«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта




Рассылки Subscribe.Ru
Новости египтологии


Великолепная Дерош.



На раскопках в Долине цариц, 1980 г.

Порой казалось, что она существует вне временных рамок и была всегда – "гранд-дама" французской египтологии, учёный с мировым именем и просто восхитительная женщина, одна из первых, кто имел смелость избрать для себя карьеру в полевой, практической египтологии, до начала XX века – традиционно мужской специальности.

Впрочем, археология для неё была всего лишь началом пути. Позже именно она своими руками достанет погребальную маску Тутанхамона из ящика, чтобы поместить её в центр экспозиции «Сокровищ Тутанхамона» в Париже в 1967 году, подпишет знаменитое обращение к ЮНЕСКО с требованием спасти древнеегипетские памятники Нубии от затопления водами Нила из-за строительства Высотной Асуанской плотины, приобретёт многие сотни уникальнейших памятников для египетской коллекции Лувра, почётным хранителем которой останется до последних дней, наконец, спасёт самого Рамсеса Великого, своего «любимого царя» добившись отправки его разрушавшейся мумии из Египетского музея в Каире в Париж, в Институт человека.


Кристиана Дерош-Ноблекур, встречающая маску Тутанхамона,
прибывшую из Каира в Париж для выставки. 1967 г.

Родившаяся 17 ноября 1913 года, Кристиана Дерош-Ноблекур словно ворвалась в мир египтологии, очарованная тайнами и золотом Долины царей, о которых тогда писала вся мировая пресса: ей было десять лет, когда Говард Картер нашёл Тутанхамона и она, по собственным словам, вглядывалась в картинки еженедельника «Иллюстрасьон», на которых застыли царские профили и все эти удивительные вещи иного, древнего мира, который она всегда с тех пор считала своим, несмотря на пропасть тысячелетий.

Ей повезло: первый учитель в египтологии, Этьен Дриотон, которого она позже всегда называла «аббатом», памятуя о его первой карьере священника, не испугался «исключительного темперамента» девушки, требовавшей знаний. Тогда для неё открылись запасники Лувра, его бесценное египетское хранение, в котором были вещи, которые когда-то из Египта привёз сам великий Шампольон. В те дни никто не мог даже предположить, что именно эта почти неуправляемая девушка, страстная любительница чарльстона и шумных студенческих компаний, станет вскоре хранителем этого собрания, первым хранителем-женщиной…

Именно она станет первой женщиной, избранной почётным научным членом Французского Института Восточной археологии в Каире, руководителем французской миссии, работавшей с 1938 года в тяжёлых условиях Верхнего Египта. Именно там, в Египте её прозвали «крошка Дерош» – это прозвище, не унизительное, а ласковое, позже закрепится за ней и в Лувре и среди отрядов французского Сопротивления, в которые она вступила в 1940-м, сразу же после призыва генерала Де Голля, услышав его вместе с отцом по радио. Её задача была непроста: в зоны, свободные от германских войск, свозились самые бесценные и неповторимые сокровища Лувра; среди нескольких молодых кураторов, осуществивших эту огромную работу, была Дерош-Ноблекур.


Кристиана Дерош-Ноблекур и Министр культуры Франции Малро
в Абу-Симбеле, во время переноса храмов Рамсеса II. 1966 г.

После войны, она вернулась к своему Египту и его древнему наследию. Впереди были масштабные раскопки в Фивах, в раскалённых скалах Долины цариц, где в середине II тысячелетия до новой эры нашли своё последнее пристанище супруги и дети великих царей, и в Рамессеуме – заупокойном храме Рамсеса Великого. К Рамсесу Кристиана Дерош-Ноблекур питала совершенно особенное чувство, плодами которого стала не только крупномасштабная реставрация нескольких его храмов, но и многочисленные труды, призванные рассказать о царе нашим современникам. Это и «Рамсес II: истинная история» (1996), и публикация всех текстов и изображений малого храма Рамсеса в Абу-Симбеле и, наконец, грандиозная выставка «Рамсес Великий и его время», которая, впервые показанная во Франции, потом с головокружительным успехом прошла в городах США и Канады. Дерош-Ноблекур как-то сказала в ответ на вопрос журналистки «Зачем вновь писать о Рамсесе?», что «касаться лиц статуй Рамсеса – это особенная радость, а писать о нём – удовольствие». Эта совершенно особенная, преданная любовь к царю, эпохе, памятникам этого времени, позволила сделать ей невероятное: мумию Рамсеса II, которая начала разлагаться, отпустили на реставрацию в Париж, несмотря на многочисленные протесты египтян, увидевших в этом какой-то западный заговор. По настоянию Дерош-Ноблекур, военный самолёт, перевозивший Рамсеса, сделал вираж над пирамидами Гизы, где когда-то им был сооружён один из храмов; в Париже кортеж с царской мумией, которую встретили как правителя иностранного государства по полной форме протокола, проехал мимо площади Согласия, где ныне стоит обелиск, установленный Рамсесом перед Луксорским храмом тридцать пять веков тому назад. «Я хотела, чтобы он опять посмотрел на своё творение», – скажет позже Дерош-Ноблекур.

Перед её профессионализмом, знаниями, напором, особенным умением убеждать не устояли ни президент Франции Валери Жискар д’Эстен, ни президент Египта Анвар Садат. Кристиана Дерош-Ноблекур вообще любила нарушать правила, добиваться своего, считая своим жизненным кредо настойчивость и умение преодолевать препятствия. В итоге Рамсес был спасён, а его мумия, помещённая в саркофаг, наполненный инертным газом, была возвращена в Египет. Последним подарком мастерских Лувра, набросок дизайна которого Дерош-Ноблекур нарисовала самостоятельно, было тёмно-синее бархатное покрывало, расшитое золотыми геральдическими лилиями Верхнего Египта, которым накрыли саркофаг царя. Позже по её инициативе новый золочёный пирамидион украсит, как в древности, и верхушку древнего обелиска с площади Согласия.

В своей книге «Великая Нубиада» "крошка Дерош" рассказала миру о том, что стоило ей убедить ЮНЕСКО начать кампанию по спасению памятников Нубии, которую неутомимая хранитель египетских памятников Лувра курировала от и до, заставив подписать свой текст ещё и тогдашнего министра культуры Египта Сарвата Окашу. Памятник этому подвигу – это не только величественные колоссы Рамсеса перед фасадом его храма в Абу-Симбеле, но и тысячи других памятников, спасённых от наступающих вод Нила и, как говорила сама Дерош, «советской лампочки».


Жак Ширак, вручающий Дерош-Ноблекур орден Почётного легиона. 2005 г.

Многие десятки её книг, от работы «Египетский стиль» (1946) до книги «Невероятное наследие Египта» (2005), стали классикой египтологии; все они отличаются одной важной чертой: они написаны хорошим французским языком, без показного наукообразия, и при этом невероятно глубоки, выдавая поистине энциклопедические знания автора. Собственно, именно Дерош-Ноблекур, вместе с другим великим египтологом своего поколения, Жаном Йойоттом первая заговорила о необходимости понимать египетскую религию не как собрание различных культов и концепций, а как грандиозную систему. Найти разрозненные части некогда единого целого, понять всё многообразие явления и попытаться хотя бы на несколько шагов приблизиться к тому, как этот мир видели египтяне – современники великих фараонов, было одной из её главных целей. Именно "крошка Дерош" в своей книге «Тутанхамон: жизнь и смерть царя» (1963), сделала то, что не смог сделать Картер: попыталась анализировать содержимое гробницы царя не как археологическую коллекцию предметов, а как сложнейшую ритуальную машину, призванную обеспечить духу Тутанхамона трансформацию и возрождение.

Когда Кристиану Дерош-Ноблекур спрашивали, когда ей впервые в жизни встретилась огромная удача, она всегда вспоминала своего отца, уроженца Шаролля, «неутомимого идеалиста и интеллектуала», который не только прощал маленькой Кристиане все её многочисленные шалости, но и научил её верить в себя и верить в собственную победу. Без этой веры не было бы ни «Великой Нубиады», ни успеха, ни, наконец, элементарного выживания в непростом, а порой и откровенно агрессивном научном сообществе, в котором имя Дерош-Ноблекур – кавалера Ордена Почётного Легиона, Большой Медали ЮНЕСКО, Золотой Медали Французского Центра научных исследований и многих других наград, – быстро стало непререкаемым авторитетом. Эта монументальная "авторитетность" её часто страшила и тяготила, она требовала от учеников «не бояться принимать противоположную позицию к тем, чьи высказывания принимаются на веру “из уважения к мэтру”. Не бояться критики “дорогих коллег”, иногда игнорировать её, иногда учитывать, если она разумна, что бывает отнюдь не всегда. Не страшиться идти против течения».


Кристиана Дерош-Ноблекур у себя дома в Париже,
незадолго до кончины в июне 2011 г.

Она до последнего считала себя "хулиганкой" и вспоминала сотни разных историй из своей долгой жизни, некоторые из которых позже вошли в её бесподобные мемуары «Под взглядом богов» (2003). Принимая как-то в Лувре японскую делегацию и видя откровенную скуку наследного принца, не желавшего слушать монолог экскурсовода, Дерош-Ноблекур незаметно утащила принца за угол, промчалась с ним в залы с коллекцией памятников Нового царства и, открыв витрину, дала ему померить золотое кольцо Рамсеса Великого, украшенное фигурками коней, когда-то спасшими фараона от неприятеля во время знаменитой битвы при Кадеше. В панике искавшие наследника престола японцы нашли его вместе с хихикающей хранительницей коллекции абсолютно счастливым – в этом поступке была вся суть "крошки Дерош", всегда молодой духом женщины, которая мечтала «прожить хоть часок в Египте эпохи Хатшепсут, а ещё лучше – Аменхотепа III или моего Рамсеса…» и для которой мир древности, частью которого она себя часто мыслила, был бесценным.


© Виктор Солкин
© leviafan.org


Назад в раздел новостей

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013