«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта




Рассылки Subscribe.Ru
Новости египтологии


«Безымянный» принц и цена заговора.



Мумия Рамсеса III. Каир, Египетский музей.

Рамсес III – второй царь XX династии, правил приблизительно в 1186-1155 гг. до н.э. Давно известны документы, в которых повествуется о том, как женский дом царя пытался убить своего господина и совершить переворот, однако только совсем недавно тексты папирусов получили новое подтверждение.

Заговор возглавила Тейе, одна из двух официальных жён царя, пытавшаяся возвести на престол своего сына, который в документах известен как «Пентаур». Судьба царя, которого изводили колдовством и всячески пытались умертвить, была одной из загадок египтологии.

Группа исследователей во главе с д-ром Альбертом Цинком из Европейской Академии в Больцано (Италия) детально изучила мумию Рамсеса III, а также останки т.н. «безымянного принца Е» – человека, погребённого заживо, которого многие специалисты считали тем самым Пентауром, который решился, поддержанный матерью, ниспровергнуть с престола собственного отца.


Мумия т.н. «безымянного принца Е». Каир, Египетский музей.

Томография мумии Рамсеса III сразу же позволила обнаружить обширную и глубокую рану на горле царя, нанесённую очень острым лезвием, которая почти сразу привела к его смерти. Амулет Око Хора Уджат был найден внутри раны – видимо, древние бальзамировщики вставили его в разрез во время бальзамирования. Желая магического посмертного исцеления своему владыке. Затем шея царя была замотана слоями толстых льняных пелен.

Анализ останков «безымянного принца Е», которому в момент смерти было 18-20 лет, позволил выяснить, что его смерть была мучительной – грудь его была сдавлена, а горло перетянуто – он скончался от удушья. Тело убитого никогда не было полноценно мумифицировано, руки его связали за спиной шнурами, а само тело обернули в ритуально нечистую козлиную шкуру. Это было частью воздаяния, призванного проклясть его на века.

Анализ ДНК показал, что обе мумии связаны по отцовской линии и «безымянный» действительно может быть казнённым сыном Рамсеса III, тем самым Пентауром. Итоги расследования полностью подтвердили протоколы юридических папирусов: Рамсеса III «убили во время гаремного заговора, перерезав царю горло». Его сына, как мы видим, ждала ещё более страшная участь – быть замурованным в саркофаге почти что заживо.


© bmj.com
© Авторизованный перевод: Виктор Солкин
© maat.org.ru


Историческая справка.


Сегодня уже сложно ответить на вопрос, была ли некая связь между общественным кризисом, концом карьеры везира Та и заговором против Рамсеса III. Об этом заговоре, одном из самых известных во всей древнеегипетской истории, мы знаем, прежде всего, из текста Туринского юридического папируса, содержащего частичный отчёт о деле и приговор судей. Эти материалы дополняет информация из другого свитка, в настоящее время разделённого на два документа – папирус Ли и папирус Роллин, в которых рассказывается о магических действиях, совершённых заговорщиками. В тексте папируса Рифо также уточняется, что царём, против которого был составлен заговор, был Рамсес III.

Вступление Туринского папируса представляет собой речь самого царя, наставляющего судей, которые будут разбирать дело; одновременно царь представлен так, как будто он уже находится в ином мире среди богов. Речь идёт о тексте, безусловно созданном, подобно папирусу Харрис, уже при Рамсесе IV, выступающем в роли исполнителя последней воли отца. Этот факт подтверждает гипотезу об успешно осуществлённых намерениях заговорщиков.

«Повелел я (т.е. Рамсес III) начальнику сокровищницы Монтуэмтауи, начальнику сокровищницы Паиферту, штандартоносцу Кара, дворецкому Пабеса, дворецкому Кедендену, дворецкому Баалмахару, дворецкому Паирсуну, дворецкому Джхутирехнеферу, царскому докладчику Пенренут, писцу архива Маи, писцу архива Параэмхебу, штандартоносцу пехоты Хои: “что же касается речей, сказанных этими людьми – я не знаю их. Пойдите и допросите их”. Они пошли, и они допросили их и они предали смерти от собственных рук тех, кого они предали смерти – я (их) не знаю, (и они) наказали других – я (их) также не знаю. Повелел (я накрепко): “Берегитесь, остерегайтесь ошибочно подвергнуть наказанию чело(века) … который над ним”. Так я сказал им опять и опять. Что же касается всего сделанного, это они, которые сделали это, и пусть падёт всё, что они сделали на их головы, ибо освобождён я и защищён я на протяжении вечности, ибо я среди праведных царей, которые перед Амоном-Ра, царём богов, и перед Осирисом, правителем вечности».


Рамсес III, играющий в ‘сенет’ с дамами женского дома.
Прорисовка Р. Лепсиуса рельефа из комнат уединений храма-дворца в Мединет Абу.

Несмотря на то, что мы довольно мало знаем о реально происходивших событиях, из текста источников становится ясно, что во главе заговора находилась царица по имени Тейе и её сын, именуемый в отчёте Пентауром, хотя его настоящего имени мы опять же не знаем. Заговор быстро распространился в женском доме царя. В итоге, царица Тейе хотела посадить на трон своего сына, который, по-видимому, не имел на это никаких прав. Законный наследник престола, будущий Рамсес IV, упоминается в качестве единственного претендента на престол уже с 22-го года правления отца, предстающий в текстах вместе со своим братом, будущим Рамсесом VI. Вероятно, подобная определённость вызывала зависть и ревность со стороны второстепенных жён и их детей, которые и создали основу для заговора.

Дам царского дома поддержали многие высшие сановники – всего двадцать два человека. Одну из центральных ролей в произошедшем исполнял управитель дворца фараона Паибакикамен, ему помогали дворецкий Меседсура, начальники гарема Паининук и Патауэмдиамон, другие знатные люди. Вместе с царицей они стали посылать другим дамам женского дома подстрекательные письма:

«…Люди, приведённые из-за тяжких, совершённых ими преступлений и помещённые в зале допроса перед великими вельможами зала допроса, для допроса начальником сокровищницы Монтуэмтауи, начальником сокровищницы Паиферту, штандартоносцем Кара, дворецким Пабеса, писцом архива Маи, штандартоносцем пехоты Хори. Они допросили их. Они нашли их виновными. Они установили их наказание. Их преступления схватили их.

Тяжкий преступник Паибакикамен, который был главой дворца. Он был приведён из-за заговора, который он сделал вместе с Тейе и женщинами гарема. Он объединился с ними. Он стал передавать их речи во вне, их матерям и их братьям и сёстрам, говоря: “Волнуйте людей! Поднимайте возмущение, чтобы сделать злое против их владыки”. Он был представлен перед великими вельможами зала допроса. Они рассмотрели его преступления. Они нашли, что он говорил их. Его преступления схватили его. Вельможи, которые допрашивали его, дали его наказанию постигнуть его.

Тяжкий преступник Меседсура, который был дворецким. Он был приведён из-за заговора, который он сделал вместе с Паибакикаменом, который был главой дворца, и с женщинами, чтобы поднять возмущение, чтобы сделать злое против их владыки. Он был представлен перед великими вельможами зала допроса. Они рассмотрели его преступление. Они нашли его виновным. Они дали его наказанию постигнуть его.

Тяжкий преступник Паининук, который был начальником царского гарема при службе. Он был приведён из-за объединения, которое он сделал вместе с Паибакикаменом и Меседсура, чтобы сделать злое против их владыки. Он был представлен перед великими вельможами зала допроса. Они рассмотрели его преступление. Они нашли его виновным. Они дали его наказанию постигнуть его (…)

Тяжкий преступник Уаэрму, который был дворецким. Он был приведён из-за (того, что он) слышал речи от главы дворца, к которому он пришёл, утаил их и не сообщил их. Он был представлен перед вельможами зала допроса. Они нашли его виновным. Они дали его наказанию постигнуть его (…)

Жёны привратников гарема, сообщницы людей, которые злоумышляли речи, и которые были представлены перед вельможами зала допроса. Они нашли их виновными. Они дали их наказанию постигнуть их, 6 женщин (…)

Пентаур, которого звали другим именем. Он был приведён из-за заговора, который он сделал с Тейе, своей матерью, когда она злоумышляла речи вместе с женщинами гарема, чтобы сделать зло против его владыки. Он был представлен перед дворецкими, чтобы допросили его. Они нашли его виновным. Они оставили его на месте. Он умертвил себя сам…»

Интересно отметить, что, видимо в процессе следствия подозреваемым меняли имена. Так, имя Паибакикамен означает «Вот, слепой слуга», имя Меседсура – «Ра его ненавидит», а имя Бинэмуас – «Мерзость в Фивах». «Несомненно, имена этих людей до трагической развязки были “Добро в Фивах” и “Ра его любит”, писал П. Монтэ, – но они потеряли право на них». Через некоторое время несколько членов трибунала сбежали вместе с заговорщиками. Когда они были найдены, их ждало страшное наказание – им отрезали носы и уши.

«Люди, которых наказали отрезанием их носов и ушей из-за того, что они пренебрегли сделанными им хорошими указаниями, сказанными (царём). Женщины ушли. Они настигли их там, где они были. Они пировали там вместе с ними и вместе с Паисом. Их преступления схватили их: тяжкий преступник Пабеса, который был дворецким. Сделали ему его наказание. Они оставили его. Он умертвил себя сам; тяжкий преступник Маи, который был писцом архива; тяжкий преступник Таинахт, который был воином пехоты; тяжкий преступник Нанаи, который был главой полиции. Человек, который был вместе с ними. Его выбранили, ему сказали очень скверные слова. Его оставили, не сделали ему дурного: тяжкий преступник Хори, который был штандартоносцем пехоты».


Крышка саркофага Рамсеса III.
Гранит. Кембридж, Музей Фицуильям.

Ничего не известно о судьбе сердца заговора – царицы Тейе. Особый интерес представляет способ, которым преступники пытались погубить царя:

«…он начал делать магические свитки для препятствования и устрашения, начал делать богов и людей из воска для ослабления людских тел; он дал их в руку Паибакикамену, которого Ра не сделал управителем дворца, и другим тяжким преступникам, говоря: “Возьмите их”; и они взяли их. Теперь, когда он укрепился во зле, которое он сделал, в котором Ра не дал ему преуспеть, он был допрошен. Его нашли виновным во всём зле, которое замыслило его сердце. Воистину, он сделал всё это вместе с другими тяжкими преступниками (…)

Вот, когда Пенхевибин, бывший смотритель царских стад, сказал ему: “Дай мне свиток, чтобы наделить меня силой и могуществом”; он дал ему магический свиток царя Усермаатра Мериамона, да будет он жив, невредим, здрав, Великого бога, его господина, и он начал (совершать магические действия) над людьми. Он пришёл к стене гарема, отдалённому, пустому месту. Он начал делать людей из воска с надписями, чтобы их внёс внутрь управитель Арим, (препятствуя) одному двигаться и околдовывая других (…) Теперь, когда допросили его, нашли его виновным во всех преступлениях и во всём зле, замысленном в его сердце. Воистину, сделал он им всё это, вместе с другими тяжкими преступниками; отвратительны они миллионам богов и миллионам богинь. Были им вынесены великие наказания смертью, о которых боги сказали: “Исполните их над ними!”».

Описывая казнь главных злоумышленников, писец употребляет довольно странные выражения: «они оставили его на месте; он умертвил себя сам». Это могло означать, что по приказу суда преступники покончили с жизнью самостоятельно. Однако Г. Масперо после тщательного исследования мумии, найденной в Дейр эль-Бахри и известной как «Безымянный принц», высказал более драматичную догадку. Останки принадлежали мужчине тридцати лет, хорошо сложенному и без всяких пороков, который был погребён без обязательного бальзамирования. Более того, тело было завернуто в ритуально нечистую для египтян сырую шкуру барана. Все внутренние органы остались на месте. «Никогда ещё лицо не отражало такой мучительной и страшной агонии. Искажённые черты несчастного говорят о том, что почти наверняка его похоронили живьём».


Цит. по: Солкин В.В. Солнце властителей. Древнеегипетская цивилизация эпохи Рамессидов. М., 2000. Сноски опущены, переводы юридических текстов приведены по изданию И.М. Лурье.


Назад в раздел новостей

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013