«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта




Рассылки Subscribe.Ru
Новости египтологии


Тышкевич – польский искатель сокровищ.



Граф Михаил Тышкевич – первый польский
исследователь Древнего Египта.

Граф Михаил Тышкевич был первым польским исследователем Древнего Египта. 150 лет назад он нашёл в долине Нила золото, папирусы и мумии. Часть его коллекции была утрачена, однако уцелевшие находки можно увидеть в музеях Варшавы.

Для поп-культуры характерен неизменный образ искателей сокровищ XIX века: красавчик-авантюрист, который может начать раскопки там, где ему вздумается, может забрать то, что ему вздумается, и при этом ещё и мир спасёт. Михаил Тышкевич мир, конечно, не спасал, но что касается остального, то он вполне соответствовал герою приключенческого романа – граф действительно проводил полулегальные раскопки и сражался с крокодилами. А ещё у него была красивая и скандально известная любовница и именно он стал создателем одной из самых значительных европейских коллекций древнего искусства.

Внешность владельца богатого поместья в литовском городе Биржы тоже была примечательной: высокий рост и длинная рыжая борода. Он любил охоту, путешествия и обожал древности. До некоторых пор он жил в Литве и в отличие от своих двоюродных братьев – Евстахия и Константина, – не проявлял никакого интереса к археологии. Желание проявить себя в этой сфере появилось у него только после того, как он получил разрешение на раскопки в Египте.


Фрагмент «Книги мёртвых» царской кормилицы Бакаи.
Новое Царство, XVIII династия.

Граф сошёл с корабля в египетском городе Дамиетта 3 ноября 1861 года. Об этом он написал в своём дневнике, благодаря которому мы узнаём о ходе его путешествия по долине Нила, которое длилось около шести месяцев. Изначально египтяне воспринимали его как очень важную персону.

Египтолог Анджэй Нивинский из Варшавского университета, знаток биографии и коллекции Тышкевича отмечает: «Можно предположить, что египтяне хотели обратить внимание богатого и влиятельного поляка на Суэцкий Канал. Неизвестно, действительно ли его это заинтересовало, но встречу с вице-королём Египта ему организовали именно с такой целью. И когда граф, под впечатлением от увиденных в музее Каира сокровищ, рассказал Саиду-паше о древностях, тот честно признался, что иногда «приходит посмотреть на эту рухлядь» только из уважения к основателю музея французскому египтологу Огюсту Мариетту. Вице-король пытался обсудить вопросы международных отношений относительно Суэцкого Канала и роль Европы в этом вопросе, но всё же согласился предоставить Тышкевичу рекомендательное письмо, которое открывало для графа все двери и значительно облегчало его путешествие».


Египетский статуя, покрытая
магическими формулами. IV в. до н.э.

Тышкевич направил свой корабль на юг, даже не дождавшись рекомендательного письма. Он знакомился со страной, ездил в пустыню и охотился. 11 декабря в окрестностях Луксора его "догнало" то самое письмо из Каира. К его удивлению и великой радости, там, в письме было разрешение на раскопки по всей территории страны. Египтяне готовы были угодить польскому аристократу, хотя с 1858 года правительство Египта монополизировало все исследования, запретив тем самым "чёрную" археологию, которая основывалась на грабеже и незаконном вывозе памятников древнего искусства. И в то же время польский граф получает разрешение и на то, и на другое. На следующий же день Тышкевич нанял в Луксоре работников и начал раскопки возле храма в Карнаке.

Профессор Нивинский: «Раскопки проходили где-то между храмом Амона и храмом богини Мут. В его лагере было два шатра – для самого графа и для хранения найденных ценностей. Он вёл дневник раскопок и делал в нём зарисовки найденных предметов».

С каждым днём он всё больше превращался из туриста в археолога, хотя произошло это абсолютно случайно и исключительно из жажды приключений. Однако графу недостаточно было раскопок в Карнаке. Он отправился на другой берег Нила в Западные Фивы, в Фиванский некрополь, где и находились мумии и золото. Когда же граф выбрал там место для работы, появился надзиратель и категорически запретил ему продолжать раскопки, заявив, что в этой местности разрешение не действует. Когда же недовольный Тышкевич вернулся в Каир, приставленный к нему араб помог ему, подкупив стражников. Те взамен обещали не мешать археологу при условии, что он будет работать ночью. Тышкевич без промедления начал работу недалеко от ущелья, ведущего в Долину Царей. В своём дневнике граф записал: «Несмотря на муки совести, я всё же начал раскопки. Страсть к древностям всё же пересилила, и теперь я нахожусь в нетерпении увидеть мумии и саркофаги».


Ожерелье из бусинок, украшавших мумию.
XXV династия.

Интересно, что в его «Дневнике путешествий в Египет и Нубию» от 1863 года нет такого замечания. Вернувшись в Европу, граф попросил отредактировать его дневник писательницу и автора фельетонов Софию Венгерскую, которая позаботившись о репутации Тышкевича, добавила морализаторские отступления и переубедила аристократа убрать описание инцидента в Фивах. Иначе пришлось бы афишировать, что Тышкевич подкупил стражников и проводил незаконные раскопки. В официальной версии дневника рассказ о раскопках в Фивах заканчивается на запрете надзирателем. Долго считалось, что оригинальная версия дневника не сохранилась, однако 1992 году она была найдена в библиотеке Рачинских и издана два года спустя под названием «Забытый Египет». Благодаря этой оригинальной версии стало известно, какие из привезённых экспонатов граф купил, а какие нашёл сам. А на подобные находки ему действительно везло.

В Карнаке его работники сразу наткнулись целую сокровищницу с предметами религиозного культа, среди которых была и золотая фигурка бога Амона. Ещё более продуктивными оказались ночные раскопки в Фивах. Уже 16 декабря были найдены две мумии XXI и XXII династии, одна из них была украшена золотым нагрудным кулоном, золотыми кольцами и браслетами. Практически сражу после этого, был найден саркофаг XVIII династии. Это, вероятно, был один из саркофагов, захороненных рядом с саркофагом известной царицы Яхмес-Нефертари, одной из первых правителей этой династии. При свете свечи граф увидел четыре саркофага. Рядом с ними стоял жертвенник, а на нём – украшенная лотосами тарелка с остатками пищи. Когда уже в Луксоре граф развернул мумию, он обнаружил, что в пеленах находился папирус с «Книгой мёртвых», предназначенный для Бакаи, няни царицы. Из записей Тышкевича известно, что в саркофаге также находились принадлежности для письма: дощечка, калам (палочка для письма) и ножик для резки папируса. «Граф мог написать, что все найденные предметы находились в одном саркофаге, а если и нет, то они должны были принадлежать женщине, которая умела писать, что в Древнем Египте было большой редкостью. На дощечке видны какие-то знаки, которые можно было бы прочитать только под ультрафиолетом. Кто знает, может, на нём и написано имя Бакаи», – говорит профессор Нивинский.


Золотая пектораль в форме овноголового
божества – один из ценнейших
экспонатов выставки.
XXII династия.

Кроме раскопок в Карнаке и Западных Фивах, Тышкевич искал сокровища и в городе Эсна, в храме в Вади эс-Себуа в Нубии и в самом большом некрополе в Саккаре. В Европу он привёз 800 предметов древнего искусства. Лувру он оставил около 200, в том числе древние предметы для письма, 120 бронзовых фигурок и саркофаг XXI династии из Фив. Хотя в Литве ходили слухи, что граф отдал Лувру всю свою коллекцию. Это огорчало его семью, которая уже несколько лет пыталась создать музей древностей в Вильнюсе. Чтобы прекратить сплетни, Тышкевич подарил виленскому музею 250 экспонатов. А остальные свои находки он почти полностью раздал в качестве сувениров из путешествия своим родственникам и друзьям. Например, папирус из саркофага оказался в коллекции Тышкевичей в Логойске.

«Граф учитывал политические настроения у себя на родине, и понимал, что рациональней оставить эти сокровища в Лувре. Ведь в 70-х гг. XIX века русские конфисковали экспонаты Виленского музея, которые в последствие исчезли»,- объясняет профессор Нивинский.


Бронзовая фигурка Амона.
Поздний период.

В частных коллекциях остались подаренные Тышкевичем находки, которые один из его потомков в начале XX века передал музейным работникам в Варшаве. В итоге эти предметы оказались в Национальном музее Варшавы. Часть коллекции граф Михаил Тышкевич всё же оставил себе, например, золотые украшения. По возвращении из Египта у Тышкевича начался роман с красавицей Джульеттой, которая, по слухам, ходила по дому обнажённой, при этом окна в комнатах она не зашторивала. Когда он ушёл от своей жены Марии Радзивил, матери его четырёх детей, парижское общество от него отвернулось. Тышкевич уехал в Рим, где также проводил исследования и пополнял свою коллекцию римскими и этрусскими экспонатами. Он больше не проводил раскопок в Египте. В конце жизни он также купил знаменитую египетскую статую целителя, покрытую магическими надписями. После смерти графа в 1897 году его коллекция была распродана на аукционе— золотой кулон и статуя целителя достались Лувру, однако остальные сокровища остались абсолютно разным частным владельцам.

Сегодня известна судьба 450 объектов коллекции Тышкевича. К сожалению, большинство реликвий из Вильнюса, фигурки из Лувра (во время I Мировой войны перевезены в музей в Ле-Перроне в Нормандии) и около 60 объектов из Национального Музея Варшавы, украденных во время II Мировой войны, исчезли. Поиск этих ценностей превращается в чуть ли не детективную историю, которая осложняется ещё и тем, что было утрачено описание коллекции. Профессор Нивинский, отыскав оригинал дневника Тышкевича, надеялся найти реликвии. По документам значилось, что описание было куплено в 1938 году вместе с коллекцией Станислава Латановича в городе Познань, где в подвале костёла была спрятана часть предметов. Было выяснено, что ларец с сокровищами действительно находился в подземелье костёла, однако во время войны то ли русские, то ли немцы вывезли его.


Ушебти Падиаменнесута.
Поздний период.

Без описания коллекции отыскать такие реликвии, как известная только по описаниям из дневников золотая фигурка Амона из Карнака или золотые серьги и браслеты с фиванской мумией, ещё труднее. Несмотря на это у профессора Нивинского уже есть некоторые догадки касательно того, где можно отыскать утраченную часть коллекции Тышкевича. Среди предметов, попавших в Литву, было также и множество голубых бусинок, которыми украшали мумий во времена XXV династии. Уже в Вильнюсе кто-то нанизал эти бусинки на нить, и получилось ожерелье. Кроме бусинок к этой части коллекции также относятся две фигурки сыновей бога Хора.

«Этих сопровождающих умершего духов всего было четверо: один – с головой обезьяны, другой – с головой сокола, третий – с головой шакала, четвёртый – с головой человека. Элементами ожерелья являются фигурки с головой обезьяны и с головой сокола. Если в каком-нибудь из российских музеев найдутся идентичные фигурки, но только с головами человека и шакала, мне станет понятно, что именно они относятся к тем 200 объектам, вывезенным из музея в Вильнюсе», – говорит профессор.


Ушебти Чаихорпата,
периода XXX династии.

12 декабря 2011 года исполнилось ровно 150 лет с тех пор, как граф впервые начал раскопки на египетской земле. Именно в этот день в Государственном Археологическом музее Варшавы была открыта выставка под названием «Папирусы, мумии, золото… Михаил Тышкевич или 150 лет польским и литовским раскопкам в Египте». До конца мая вниманию посетителей музея представлено 125 экспонатов из коллекции графа: посуда, изображения скарабеев, золотые украшения, мумии и саркофаги, большинство из которых – настоящие реликвии. Из Лувра привезены уже упоминавшиеся ранее ушебти, статуя, покрытая заклинаниями, саркофаг, золотой нательный кулон, принадлежности для письма, столик и миска, найденные в гробнице в Фивах. Нашему Национальному музею принадлежат фрагменты папируса кормилицы Бакаи, а ожерелье из бусинок, украшавших мумию, привезены из Музея Искусства Литвы в Вильнюсе. Свои экспонаты также выставляют Национальный музей Литвы и Музей Искусства им. Чюрлёниса в Ковне. Объекты, вывезенные из одной и той же гробницы и в последствии, раздаренные разным музеям, впервые за 150 лет снова воссоединятся. Исследования графа кардинально отличаются от современных и характерны исключительно для 19 века, для времени, когда возможно было создать столь богатую коллекцию. Сегодня эти объекты представляют собой интереснейший исследовательский материал, уже хотя бы потому, что у каждого предмета своя судьба. И хотя Тышкевича нельзя назвать отцом польской египтологии, потому что этот титул бесспорно принадлежит профессору Казимиру Михаловскому, приятно думать, что несмотря на французскую монополию в Карнаке, на египетской земле проводил раскопки польский аристократ, которому даже удалось найти золото, мумии, папирусы и ещё не разворованную гробницу.


© Агнешка Кжеминска
© polityka.pl
© Авторизованный перевод: Артём Гизун


Назад в раздел новостей

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013