«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта


Памятник месяца (04.2008)

Статуя Ка царя Ауибра Хора.


Каир, Египетский музей (inv. JE 30948).
Дерево, высота 170 см, ширина (max) 27 см.
Среднее царство, XIII династия. Ок. 1750 г. до н.э.

Эта статуя, изображающая жизненную силу царя, стояла, нетронутая, в деревянном наосе на полу в шахтовой гробнице в Дахшуре. Несколько царей Древнего и Среднего царств возвели здесь свои пирамиды; к северу от пирамидного комплекса великого Аменемхета III была расположена и шахтовая гробница Ауибра Хора, малоизвестного фараона XIII династии, которую в 1894 году обнаружил француз Жак де Морган.

А – пирамида;
В – вход в подземные помещения;
C – помещения для приношений;
D – погребальная камера;
E – царский саркофаг;
F – руины припирамидного храма;
G – погребальные шахты членов царской семьи;
H – погребальная камера царя Ауибра Хора;
I  – гробница царской дочери Нубхетеп;
J  – внешняя стена комплекса;
K – крытая процессионная дорога;
L – фрагменты жилых помещений.

Заупокойный комплекс Аменемхета III в Дахшуре.
© Egypt – Land of Eternity, 2008

Статуя сохранилась превосходно; утеряны только скипетр и посох. Фараон изображён стоящим, традиционно выставив вперёд в шаге свою левую ногу.
К его подбородку прикреплена длинная заплетённая ритуальная бородка, характерная для изображений богов и умерших царей. На голове статуи – классический трёхчастный парик. Глаза статуи – поразительно живые.
Глазницы выполнены из бронзы, белки – из известняка, а радужная оболочка – из горного хрусталя. На веках, парике и бородке сохранились следы золочения; увы, при соприкосновении с воздухом тонкий слой грунта, который служил основой для позолоты, рассыпался в пыль. Тело статуи, судя по всему, было покрыто пигментом зелёного цвета, ассоциирующимся с Нилом, плодородием и бессмертием.

Головной убор этой деревянной статуи выполнен в форме пары поднятых рук с открытыми ладонями, которые, возможно, передают защитный жест, призванный отогнать любое зло. Одновременно, – это иероглиф, обозначающий понятие “ка” – персонифицированной жизненной силы. Точно также звучало слово для обозначения быка, поэтому это понятие изначально связывалось с мужской потенцией, позже ассоциируясь не с физической, но и духовной жизненной силой каждого существа. По легенде, Хнум, бог-творец, создаёт во время рождения не только младенца, но и его “ка” на гончарном круге. Таким образом, “ка” – это всегда часть индивидуальности и личности владельца. “Ка” всегда сопровождает его наподобие двойника, даже после смерти, и обеспечивает существование усопшего, принимая жертвенные приношения.

В египетской религии не было простой концепции двойственности тела и души; египтяне верили в то, что человеческая сущность включает в себя девять составляющих. То, что мы называем душой, реализовывалось через понятия “ба”, “ах” и “ка”. Всепроникающий “ба” мог вылетать из тела усопшего и порой изображался в виде птицы с человеческой головой, сидящей на дереве перед гробницей. Просветлённый дух, или “ах” считался наивысшим проявлением человеческой сущности. Тень, сердце, имя, сила также были очень важными составляющими; все они участвовали в загробном суде над умершим в Дуате – ином мире.

Лишь “ка” оставался в гробнице, именно ему для благополучного существования были необходимы жертвы. В случае, если мумифицированное тело было уничтожено, “ка” мог переместиться в статую умершего. На случай такой неожиданной необходимости замены, статуя – “ка” – помещалась в гробницу и ставилась там непосредственно у погребальной камеры. Точно также жертвы пищей, принесённые для “ка”, могли быть заменены изображениями на стенах гробницы или на самом жертвенном столе. В сознании египтян отец был источником “ка” для каждого человека, в то время как сын был для отца воплощением его “ба”.

Египетские художники были очень хорошо осведомлены в магических практиках, знание которых передавалось из поколения в поколение. Это знание играло большую роль во время создания произведения искусства.
Завершённая статуя, как и мумия, проходила через особый ритуал – “церемонию отверзания уст и очей”, после чего считалась живым существом. Художник Иртисен, современник царей XI династии, с гордостью сообщал в тексте своей заупокойной стелы: «Я знал тайну божественных слов, ведение обрядов богослужения. Я устраивал всякие магические обряды так, что ничто не ускользало от меня… Но я был и художником, опытным в искусстве своём…»


© Фото: Jon Bodsworth, А. Грошев


Публикация:

Saleh M., Sourouzian H. The Egyptian Museum Cairo: Official Catalogue. Mainz, 1987, no. 117.


В рубрику «Памятник месяца»

    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013