«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта




Рассылки Subscribe.Ru
Новости египтологии


Археология «Бирюзовых холмов».


«

Послал Его Величество казначея бога, царского уполномоченного и военачальника, Херурра, к далёким копям, и сказал он: “Холмы эти богаты бирюзой”».

Этими словами Херурра начал отчёт о своей работе в качестве начальника экспедиции, отправившейся по приказу фараона в Серабит эль-Хадим на Южном Синае в период Среднего Царства (ок. 2055-1985 до н.э.). Надписи на стеле, установленной на месте разработок, восхваляют успехи Херурра, которых тот добился вопреки слухам о том, что якобы в это время года бирюзовые шахты оскудевают.

«Моя экспедиция вернулась в целости… В первый месяц лета я дошёл до жилы, дающей драгоценные камни … Я завершил мои труды с великим успехом, и ни один голос не поднялся против меня, ибо я выполнил свою работу превосходно».

Надписи на скалах, оставленные древнеегипетскими "шахтёрами" на Южном Синае, помимо восхвалений в адрес царей и богов, содержат ценные сведения о климате и условиях работы. Это живой рассказ о событиях повседневной жизни, очень похожий на современные деловые отчёты или дневники.

На древнеегипетском языке Синай именовался “Та Мефкат” или “Хетиу Мефкат”, что означает «бирюзовые холмы». Вслед за египтянами арабы тоже часто называют Синай «землёй бирюзы» – «Ард эль-Файруз». Сокровища недр широко использовались в древности для изготовления царских украшений и вотивных предметов, и что ещё более важно – для погребального инвентаря и амулетов. Всё это заставляло царей, начиная с раннединастического периода (ок. 3050-2890 до н.э.), снаряжать на Южный Синай экспедиции за медью и бирюзой.

Вади Магара, Вади Хариг, Бир Насб и Серабит эль-Хадим были основными районами добычи полезных ископаемых в древности, и их посещение сегодня предлагает любителям истории и археологии совершенно иную панораму, нежели храмы и гробницы долины Нила и Дельты, отражающие взгляды древних египтян на загробную жизнь. Археологические памятники Южного Синая, напротив, дают картину повседневной жизни в древних селениях горнорабочих.

Жители этих поселений оставляли заметки о своей работе и приключениях в виде надписей на скалах, граффити (т.е. спонтанных рисунков, выцарапанных проходящими мимо экспедициями), а иногда и святилищ, возводимых в честь местной ипостаси Хатхор – «Бирюзовой госпожи».

Начальники экспедиций считали своим долгом оставить хотя бы краткий отчёт о проделанной работе: в надписях, высеченных на стенах при входе в шахту, указывались даты экспедиции, имя её начальника и основные достижения. Так, надпись №56 в Серабит эль-Хадим гласит: «Галерея (шахта) была открыта начальником Санефретом и названа «Любующаяся красотами Хатхор»”.

Другие надписи в местах разработок прославляют силу царя в местах, столь далёких от его столицы в долине Нила. В Вади Магара шахтёры вырезали на стене типичный раннединастический сюжет – царя, побивающего своего врага булавой.

Поскольку все стороны жизни древних египтян были неотделимы от религии, жители шахтёрских посёлков не скупились на святилища и стелы (каменные плиты или колонны с памятными надписями), посвящая их местным богам.

В районе Серабит эль-Хадим всё ещё можно увидеть руины крупнейшего древнеегипетского храма на Синайском полуострове, расположенного на возвышенности (почти 800 м над уровнем моря). Окружённый со всех сторон шахтами, храм состоит из десятков стел, которые начальники экспедиций Среднего и Нового Царств (ок. 1550-1295 до н.э.) посвящали Хатхор.

Древние горнорабочие также оставили множество надписей вдоль дорог, ведущих к шахтам. Археологическая зона Род эль-Эйр служит местом отдыха для современных туристов на подъёме к Серабит эль-Хадим, точно так же, как некогда служила и древним египтянам. Во время отдыха можно полюбоваться многочисленными граффити, изображающими лодки, животных и рабочие инструменты шахтёров. Считается, что на граффити изображены лодки, которые использовались экспедициями, чтобы добраться от Восточной пустыни до Синая. Остатки таких судов были обнаружены археологической миссией Французского института восточной археологии, который с 2001 г. ведёт раскопки в Айн Сохна.

Начиная с 19-го века эти места влекли европейских путешественников и археологов, таких как итальянский исследователь Алессандро Риччи (1828 г.), немецкий египтолог К. Рихард Лепсиус (1845 г.) и Томас Палмер (1869 г.). Отчёты великого археолога У.Ф.М. Питри о раскопках на Синае (1905-1906) стали первым археологическим исследованием, пролившим свет на историю этих древних копей. Множество работ, посвящённых этому же району было опубликовано с 1970-х по 1990-е годы. Тем не менее, кроме специалистов, мало кто слышал об этих бирюзовых шахтах.

Помимо археологов, район Южного Синая также привлёк внимание антропологов. «Люди, живущие в Серабит эль-Хадим, дают очень интересный срез жизни бедуинов», – утверждает работающая здесь Сара Абу Бакр. «Несмотря на наличие спутниковых тарелок и мобильных телефонов, они до сих пор сохраняют многие старые традиции, которые вскоре неизбежно растворятся в городской среде. Так что это место и его чудесные люди представляют собой уникальный шанс для антропологов, желающих изучить то, что осталось от исконного бедуинского образа жизни. Жизнь в Серабит сурова и отличается от того, к чему мы привыкли; например, дети здесь до сих пор испытывают проблемы с образованием, особенно девочки».

Современные обитатели района древних выработок дают этно-археологам богатый материал для исследований. Мужчины сызмальства водят туристов к заброшенным копям, а женщины занимаются изготовлением сувениров из меди и бирюзы.

«Как археолог, много работавший в этом районе, я считаю, что рассматривать археологическую зону только как совокупность камней, надписей и статуй – это типично колониальный подход, который сводит всю ценность археологического памятника к развлечению для туристов и элиты, тогда как его нужно воспринимать как часть исторического и социо-культурного наследия региона», – делится своими мыслями Моника Ханна, археолог из Берлинского университета, работавшая в Серабит эль-Хадим.

Все желающие посетить этот уникальный район должны обязательно взять местного гида – как правило, это выходцы из господствующих племён. Многие местные мальчишки взрослеют на туристических тропах, повсюду сопровождая своих отцов-гидов. Кроме того, дети из Серабит эль-Хадим не упускают случая научиться у работающих здесь археологов читать иероглифические знаки .

Не слишком интенсивная в наши дни, добыча бирюзы (на местном диалекте – ‘таркиз’), тем не менее, продолжает оставаться бережно хранимым секретом местных жителей. Бедуины, предлагающие туристам небольшие кусочки бирюзы – вполне обычное зрелище для Южного Синая, особенно в районах древних разработок. И хотя эти персонажи готовы болтать с вами сколько угодно и о чём угодно, они никогда не признаются, где и как они добыли свои камешки. И всё же редкий турист не привезёт с собой кусочек сине-зелёной бирюзы на память об этих заповедных местах в глубине благословенной земли Синая.


© almasryalyoum.com
© Авторизованный перевод: Анастасия Репина
© Фото: SCA, mineralien-hochrhein.de, mmckinny.blogspot.com
© maat.org.ru


Назад в раздел новостей

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013