный перевод: Анастасия Репина
© Фото: архив Ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ»


Назад в раздел новостей

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013