«Маат»
Ассоциация по изучению Древнего Египта

«Петербургские сфинксы. Солнце Египта на берегах Невы»
— СПб.: Издательство «Журнал “Нева”», 2005, — 304 с., ил.
  

Эта книга — первая полноценная публикация уникальных памятников — колоссальных сфинксов Аменхотепа III, ставших привычным элементом непередаваемой атмосферы Санкт-Петербурга. Наши современники, проходящие мимо, редко вспоминают, что рядом с ними находятся не просто шедевры древнего искусства, но подлинные свидетели многотысячелетней истории человечества. Ведущие египтологи, реставраторы, археологи и минерологи из России, Германии и США предприняли попытку рассказать о недавней реставрации сфинксов, истории их приобретения, эпохе Аменхотепа III — «фараона-Солнце» и, наконец, о новых находках в царском заупокойном храме в Ком эль-Хеттан, откуда происходят эти удивительные памятники. Книга снабжена уникальными иллюстрациями, будет интересна как специалистам, так и всем интересующимся историей древних цивилизаций, а также историей культурных контактов России и Египта.

Книга издана на двух языках — русском и английском в рамках плана научных публикаций Ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ».

Научный редактор —В. В. Солкин. Издание богато иллюстрировано; на снимках, предоставленных авторами материалов, как хроника реставрации сфинксов и памятники ведущих музеев Европы, Америки и Египта, так и редчайшие материалы из раскопок храма в Ком эль-Хеттан и храма богини Мут в Карнаке, впервые публикующиеся исторические документы.

Время неумолимо. С глубочайшей древности с ним вступал в борьбу человек, создавая нетленные шедевры искусства, пытаясь проникнуть в саму суть творения и понять законы, по которым живет вселенная. Художник, живший на берегах Нила тысячелетия тому назад, видел в своем мастерстве удивительную возможность не только служения царю, своему господину, но и великой победы над смертью, возможность пронести сквозь тьму времен свое имя, свое искусство, свои идеалы. Для них, рожденных у подножия седых пирамид Гизы и разрушающихся стан и колонн храмов давно умерших царей, время было куда более ощутимым врагом, препятствием, победить которое можно было лишь постоянным утверждением Маат — великой вселенской гармонии, в которой в нерасторжимом единстве сливались строительство колоссальных храмов богам и единение со своим собственным сердцем, верность царю, живому богу на земле и следование традициям и канонам, созданным «мудростью предков».

Прошли века, а с ними войны и триумфы, поражения и озарения, поколения и поколения людей. Времени подвластно все, кроме удивительных высот, которые порой рождают в союзе творческий поиск, мастерство и любовь к своему делу. Разве можно поверить во все то, что «видели» петербургские сфинксы, глядя в их тонкие, юные лица? Они так же молоды и прекрасны, как и в момент создания, тела их гибки и полны силы. Их спины лоснятся, на их головах вот уже несколько тысячелетий возвышаются парадные короны египетских фараонов, владык «всего, что обходит солнечный диск».

Разве не они, созданные «в вечности и бесконечности», — настоящие покорители времени? Загадочная, едва уловимая улыбка все также играет на их губах, как и века тому назад; неподалеку был Нил, воды которого, повинуясь раз в году великой силе разлива, своими волнами касались стен и колонн, колоссов и статуй храма, где когда-то стояли сфинксы. Сегодня перед ними другая река — Нева; толпы туристов сменили собой бесконечные процессии с жертвенными дарами и великих царей. Но также как и три тысячи пятьсот лет тому назад они встречают и провожают каждый закат истории человечества.

«Сфинкс из древних Фив в Египте, перевезен в град Святого Петра в 1832 году». Эта надпись на постаменте каждого из них знакома многим с детства, как и одна из самых красивых набережных Санкт-Петербурга — Университетская — где сфинксы гордо вздымают головы перед зданием Академии Художеств, фланкируя гранитные ступени лестницы, спускающиеся к водам реки. Здесь, у подножия постаментов, на которых покоятся древние статуи, меж бронзовых грифонов и стройных торшеров, созданных по проекту Константина Тона, любят проводить время петербуржцы и все те, кто приезжает в «северную столицу» и открывает для себя истинные уголки сердца города.

Сегодня мало кто помнит, что когда-то, привезенные из далекого Египта, сфинксы, эти странные пришельцы из чужого и давно забытого мира c миндалевидными глазами и священными змеями на головах, вызвали у горожан страх и неприязнь. Перед ними трепетали и их ненавидели, им поклонялись, приписывая им чудодейственные свойства, и их прославляли. На другом языке, с другими жестами и в ином городе о них вновь говорили люди и опасались их, как опасаются всего, что победило время, сохранив свою истинную суть, восторгались ими, как восторгаются всем, что хранит в себе частицу вечности.

Постепенно, с течением времени, сфинксы стали «своими». Сегодня меж колоссальных гранитных лап кладет порой невеста свой свадебный букет, словно приношение нового, XXI века нетленности красоты и совершенства, тайне и очарованию прошлого. Кажется, что их специально создали из гранита для этих набережных; порой сложно себе представить, что их исконная родина — не берега стремительной Невы и суровое северное небо, а грандиозные, обитые золотом колоннады двора храмового комплекса в Фивах, качающиеся стебли прибрежного папируса и иссиня-лазуритовое, наполненное солнечным зноем небо Египта.

Глядя на этих гигантов, всегда ловишь себя на мысли, что мы почти ничего не знаем о них. Накануне 300-летнего юбилея Петербурга, были проведены работы по консервации, реставрации и исследованию сфинксов. И вот, когда работы начались, обнаружился совершенно невероятный факт: сфинксы были практически неизвестны мировой общественности. На страницах сотен египтологических книг и альбомов они отсутствовали, и лишь в знаменитом парижском каталоге «Аменхотеп III: фараон-Солнце» ютилась крохотная фотография одного из сфинксов, занесенного снегом. Парадоксально: два выдающихся памятника времени правления одного из величайших египетских царей оказались забытыми. Тогда, на лесах, что окружали гигантские изваяния, перед вновь помолодевшим гранитным ликом Аменхотепа III и родилась мечта вновь рассказать миру о таинственной и захватывающей судьбе сфинксов.

На страницах этой книги, созданной ведущими специалистами России, Германии, США и Японии, читатель соприкоснется с роскошью и изяществом египетской цивилизации времени правления Небмаатра Аменхотепа III, узнает о сложностях реставрационного процесса и блестящих научных исследованиях, проделанных во время работ, попадет на раскопки некогда величественного храма в Ком эль-Хеттан в Фивах, от которого сегодня остались лишь легендарные «Колоссы Мемнона», разбитые на тысячи фрагментов статуи и монументальные колонны и, наконец, получит возможность посмотреть на петербургских сфинксов по-новому, осознав их значение в истории древнеегипетского искусства и в процессе становления российско-египетских культурных связей.
  

Коллектив авторов выражает свою искреннюю признательность за поддержку и помощь в работе:

д-ру Захи Хавассу, Генеральному секретарю Высшего Совета по древностям АРЕ;
д-ру Рауфу Сааду, Чрезвычайному и Полномочному послу АРЕ в РФ;
Сергею Щигорцу, члену коллектива реставраторов памятника;
всем членам Миссии «Колоссов Мемнона и храма в Ком эль-Хеттан»;
всем членам Миссии Университета Дж. Хопкинса в храме Мут в Карнаке;
всем членам Ассоциации по изучению Древнего Египта «МААТ»
  

Отдельная благодарность за поддержку и помощь в реализации проекта — Виталию Гурову, Владиславу Скороходову, Наталии Королевой и Сергею Трилису.
  

Санкт-Петербург — Луксор — Москва
Виктор Солкин
Станислав Щигорец

      
    Содержание

  • Приветственное слово Посла АРЕ в РФ д-ра Рауфа Саада
      

    Введение

  • Виктор Солкин (Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ», Москва) Петербургские сфинксы: история приобретения и общий анализ памятников.
      
  • Станилав Щигорец Петербургские сфинксы: реставрация и характеристика обработки поверхности памятников.
      
  • Андрей Булах, Анатолий Золотарев, Альбина Доос, Станислав Щигорец (СПбГУ) Зарисовки и картограммы состояния памятника.
      
  • Виктор Солкин, Владимир Ларченко (Ассоциация по изучению Древнего Египта «МААТ», Москва) Аменхотеп III: личность, эпоха и «стиль» цивилизации.
      
  • Хуриг Сурузян, Райнер Штадельманн (Европейская Миссия храма в Ком эль-Хеттан) «Храм, что принимает Амона и возвышает его красоту»: Колоссы Мемнона и заупокойный комплекс Аменхотепа III в Ком эль-Хеттан (западные Фивы). Археологические исследования и консервация.
      
  • Бетси Брайан (Университет Дж. Хопкинса, Бэлтимор) Аменхотеп III и мемфисская теология. Царская скульптура и изображения богов.
      

    Приложения

    1. Иероглифические надписи на сфинксах. Восточный сфинкс. Западный сфинкс.
    2. Результаты оценки состояния восточного и западного сфинкса до и после реставрации (авторы методики — О. Франк-Каменецкая, В. Маругин).

      
  
Назад в библиографию...
    Техническая поддержка: Сергей Трилис, Максим Яковлев © Ассоциация «МААТ», 2001–2013