«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта




Рассылки Subscribe.Ru
Новости египтологии


Нильская синева, или новый Египет в ГМИИ им. А.С. Пушкина.


Эту экспозицию все очень ждали: египетский зал Пушкинского все помнят с детства и любят в него возвращаться. Там более, что и памятники в коллекции, которая является одной из самых значимых в ядре подлинного собрания ГМИИ, интересные, подобранные с большой любовью и знанием дела. В основе коллекции – вещи из коллекции Владимира Голенищева – выдающегося русского востоковеда и страстного любителя древнеегипетского искусства, который был известен не только обширными знаниями и энтузиазмом, но и тонким вкусом.

Зал, созданный архитектором Р.И. Клейном, – сам по себе произведение искусства. Его колонны, выполненные в форме связок бутонов папируса воспроизводят колоннады двора Луксорского храма, а росписи потолка, выполненные художником А. Нивинским, имитируют декорировку потолков египетских храмов и гробниц 15-12 вв. до н.э.

Нынешняя экспозиция – четвёртая за историю ГМИИ. Предыдущая была создана в 1969 году египтологом С.И. Ходжаш и художником А. Деулем, была очень красивой, однако откровенно нуждалась в модернизации уже с конца 1990-х. В последние годы жизни С.И. Ходжаш очень жёстко противилась любой модернизации в зале, несмотря на отсутствие нормального этикетажа, пыльные витрины и многие другие проблемы.

Новая экспозиция – это синий, почти лазуритовый зал. Первое впечатление очень непривычное, однако получилось красиво: стены идеально гармонируют с потолком, на их фоне отлично смотрятся кофейно-песчаные "папирусы" колонн, возникает ощущение какого-то погружения в нильскую синеву, в пространстве которой вновь возникает мысль о естественной для Египта яркости красок, которой мешает привычный золотистый колорит пустыни и древних архитектурных форм, полихромная роспись которых утеряна.

Экспозиция выстроена очень логично и состоит из трёх частей: половину периметра зала занимает жёстко хронологическая экспозиция от додинастического Египта до конца Нового царства; вторая часть – это мировоззрение египтян и погребальный ритуал, наконец третья – это отдельно стоящие витрины с наиболее известными памятниками музея.

Думается, хронологическую экспозицию выстроить было очень непросто, учитывая то, что многие знаковые моменты египетской истории в памятниках ГМИИ представлены фрагментарно. Но всё получилось: мерный ряд огромных витрин у стены, соседствующей с «Греческим двориком», очень хорошо наполнен предметами. Ряд логично "разбит" перпендикулярно стоящими витринами с рельефами из гробницы Иси и витриной с имитацией погребения Среднего царства, где помимо привычных погребальных ладей впервые появился после долгого забвения замечательный прямоугольный саркофаг вельможи Шепсипумина. В блоке Среднего царства выигрышно поднялись с нижней полки в середину витрины скульптурный портрет Сенусерта II, гранитная голова сфинкса царицы. Визуальный ряд стал менее декоративным, однако собран гораздо более профессионально, чем раньше. Хронологическая экспозиция продолжается там, где раньше лежала мумия с большим блоком Нового царства к которому перемещена отдельная витрина с саркофагом жрицы Иусанх. Блоки всех эпох дополнены предметами, которые раньше не выставлялись, при этом общее число выставленных в зале вещей очевидно уменьшилось, правда, в пользу качества экспозиционного материала.

Комплекс двух огромных инсталляций, посвящённых богам долины Нила и погребальному ритуалу, расположен в противоположном конце зала; его с двух сторон фланкируют старые знакомцы – каменные саркофаги Имхотепа и Чаиму. В центре, перед инсталляциями, создана ещё одна, горизонтальная, отдельно стоящая. Туда "переехала" с сопутствующими ушебти, фигурой богини-плакальщицы, посохом мумия жреца Хорха к которой, кстати, вернулась красивая родная крышка саркофага (ранее крышки в экспозиции не было). Из экспозиции ушли голова мумии женщины, что можно только приветствовать из этических соображений, и распеленатая мумия сокола. Мумия кошки в поздних геометрических пеленах – осталась и теперь лежит рядом с саркофагом Хорха. В раздел погребального ритуала пришёл великолепный расписной ковчег с канопами Сенебуни, который теперь соседствует с известной фигурой лежащего Анубиса и рельефом с погребальной процессии из гробницы писца войск Нана. В центре инсталляции, в обрамлении масок и массы замечательных вещей – саркофаг Ихери. Симметрично, в углу витрины, посвящённой египетскому пантеону, также стоит саркофаг, по сторонам от него – инсталляция из мира богов, очень удачная, с несколькими значимыми предметами из хранения, например, красивейшим вотивным систром Хатхор и статуей бога Хапи, которая обязательно должна быть в экспозиции зала. Т.н. "уголок скульптора" с моделями, незавершёнными рельефами и т.д. остался почти на своём месте, но в новом исполнении.

Теперь о шедеврах. Саркофаг Маху сместился ближе к входу в зал и смотрится на синем постаменте отлично. На его старом месте теперь возвышаются в новой красивой витрине Аменхотеп и Раннаи, которые ослепительно хороши с новым светом – мягким и не бросающимся в глаза. Остальные знаменитые вещи и ювелирные украшения теперь распределены по высоким узким витринам, внутри которых находятся массивные наклонные плоскости – не то обелиски, не то контрфорсы, на фоне которых и стоят вещи. Поочерёдно: бюст Аменемхета III, рельеф с плакальщиками, лицо амарнского царя и, наконец, ложечка-пловчиха. В этой же группе, ближе к Аменемхету III на отдельном постаменте стоит сфинкс Аменхотепа II. И. Антонова была права: Аменемхет III размещён очень высоко, что мешает взгляду на памятник, несмотря на отлично поставленный свет.

Рельеф с плакальщиками смотрится на "обелиске" чуждым. Ложечку же структура витрины попросту задавила и это очень обидно. Получилось, что именно знаковые вещи выставлены дизайнером неудачно, им откровенно мешает массив "обелисков" и они бы великолепно смотрелись в отдельно стоящих витринах на этих же местах. Если бы новые жалюзи в окнах с этой стороны были бы неё белыми, а непрозрачными, синими, то высота зала при умело поставленном свете пропала бы и не пришлось бы "обелисками" "вытаскивать" миниатюрные вещи. Плюс за счёт того, что витрины прислонены к стенам, пространство этого участка зала кажется пустоватым, несколько непропорциональным по отношению к остальной отличной экспозиции. Это единственный минус нового египетского зала, броский, но легко устранимый при желании. Кстати, продолжающая этот ряд витрина с ювелирными изделиями и амулетами – красивая и за счёт того, что вертикальная плоскость, заменившая столики старой экспозиции, занята низками, гармонично смотрящаяся, несмотря на явный недостаток подсветки в нижней части, где много миниатюрных памятников. В ней, кстати, появилось золото – погребальный венок римского времени и красивейшие женские серьги, ранее отсутствовавшие в экспозиции.

Важный момент: в соседнем также полностью обновлённом зале древних цивилизаций появился отличный блок с памятниками письменности народов Древнего Востока. Теперь именно там появился знаменитый фрагмент с «Текстами пирамид» из гробницы Пепи I, который до этого не выставлялся, «Московский математический папирус», неразвернутый свиток папируса; в этой же витрине, помимо писца, статуэтки Имхотепа и стелы с демотической надписью – таблички из Амарнского царского архива. Витрина получилась – замечательная.

Вообще стоит отметить одну важную деталь: новая экспозиция дидактична, т.е. более направлена на понимание закономерностей развития и особенностей культуры, чем на классический "искусствоведческий восторг". Это важно и очень здорово; думаю, новые залы очень полюбят экскурсоводы – им в них будет работать много проще, чем раньше. Ну и конечно, в завершении этого обзора отмечу этикетаж и экспликации. Сделаны они хорошо, этикетки – на двух языках, написаны, правда, предельно осторожно и иногда не очень конкретно, в особенности с памятниками скульптуры. Но, повторю, всё это – мелочи. "Нильская синева" удалась, и хранителя отдела О.В. Лечицкую можно только поздравить. Это достойный успех.


© Текст: Виктор Солкин
© Фото: Сергей Куприянов


Назад в раздел новостей

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013