«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта




Рассылки Subscribe.Ru
Новости египтологии


Хрупко, не прикасаться, или Битва за Анххафа.


Музей изящных искусств Бостона вновь отказал Египту во временной аренде знаменитого памятника. История стала ещё более запутанной.

Каир. В прокуренном офисе совсем неподалёку от пирамид Гизы, Мухаммед Салех – бывший директор Египетского музея в Каире, а ныне – ответственный за составление экспозиционных списков памятников для нового Великого Египетского музея, сооружающегося в Гизе, говорит о том, что ему известно о бюсте царского сына Анххафа. Бесценный памятник Древнего царства, высотой 20 инчей, покинул Египет много десятилетий тому назад и в настоящее время находится в постоянной экспозиции Музея изящных искусств в Бостоне.

Д-р Салех улыбается и открывает свой ноутбук. Всего несколько кликов и величественное древнее лицо всплывает на его мониторе. Всего два слова требуются Салеху. «Это – мечта», – говорит он. Мечта заключается в идее вернуть бюст из Бостона, где он находится с 1927 года. Египетское правительство требует вернуть памятник, Бостонский музей – отказывается. Этот конфликт – один из многих, с которыми Музей изящных искусств столкнулся в связи с памятниками своего постоянного собрания – ещё более усложнился в связи с правительственным кризисом в Египте. Если раньше спор о правах на бюст шёл в правовом поле, то теперь он скатился в область эмоций, так как нынешнее правительство страны по сути своей не легитимно. Любой запрос, который появляется в эти дни – основан на моральных принципах, на утверждении о том. Что памятник является частью наследия Египта и принадлежит своей родине. На данный момент д-р Салех, учёный и культурный деятель, уважаемый как египтянами, так и американскими кураторами, полон надежд. Он достаёт толстую папку, в которой – спланированные интерьеры нового музея, в котором будет выставлено 10 тысяч памятников на площади более миллиона квадратных футов, и который будет привлекать более пяти миллионов посетителей в год после 2013 года, когда планируется его открытие. Он указывает на значимое место наверху лестницы, по которой посетители идут ко входу. Именно там он планирует установить бюст Анххафа, царского архитектора, который, как считается, возглавлял строительство второй пирамиды в Гизе и даже Великого сфинкса. Полупрозрачная стена нового музея позволит смотреть на памятник на фоне сооружённой им пирамиды.

Сокровища Египта – бессчётны, однако бюст Анххафа – уникален. Этот шедевр выполнен из известняка, покрытого тонким слоем гипса, окрашенного в красно-кирпичный цвет. С художественной точки зрения невероятен тот реализм, с которым выполнен портрет. Реализм, не характерный для искусства этого времени. Голова Анххафа обрита, под его глубоко сидящими глазами – небольшие мешки, вокруг губ видны мышцы. Это «самый поразительный пример индивидуального портрета эпохи пирамид», – писал в 1943 году Доуз Данхэм, куратор коллекции древнеегипетского искусства из Бостона, уточнявший, что Анххафу принадлежала самая большая из частных гробниц царского некрополя в Гизе. Однако памятник также невероятно хрупок – именно поэтому музей отказывается давать его для выставок кому-либо, даже не рассматривая возможность вернуть шедевр в Египет. «Речь не идёт именно о Египте, – говорит директор бостонского музея Мэлкольм Роджерс. – Речь идёт о памятнике и его целостности. Это великое, величайшее сокровище и мы не хотим рисковать им».

В эмоциональных дебатах о том, имеют ли право музеи хранить памятники, украденные в прошлом и какова моральная оценка того, что они пытаются порой скрыть происхождение памятника, бюст Анххафа обычно обходят стороной, так как он не был украден. Памятник был обнаружен археологами из Бостона в Египте в 1925 году. В 1927 египетское правительство передало его бостонскому музею во время легального раздела найденных памятников в знак благодарности за открытие гробницы царицы Хетепхерес, матери великого Хуфу, и реставрацию найденных в ней памятников. Кроме того, в последние годы Музей изящных искусств не раз возвращал памятники, которые были действительно в прошлом украдены, в знак своей доброй воли. В истории с бюстом Анххафа всё предельно прозрачно: в архивах музея есть фотографии, как памятник был найден в Гизе в 1925 году. «Нет ничего, что позволило бы как-то привязать Анххафа к нелегальному обороту древностей, он поступил в музей легально, – говорит юрист Пэти Герстенблит, эксперт в области права на объекты культурной собственности. – Однако бывают случаи, когда та или иная страна хотела бы вернуть даже то, что было передано и получено легитимно».

Собственно, история о «списке желанных древностей» началась в 2005 году в Париже с выступления в ЮНЕСКО д-ра Захи Хавасса – тогда главы Высшего Совета по древностям Египта, – который потребовал вернуть Анххафа. В 2007 Хавасс прислал в Бостон письмо с просьбой дать бюст Анххафа для кратковременной выставки в рамках церемонии открытия Великого музея в Гизе. Музей отклонил просьбу, настаивая на том, что бюст слишком хрупок для транспортировки и никогда не покидал Бостон. В ответ Хавасс развязал настоящую войну, потребовав вообще навсегда вернуть памятник. Он включил Анххафа в перечень из шести древних шедевров, на возвращении которых настаивает Египет, среди которых – Розеттский камень (Британский музей), бюст Нефертити (Берлинский музей), статуя Рамсеса II (Турин, Египетский музей), зодиак из храма в Дендере (Лувр), статуя зодчего Хемиуну (музей в Хильдесхайме). В апреле 2010 года Хавасс организовал в Каире «Конференцию об украденных древностях», которую посетили представители 25 стран, после чего требованиями Египта запестрели заголовки газет во всём мире. Сидя за своим письменным столом с копией запроса в Бостон, Хавасс повышает голос, когда говорит. Как разъярил его отказ. «Бостонский музей известен тем, что постоянно приобретает украденные памятники, – кричит Хавасс, – вот почему Египет будет биться, чтобы вернуть назад этот украденную статую». Впрочем, после некоторого нажима Хавасс признаёт, что бюст Анххафа не был украден.

Хавасс потерял работу в прошлом месяце, когда премьер-министр Египта Эссам Шараф под давлением общественности отказался от сотрудничества с теми министрами, которые прежде были связаны с режимом Хосни Мубарака. Прекратится ли с уходом Хавасса битва за Анххафа? Никто не знает. Однако в прошлом месяце, в рамках уже подписанных договорённостей, Египет получил от музея Метрополитен 19 предметов, связанных с гробницей Тутанхамона и, как было доказано, покинувших Египет нелегально. Люди, считающие, что истребовать памятники из «списка Хавасса» надо любой ценой, в правительстве Египта преобладают. «Неважно, как они покинули страну, они – знаковые памятники для Египта и должны быть возвращены на родину, – отмечает Сара Марей, инспектор по древностям из правительства Египта. – Это как если бы Египту кто-то из президентов США подарил бы однажды руку Статуи Свободы».

Питер дер Мануэлян, профессор египтологии в Гарварде и до последнего времени директор проекта «Архивы Гизы» в бостонском музее, придерживается точки зрения, что для самого музея было бы правильно «найти пути», для того, чтобы предоставить памятник Египту для временного экспонирования. «Так ли он хрупок? – говорит он. – в наше время реставраторы и компании-перевозчики способны творить чудеса». Мануэлян видит в возможности временного визита Анххафа в Египет символ доброй воли. «Долгое время египетские древности двигались только в одну сторону, это была история империализма и колониализма в Египте, история миссий, которые вывозили из Египта предметы его национальной гордости, оставляя египтян молчащими в стороне. Почему нельзя теперь что-то давать в Египет на время?».

Так или иначе, но говоря об Анххафе, директор музея в Бостоне непоколебим. «Мы три года работали в гробнице в Египте, – говорит Роджерс, – и это сокровище было передано нам Египтом в знак признательности за то, что было сделано; мы должны уважать решения египетского правительства прошлых лет».

Всё это время бюст царского сына и великого архитектора спокойно стоит в галерее египетского искусства Древнего царства бостонского музея. Огромный вентилятор разгоняет воздух в зале, где в центре стоит витрина из специального стекла, в которой, вокруг бесценного памятника, поддерживается стабильный климат. Д-р Рита Фрид, глава отдела Древнего мира музея, рассказывает о хрупкости бюста. Она отмечает, что когда другие музеи, включая Метрополитен или даже Лувр, делают выставки, посвящённые эпохе пирамид, кураторы проектов никогда не просят предоставить им бюст Анххафа. «Всем понятно, что памятник не должен покидать своё место, – говорит Фрид. – Обычно, когда какой-либо памятник нуждается в обследовании, его перемещают в реставрационные мастерские музея, однако в случае с Анххафом реставраторы сами идут к витрине, где стоит шедевр. Причина этого таится в тонком слое гипса, который и хранит всю тонкость работы гениального безымянного скульптора. Зная, насколько он хрупок, не перестаёшь удивляться тому, что он так хорошо сохранился. Внутри него основа из известняка, который покрыт слоем гипса. Гипс и известняк по-разному реагируют на влажность. Поэтому любой перепад влажности или же вибрация могут привести к отделению слоя гипса от основы. И что мы получим? Бесформенный кусок известняка».


© Geoff Edgers
© Globe Newspaper Company
© Фото: Hans Ollermann, MFA
© Авторизованный перевод: Виктор Солкин
© maat.org.ru


Назад в раздел новостей

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013